Семь кругов

Детская больница — на самом деле очень печальное место. Не потому, что там плохие врачи или старые облезлые стены, вовсе нет — после программы модернизации наша Детская областная приобрела более-менее цивилизованный вид, да и специалисты в ней появились неплохие. Детская больница — это место, где дети болеют и плачут, и видеть и слышать это очень тяжело. 

Но, увы, если у вас в семье есть ребенок, то избежать госпитализации, наверное, вряд ли удастся. Переломы рук, ног, ушибы, воспаления и прочие аппендициты хоть раз в жизни не оставляют шанса проскочить мимо комплекса старых немецких зданий в районе ул. Дмитрия Донского. И тогда придётся несколько дней провести в единственном в области детском медицинском учреждении.

Мне самой довелось побывать в ДОБ однажды много лет назад — провести три дня в реанимации, а потом неделю — в палате второй хирургии больницы. Помню тогда доски, которые клали между кроватями, потому что детям негде было лежать после операций. И маленькую двухлетнюю девочку на большой кровати — её почему-то оставили в больнице без мамы. Вроде бы в перестроечные времена родителям быть рядом с маленькими детьми не полагалось.

С тех пор действительно много что изменилось в лучшую сторону. Я убедилась в этом, когда в июне выяснилось, что моей дочери-школьнице необходима плановая операция. «Доктор у вас очень хорошая — молодой специалист, пригласили сюда работать из Москвы. Всё будет хорошо», — заверяет меня хирург в детской поликлинике. Забегая вперед, скажу, что операция действительно прошла успешно, врачи всё сделали замечательно. Но сначала выяснилось, что для госпитализации нужно пройти семь кругов бюрократического ада.

Чтобы записаться к хирургу в поликлинике, нужно брать талончик в электронной регистратуре. С одной стороны очень удобно — можно выбрать нужные тебе дату и время. С другой — доктор в поликлинике работает в те же часы, что работаешь и ты. «Один раз пропущу — ничего страшного, поймут», — думается мне. Зря. Выясняется, что хирург отправляет нас в поликлинику Детской областной больницы к доктору, который будет делать операцию, а этот доктор тоже работает в стандартное время.

Хирург в поликлинике выписывает мне зеленое направление и говорит, что его нужно подписать в регистратуре. Старший регистратор с подозрением смотрит на зеленую бумажку, идёт к хирургу, чтобы убедиться, что нас направляют в больницу не зря, после чего заверяет направление у главврача и отправляет меня в другое окошко поликлиники ставить печать на бумажку.

Хирург в Детской областной больнице, посмотрев ребенка, соглашается, что операция нужна, причем откладывать её не стоит, и направляет на компьютерный томограф (КТ). В кабинете КТ дочь записывают на исследование на ближайшую пятницу. «Но вам нужно взять направление в поликлинике на прохождение компьютерной томографии. Иначе никак», — предупреждают врачи в кабинете.

Приходится возвращаться в поликлинику за очередным направлением. «Берите талон на приём к хирургу, он выпишет вам направление, заверите в регистратуре и у заведующей», — безапелляционно сообщает девушка из поликлинического «стола справок».

«Но сегодня вторник, я уже пропустила полдня. Хирург принимает в четверг, мне придётся к нему идти за бумажкой, а потом в пятницу опять идти на КТ в Детскую областную… Почему нельзя наладить прямую связь с Детской областной больницей и выписывать эти направления автоматически, раз нас уже туда отправили? Работать мне когда, если я только за бумажками буду бегать в поликлинику?» — не выдерживаю я. Девушка из «стола справок» даёт понять, что это не её проблемы.

После того, как ребенку делают томографию, история повторяется — чтобы попасть на приём к доктору из Детской областной больницы, нужно опять брать талончик к поликлиническому хирургу, брать у него зеленое направление, заверять у заведующей и проч. В Детской областной мне выдают список анализов и процедур, которые требуется пройти за неделю до госпитализации… и вновь отправляют в поликлинику по месту жительства. В поликлинике — вновь визит к хирургу, затем — к педиатру, затем — кабинеты, анализы и обследования. Чтобы пройти все эти круги, пришлось практически брать на работе отпуск за свой счёт.

Эту тему я потом подняла во время встречи врио губернатора Николая Цуканова с главврачами региональных больниц. Встреча, напомню, проходила в закрытом режиме. Но перед тем как отправить прессу «погулять», Николай Цуканов поинтересовался проблемами, с которыми сталкиваются журналисты. 

Я рассказала. Рассказала, что родители детей вынуждены бегать между поликлиникой и больницей за бумажками, хотя поликлиника и больница вполне могли бы наладить между собой электронный обмен направлениями. Рассказала, что ребенка, которого уже точно направляют на госпитализацию в Детскую областную больницу, посылают сдавать многочисленные анализы и проходить специалистов в поликлинику, что специалисты и анализы принимают в разное время, но всё это нужно успеть сделать за неделю. И спросила, почему нельзя отправлять таких детей сразу в диагностический центр ДОБ, где бы им проводили все исследования в одно время и в одном месте. 

Врио министра здравоохранения Вероника Карташова признала, что претензии справедливые и всё должно измениться. Вероятно, даже в ближайшее время.

Но для меня принципиальный ответ на эти вопросы был очевиден заранее: вся эта нервотрёпка и бумажная волокита — прелести так называемого «одноканального финансирования», когда деньги за пациентов получают поликлиники, которые затем расплачиваются за «оказанные медицинские услуги» с больницами. Зачем поликлинике отдавать больнице 200 рублей за какой-то анализ, если эти деньги можно оставить себе, отправив ребёнка в местную лабораторию? О том, что ребенку и его родителям это элементарно неудобно и куда проще пройти всю предгоспитализационную подготовку в одном месте и в одно время — в Детской областной больнице — разве это кому-то интересно? Ведь в нынешней социальной системе на первом месте «зарабатывание денег». Этот термин в нашей системе здравоохранения вошёл в обиход еще во времена экс-губернатора Георгия Бооса. Больницы и поликлиники должны теперь деньги зарабатывать и оказывать услуги, вместо того чтобы просто лечить людей и детей.

И кому сейчас есть дело до того, что к поликлиникам приписано гораздо больше пациентов, чем они в принципе могут обслужить? Кому интересно, что в своё время, в том числе и из-за этого эксперимента с одноканальным финансированием, была пущена «под нож» бывшая больница рыбаков (Медсанчасть № 1) на Дмитрия Донского, здание которой уже который год приходит в упадок?

Кстати, по поводу этого здания — история отдельная. Несколько лет назад корпус бывшей Медсанчасти №1 отдали Детской областной больнице. В части помещений сделали ремонт и открыли там диагностический центр. В рамках программы модернизации установили современные томографы (один из которых, кстати, уже несколько месяцев не работает). Правда, теперь, чтобы сделать обследование ребенку, который лежит в стационаре и не может двигаться, приходится везти его на машине из старого корпуса ДОБ в корпус нового диагностического центра.

Однако остальная часть здания бывшей Медсанчасти понемногу приходит в упадок. В то же время хирургический стационар Детской областной больницы располагается в здании 1913 года постройки — палаты тесные, на нескольких квадратных метрах на кроватях, между которыми проскользнет разве что мышка, лежат по несколько детей и их родителей. Операционные, как признавалась замглавврача детской областной с 40-летним стажем Яна Орехова, расположены в приспособленном помещении — старом немецком сарае. И это всё при том, что в нескольких метрах было некогда добротное и приспособленное для больницы здание. Которое теперь, наверное, вряд ли на что годится. 

Но у хозяев области не нашлось то ли желания, то ли денег, чтобы в своё время привести здание Медсанчасти в порядок, перевести туда операционные, сделать, в конце концов, из Детской областной лучшую больницу области. Хотя вопрос, наверное, не в деньгах. Ведь удалось же региональным властям включить в Федеральную целевую программу реконструкцию взрослой клинической больницы. А вот детской медицине так, как взрослой не повезло. Да, ремонт сделан. Да, чистенько, есть даже хорошие специалисты. Но, увы, до самых высоких стандартов очень далеко.

В этой связи вспоминается мне бывший главврач Детской областной ныне покойный Сергей Шишкин, возглавлявший медучреждение в течение 23 лет. В 2010 году после январского митинга он вышел за трибуну на заседании некого координационного совета по медицине и откровенно, не побоявшись строгого взора Георгия Бооса, сказал: «Во всех государствах и городах власти стараются в первую очередь привести в порядок детские больницы. А у нас она чуть ли на последнем месте». С тех пор прошло пять лет, но детская медицина у нас по-прежнему не в приоритете, и вспоминают об её проблемах только после громких скандалов. Зачем? Ведь локомотивом развития региона, по мнению президента, станет КВН. Куда уж тут думать о здоровье и удобстве детей. Главное — успеть вовремя пошутить и засмеяться.

Оксана Майтакова

Комментировать (18)

Комментарии

prealoader
prealoader