В поисках лохов

На прошлой неделе мне позвонила теща моего приятеля. 65-летняя женщина была чудовищно подавлена. Выяснилось, что она попалась на уловку одного из «салонов красоты» и после визита на бесплатный сеанс поддалась на уговоры «принимающей» стороны, подписав кредитный договор на приобретение косметики за 70 тысяч рублей.

«Я сама не знаю, как это произошло: я была как в тумане. Девушка, которая со мной занималась, убеждала меня, как я помолодела и похорошела и что если я куплю косметику, то жизнь моя изменится», — сквозь слезы рассказала она. На следующее утро после визита в «салон красоты» женщина поняла, что чемоданчик с кремами, за который она выложила десятки тысяч рублей, того не стоит. И что косметика эта ей в общем-то и не нужна.

После звонка пожилой женщины я обратилась за помощью к юристам, однако они сообщили, что элитная косметика — это совсем не то, что дорогостоящая бытовая техника. По российскому законодательству косметика возврату и обмену не подлежит. Юристы посоветовали побыстрее расторгнуть кредитный договор и написать письмо о расторжении договора с самим «салоном красоты». Но все оказалось безуспешно: в банке женщину отправили восвояси, заявив, что договор составлен таким образом, что все дела покупатель должен решать с самим «салоном». Понятно, что и в «салоне» деньги вернуть отказались. Доказать, что на женщину было оказано психологическое воздействие, оказалось невозможно.

Признаться, я ожидала услышать историю с покупкой элитной косметики от кого угодно, но не от жизнерадостной женщины с двумя высшими образованиями и весьма активной жизненной позицией, которая совершенно не выглядит на свои 65. О печальных историях про покупку дорогой косметики не писал разве что ленивый на протяжении последних нескольких лет. Однако выяснилось, что теща приятеля оказалась в числе тех, кто о подобных «разводах» обывателей со стороны «салонов красоты» не слышал. И, судя по всему, таких обывателей в нашей стране и области еще очень-очень много.

В первый раз я столкнулась с этими ребятами года четыре назад — тогда они еще приходили демонстрировать достижения в области косметического омоложения на дом. Мне сначала позвонили из некого салона. Сообщили, что мой телефон им дала моя приятельница, чтобы я получила бесплатный сеанс красоты. О'кей, я согласилась. Ко мне домой пришла милая девушка с чемоданчиком. Долго мазала меня всякими кремами из всевозможных баночек, однако эффекта в зеркале я так и не увидела. «Ну это, наверное, потому что вы и так ходите в салоны красоты, — расстроено предположила она. — Вот сколько вы на них тратите? Наверняка наша косметика в итоге окажется дешевле!» Но выяснилось, что на ежемесячные походы к косметологу я расходую в десятки раз меньше, девушка ушла опечаленная с полным чемоданчиком баночек с кремами и без денег. Правда, перед этим она попросила меня дать ей несколько номеров телефонов моих подруг, чтобы предложить им аналогичную услугу. Телефоны я дала, но после перезвонила подругам и предупредила: на сеанс согласиться можно, но косметику покупать не стоит.

Признаться, озвученная стоимость чемоданчика с кремами повергла меня в шок и недоумение по поводу того, что находятся люди, готовые платить десятки и сотни тысяч рублей за нечто, вместо того чтобы хотя бы раз в месяц сходить к косметологу в парикмахерскую и отдать за это пару тысяч. Однако, по всей видимости, за последние четыре года бизнес подобных салонов развился настолько хорошо, что девушки перестали ходить с чемоданчиками по квартирам, а в Калининграде появилось несколько весьма крупных центров, окучивающих обывательниц, стремящихся омолодиться и похорошеть. Один из таких салонов несколько лет назад регулярно оставлял вакансии в разделе «Работа Нового Калининграда.Ru» и регулярно же подвергался бану, пока у сотрудников салона, по всей видимости, не иссякли свободные номера телефонов для регистрации в разделе.

Летом этого года я решила сходить в один из таких салонов, чтобы посмотреть, многое ли изменилось в этом косметическом бизнесе. Звонившая по телефону девушка попросила меня взять с собой паспорт (якобы чтобы свериться со списком приглашенных). Итак, меня ждали в здании недалеко от центра города. Вывески там не было, но стояла охрана. Охранник проверил паспорт и отправил меня наверх по лестнице. Передо мной открылся огромный холл площадью метров 300 квадратных с большими зеркалами, цветами в кадках, столиками и бесплатной «Кока-колой». На диванчиках сидела пара десятков женщин разных возрастов (в основном за 50). Туда-сюда сновали разные люди, в зале грохотала какая-то быстрая музыка, которая мешала сосредоточиться и расслабиться.

Ко мне подошла милая девушка в халатике, представившаяся Эллой, и отвела в кабинет. Кабинет был отделен от других помещений тонкими стенами, не достававшими до потолка. В нем находились косметологическая кровать, столик с косметикой, зеркало и камера видеонаблюдения. Поскольку помещение не было изолировано от соседних, в нем также громыхала быстрая музыка и доносились разговоры из соседних помещений, в которых прочие косметологи убеждали своих жертв, будто все замечательно, здорово и хорошо.

«Ой, как здорово, что вы пришли! Это так замечательно! Вы так прекрасно выглядите! А кем вы работаете? У вас есть дети? Так удивительно, что вы сегодня с нами!» — начала обрабатывать меня девушка. Вкупе с громкой музыкой все это мешало сосредоточиться, отнимало силы, и уже на пятом восторженном восклицании я попросила девушку остановиться. «Покупать вашу косметику я не буду. Я пришла посмотреть, как вы тут работаете и почему у вас столько народу. Так что можете не стараться», — сказала я ей. Девушка поняла меня с первого раза. Она рассказала, что на самом деле приехала в Калининград вместе со своим мужем из другого региона, является тренером по танцам и пошла работать в салон в надежде учить детей танцевать. «Тут открыт клуб красоты, в него приходят женщины заниматься йогой и танцевать. Я рассчитывала, что буду заниматься именно этой сферой деятельности, но меня отправили окучивать клиентов, — рассказывала девушка. — Нам пообещали, что если мы продадим кому-нибудь косметику, зарплата будет хорошей. И в перспективе возможна путевка в Гоа». 

Девушка призналась, что косметика, конечно, не стоит тех денег, что за неё просят. «Я прекрасно понимаю, что это принцип сетевого маркетинга — в стоимость кремов вкладываются все дополнительные издержки: бонусы сотрудникам, аренда просторных помещений и т. д. и т. п. В процессе разговора Элла предупредила меня, что все происходящее в кабинете записывается на камеру видеонаблюдения, поэтому нужно делать вид, будто я очень рада её работе. «Иначе у меня могут возникнуть сложности», — вздохнула она. Для меня стало очевидным, что подобные «салоны красоты» ищут не только легковерных клиентов, но и таких же точно сотрудников.

В конце концов, Элла подвела меня к зеркалу. «Ну, конечно, особого эффекта от косметики не видно, — сказала девушка, улыбаясь в камеру. — Но если вы напишете, что есть, буду очень признательна». Я поставила галочки во всех необходимых квадратиках анкеты. После чего к нам в кабинет зашла местный менеджер. Менеджеру я сообщила, что купить косметику, увы, не имею возможности, поскольку у меня на это нет денег. «Но мы предлагаем замечательные условия кредитования!» — пыталась удержать потенциального клиента менеджер. И тут мне стало понятно, зачем меня просили взять с собой паспорт — чтобы можно было оформить кредит «не отходя от кассы». Пришлось дать отпор и сказать, что кредитов у меня достаточно и финансовое неблагосостояние не позволяет брать еще один. «Но вы же хотите быть красивой! Это же так важно! Это же так здорово! Неужели ваша внешность для вас не важна?» — перешла в наступление менеджер. Но я не сдавалась, и в конце концов меня отпустили. 

Из «салона красоты» я уходила уставшей и опустошенной, в голове продолжала греметь музыка, звучавшая в кабинете. Мимо меня на улицу прошла пожилая женщина с отсутствующим выражением лица и чемоданчиком в руке. И мне было её жаль.

Оксана Майтакова

Комментировать (49)

Комментарии

prealoader
prealoader