Не нужен нам берег Янтарный

Кого считать соотечественниками, а кого единомышленниками и стоит ли российским немцам возвращаться в Россию из Германии?

В конце 2007 года, в сопровождении свиты министров областного правительства, чиновников и охранников в Берлине, Лейпциге, Киле и Гамбурге побывал губернатор Калининградской области Георгий Боос. Основная цель его визита, как было объявлено, - «привлечение германских инвестиций в экономику самого западного региона России» и «встречи с соотечественниками» на предмет их «добровольного переселения в Калининградскую область».

Что касается инвестиций, то Германия, судя по публикациям в прессе, постепенно выдвигается в число главных экономических партнеров Калининграда. За шесть месяцев 2007 года внешнеторговый оборот между сторонами, в сравнении с тем же периодом 2006 года, вырос на 14,4% и составил 899,7 млн. долл. США. Экспорт достиг 134,3 млн. долл. (рост на 47,6%), импорт – 90,4 млн. долл. (рост на 125,1%). Если несколько конкретизировать эти цифры, то мы узнаем, что 75% всего объема экспорта товаров из Калининградской области в Германию составляет нефть и нефтепродукты. А вот в импорте значительную долю занимает продукция машиностроения – около 60% и продовольствие – 12%.

И еще характерный факт - на конец 2007 года на территории Калининградской области было зарегистрировано 374 предприятия с германскими инвестициями, что составляет 15,9 % от общего количества предприятий с иностранным капиталом. Для сравнения, Литва в «Янтарном крае России» имеет – 27,8 % от общего числа предприятий с иностранными инвестициями, а Польша – 25,6 %. Общая сумма германского вклада в уставный капитал составила 156,5 млн. руб.

И это не может не радовать – хорошо германской экономике – хорошо нам, гражданам ФРГ. Хорошо России – нам тоже приятно, ибо мы, российские немцы, искренне желаем ей процветания и успеха. Более того, многие из наших предпринимателей, как знаю, собираются или начали свой бизнес в Калининграде. Некоторые подумывают об этом.

Но вот переезжать туда на совсем, отказываясь от германского гражданства, перевозить туда свои семьи, приобретая в качестве компенсации статус «соотечественников», к этому мы, уважаемый господин Боос, не только не готовы, но это нам и не нужно. Не только даром, но даже за те 60 тысяч рублей, что соответствует приблизительно 1.700 евро, «единовременного пособия из средств федерального бюджета», предназначенные главе семьи, и «по 20 тысяч рублей каждому из ее членов», о которых вы говорили на встречах с «соотечественниками» в Германии.

Не прельщают нас и 1848 рублей, что равносильно 53 евро, «ежемесячного пособия при отсутствии дохода от трудовой, предпринимательской и иной не запрещенной законодательством Российской Федерации деятельности в период до приобретения гражданства Российской Федерации», тем более что рассчитывать на них можно «не более чем в течение шести месяцев».

Вообще эти и прочие откровения губернатора Бооса и его намерение заманить в «янтарный край России» полноправных граждан Германии, каковыми являются российские немцы, меня немало позабавило.

Чем же, кроме вышеназванных сумм, он решил нас прельстить? Тем, что мы обретем там настоящую Родину? Так нет, Восточная Пруссия никогда не была землей, на которой жили российские немцы. Это, во-первых. А во-вторых, получить ко всем нашим ярлыкам, которыми нас щедро обклеивают некоторые лживые германские политики и не менее лживые писаки, еще и звание «реваншистов» нам совершенно ни к чему.

Уверяю, откликнись мы на это предложения Георгия Валентиновича и в польской, германской, американской и прочей прессе моментально появятся статьи и комментарии о «начале ползучей оккупации бывшей Восточной Пруссии». Причем с российскими немцами в главной роли. Естественно упомянут и о германских землях, отошедших после 1945 года к Польше. Мол, их тоже намереваются заселить российскими немцами – гражданами Германии. Нам это нужно? Ни капельки!

Да и Германия, как заявил на встрече с журналистами 18 августа 2007 года, посетивший Калининград с двухдневным визитом уполномоченный правительства ФРГ по делам переселенцев Кристоф Бергнер, (Kristof Bergner) «ни приветствует, и не будет оказывать ни моральную, ни финансовую поддержку переселенцам в Россию, поскольку это противоречит государственной политике страны».

Ни слова не сказал губернатор Боос и о том, как мы, российские немцы, сможем сохранять, а в ряде случаев восстанавливать там свой язык, обычаи, культуру. Какие школы будут посещать наши дети, кто будет представлять наши интересы в областной Думе, и, что самое главное, даже не вспомнил о реабилитации российских немцев, т.е. окончательного снятия с нас лживых обвинений в коллаборационизме. А без этого мы никогда не чувствовали и не будем чувствовать себя в России равными.

Конечно, Указ о реабилитации – ни в его компетенции. Это мы понимаем, но сказать, допустим, что я знаю вашу историю, знаком с вашими проблемами и поэтому буду в меру своих сил и возможностей лоббировать принятие российским правительством и Думой соответствующего решения, он мог. Значит, не знает, не хочет, не может.

Вообще, прежде чем отправляться в Германию за «соотечественниками», я бы посоветовал губернатору Боосу пусть бегло, но ознакомиться с Манифестами, Указами и Законами русских царей, касающимися привлечения в страну иностранцев. Взять хотя бы наиболее известный Манифест Екатерины Великой «О дозволении всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых Губерниях они пожелают и о дарованных им правах» от 22 июля 1763 года. Цитирую с сохранением стиля по книге «История российских немцев в документах», (М. МИГУП., 1993г.):

Императрица Екатерина II«…Мы соизволяем: всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно, а желающим, не в городах, но особыми на порожних землях, поселиться колониями и местечками, строить церкви и колокольни, имея потребное число притом пасторов и прочих церковнослужителей… Не должны прибывшие иностранцы на поселение в Россию, никаких в казну Нашу податей платить, и никаких обыкновенных ниже чрезвычайных служеб служить, равно постоев содержать … Всем иностранным, прибывшим на поселение в Россию, учинено будет всякое вспоможение и удовольствие; склонным к хлебопашеству или другому какому рукоделию, и к заведению мануфактур, фабрик и заводов, не только достаточное число отведено способных и выгодных к тому земель, но и всякое потребное сделано будет вспоможение по мере каждого состояния, усматривая особливо надобность в пользу вновь заводимых фабрик и заводов, а иначе таких, коих в России еще не учреждено… На построение домов, на заведение к домостроительству разного скота, на потребные к хлебопашеству и к рукоделию всякие инструменты, припасы и материалы выдано будет из казны нашей потребное число денег без всяких процентов, но с единой заплатою, и то по прошествии десяти лет, в три года по равным частям… Поселившимся особыми колониями и местечками, внутреннюю их юрисдикцию оставляем в их благоучреждение, с тем, что Наши начальники во внутренних распорядках никакого участия иметь не будут. Если же иногда сами пожелают от Нас иметь особую персону для опекунства, и для безопасности своей и охранения, пока с соседственными жителями опознаются, то им дано будет… Поселившиеся в России иностранцы, во все время пребывания своего, ни в военную, ни в гражданскую службу против воли их определены не будут, кроме обыкновенной земской и то по прошествии предписанных льготных лет… Явившиеся иностранцы в учрежденной для их канцелярии опекунства, или в прочих пограничных наших городах, коль скоро объявят желание свое ехать на поселение внутрь России, то даны им будут как кормовые деньги, так и подводы, безденежно до намеренного им места…».

И это только малая часть «прелестных» пунктов, из адресованного преимущественно гражданам Германских княжеств Манифеста российской Императрицы. Другой разговор, что значительная их часть вскоре была отменена, ибо положение немецкой общины в России всегда зависело не только от внутреннего ее развития, не только от законов и установлений, адресованных правительством исключительно ей, но и от потока внешне и внутриполитических событий. Впрочем, давайте возвратимся в наше время.

Российских немцев, оказавшихся по воле советского правительства в «местах вечной ссылки» в том числе в Киргизии, Таджикистане, Узбекистане, Туркмении и Казахстане, да частью там и застрявших – в Германию с 2005 года уже не принимают. А в Россию, если и впускают, то весьма неохотно и в регионы более похожие на новую ссылку. По различным оценкам, в Средней Азии и Казахстане этнических немцев осталось от 300 до 350 тысяч. Причем, в подавляющем большинстве – это квалифицированные рабочие, сельские труженики, представители технической интеллигенции, т.е. именно те в ком сегодня так нуждается развивающаяся экономика Российской Федерации.

Так почему бы их не вызволить из обретших независимость мусульманских государств, продолжающих строить не самую приемлемую для христиан «исламскую демократию», создав благоприятные условия для переезда в ту же Калининградскую область? Пусть не всех, а тысяч двадцати-тридцати. Тем более что у подавляющего большинства немцев супруги по национальности русские, украинцы, белорусы, т.е. братья-сестры славяне. Глядишь, и в Поволжье эту инициативу поддержат. Ведь кто-то же должен спасать умирающее там сельское хозяйство, восстанавливать гибнущее производство, прокладывать дороги и обустраивать деревни. Говорю об этом вовсе не для красного словца.

В ноябре 2007 года в Поволжье побывала делегация Землячества немцев из России (штаб-квартира находится в Штутгарте), в состав которой входил Вальдемар Акст.

- Мои родители, - говорил он мне по возвращению в Мюнхен, - часто вспоминали Волгу, родное село Орловское, то, как они там жили. И выходило по их словам, что нет места лучше, благодатнее и приветливее, нежели это самое Орловское. Незадолго перед смертью отец, звали его Христиан Христианович, сказал: «Вальди, мне, как видно не судьба, а уж ты или Андреас (другой сын - А.Ф.) обязательно съездите на Волгу, найдите наш дом, сходите на кладбище, где лежат ваши дедушка с бабушкой».

И вот такой случай представился – побывал я в Орловском, что в 30 километрах от Маркса, но нашего дома не нашел, хотя некоторые немецкие дома сохранились. И могилок не нашел, так как нет там теперь ни немецкого кладбища, ни кирхи, ни садов. Но не это меня расстроило, а беспробудная нищета, в которой живут и в Орловском и в других деревнях люди… Как хорошо, что отец с матерью не увидели и не увидят всего этого.

Помолчав, Акст добавил:
- А еще теперь задумываюсь: Чем провинился перед Богом этот народ? За что наказан он такой тяжкой жизнью?..

Ну а я, выслушав его, подумал о том, что давно ведь доказано - не были российские немцы не предателями, не врагами, не коллаборационистами… Депортировали их и подвергли репрессиям, мягко выражаясь, ошибочно. Так почему, если официально извиниться властям гордость не позволяет, то хотя бы просто не помочь немцам переселиться-возвратиться из среднеазиатских республик и Казахстана на Волгу?

Ведь, прежде всего, от этого выиграет Российская Федерация, чье население, судя по официальной статистике, ежегодно сокращается едва не на миллион. Да и российские немцы, живущие на своей прародине в Германии, а также в США и Канаде, уверяю, непременно поддержат это благое дело экономически и морально.

И уж коли, мы заговорили о помощи «соотечественникам», то, конечно, сохранение русских школ, придание статуса государственного русскому языку в Эстонии, Латвии, Литве, Украине – дело важное, но помощь в переселении тех же русских из среднеазиатских республик и Казахстана в Россию, смею утверждать – куда как важнее. Тем более что из Прибалтики, да и той же Украины в Россию никто, как понимаю, особо не рвется, а вот из мусульманских республик готовы хоть завтра переехать десятки, если не сотни тысяч.

Борис Викторович Раушенбах Вспоминаю, как великий российский ученый и мыслитель Борис Викторович Раушенбах однажды рассказал о беседе, состоявшейся между ним и последним генсеком ЦК КПСС Михаилом Горбачевым незадолго перед кончиной Советского Союза. Цитирую, по записи в дневнике сделанной в сентябре 1994 года, когда Борис Викторович приезжал в Германию по приглашению Мюнхенского университета.

В мае 1991 года группу немцев-активистов, добивавшихся восстановления нашей республики на Волге, а также руководителей Саратовского и Волгоградского обкомов КПСС, пригласили в Кремль, к Михаилу Горбачеву на совещание. Часа два с лишним отняла обычная говорильня ни о чем конкретном. Потом Горбачев сказал, что уже прошло много времени, и объявил перерыв на 30 минут.

Раушенбаха, обкомовцев и еще человека три-четыре он пригласил попить чай в заднем кабинете. Они там пили чай с печеньем и продолжали разговор уже не в официальном, а в узком кругу. И из этого разговора Раушенбах понял, что ничего генсек с обкомовцами сделать не может. Горбачев слишком слаб – обкомовцы его не слушаются, а на все его вежливые доводы и правильные слова только ухмыляются. Им плевать на них, потому что они его давно не боятся, как боялись, к примеру, Хрущева, Брежнева не говоря уж об Андропове. Главы Саратовской и Волгоградской областей опасались, что если примут решение воссоздать Немреспублику, то от их вотчин отрежут территории. И в результате они будут руководить маленькими региончиками. Соответственно упадет их авторитет и доход, а нынешние коллеги возвысятся над ними.

Улучив момент, Раушенбах обратился к Горбачеву и обкомовцам со словами: «Если вы считаете, что республики не будет, объявите об этом. Это будет честно. Мы поймем, и все кто хочет, уедет в Германию». Но они в ответ стали лепетать всякую ерунду, мол, не нужно рубить с плеча… Необходимо время, чтобы подготовить местное население к такому развитию событий, дабы избежать кровопролития… Что автономную республику или область можно создать, но позже и не обязательно в Поволжье.

На это Раушенбах возразил, что страна вступила в тяжелейший экономический кризис и поэтому ценнее всего ни золото, нефть или алмазы, а специалисты, которые в состоянии решить в том числе и продовольственную проблему. Что во всем мире и во все времена более всего ценились людские ресурсы. А советские немцы – специалисты. В том же Казахстане их живет почти миллион.

Реабилитируйте их, - убеждал коммунистических бонз, - Борис Викторович, - как другие репрессированные при Сталине народы, дайте возможность возвратиться на Волгу, и они снова превратят этот край в главную житницу России, каковой она была до революции. В противном случае большинство уедет в Германию.

Раушенбаха слушали, ему кивали, а в глазах у всех, по его выражению, была пустота. Тогда же на совещании у Горбачева Борис Викторович сказал, что нет ни единого пункта на карте страны, где бы возникла межэтническая рознь с участием немцев. Поэтому никаких межэтнических столкновений на Волге не будет, если их конечно не спровоцируют. И еще он сказал, что природа не терпит пустоты: не хотите немцев – получите Кавказ…

…И ведь получили. По полной программе. С удручающим постоянством российское телевидение, газеты, радио рассказывают о том, как очередные выходцы из Азербайджана, Дагестана, других кавказских республик, обратили в рабство жителей очередной «Богом забытой» российской деревни. Причем не в переносном, а в прямом смысле этого слова. Как за миску баланды те, осыпаемые побоями, по 14-16 часов работают на фермах и плантациях, а спят, прикованные цепями в сараях рядом со скотиной. Как «не замечают» этого, «купленные оптом и в розницу» тамошние чиновники и сотрудники правоохранительных органов.

Сегодня, продолжая мысль Бориса Викторовича, осмелюсь предположить: не создадите благоприятных условий для массового возвращения европейцев из мусульманских республик в Российскую Федерацию, не восстановите республику на Волге, дабы немцы увидели в ней будущее для своих детей и внуков – получите в придачу к Кавказу еще и Китай со всеми вытекающими отсюда прелестями.

Ну а на нас, живущих в Германии, время лучше не тратить, тем более что из России мы не сбежали, а возвратились после долгого путешествия в свой отчий дом, покидать который более не собираемся.

Что же касается России, то мы искренне желаем ей процветания, счастья, а ее лидерам - благоразумия.

Источник: Международная Федерация русскоязычных писателей (МФРП)

На правах рекламы