Смогут ли СРО проектировщиков обеспечить безопасность и качество?

Качество объектов капитального строительства вызывает все больше нареканий со стороны экспертов. С момента вступления в силу Градостроительного кодекса РФ количество организаций, занимающихся проектными работами, в нашем регионе выросло в несколько раз. Однако при этом качество их услуг значительно ухудшилось, считают строители. Мы попытались выяснить, насколько в этом виноваты проектировщики и кто в конечном итоге отвечает за качество возводимых в Калининграде зданий.

Система дала сбой

Проблема возникла в начале девяностых годов прошлого века. Заказов у проектировщиков было очень мало, соответственно и зарплата – низкая. Многие этого не выдержали, ушли в коммерческие структуры или вообще сменили специальность.
Так, практически распались крупные институты, а с течением времени потребность в проектировании все увеличивалась. В результате появились небольшие ООО, ЗАО, которые нанимали специалистов и пробовали что-то проектировать. Амбиций было много, опыта – никакого, соответственным стало и качество проектов. У некоторых крупных институтов с уходом профессионалов качество работы также ухудшилось. За эти годы произошел разрыв поколений. В проектных институтах сегодня работают либо очень пожилые люди (хотя никто не ставит под сомнение их профессионализм, но в силу возраста им уже довольно сложно угнаться за современными технологиями), либо совсем молодые ребята, которым нужно еще лет пять, чтобы стать нормальными, крепкими проектировщиками. К тому же существовавшие ранее единая централизованная техническая политика и система проектирования были нарушены с распадом крупных всесоюзных проектных институтов. Конечно, существовали плюсы и минусы в такой централизации. Но главное в том, что проектные институты обладали нужной проектировочной информацией. В последние годы мы наблюдаем резкий рост технического прогресса, на рынке постоянно появляются новые технологии, электротехническое оборудование... И проектировщикам приходится буквально на ходу перестраиваться, заново учиться, чтобы не отстать от жизни.

Где нормативная база?

Одно из важнейших условий качественного проектирования – состояние нормативной базы. Система технического регулирования в строительстве по сей день практически остается слабым звеном. По сути разработаны два технических регламента: «Безопасность зданий и сооружений» и «Безопасность строительных материалов» – вот и все регуляторы качества. Поэтому приходится жить старыми наработками – существующими строительными нормами и правилами, пока не вступят в силу соответствующие технические регламенты. Новых технологий проектирования нет в принципе. Единицы специалистов смогут объяснить, как вести инженерные расчеты. В основном пользуются типовыми решениями и таблицами. Проектирование в строительстве – процесс сложный, поэтому безукоризненного исполнения документации во всех ее аспектах добиться не всегда удается – проблемы качества проектной документации, очевидно, будут существовать всегда.
Еще одна сложность заключается в том, что на сегодня существует несколько государственных организаций, которые выпускают свою нормативную документацию. Если раньше существовал Госстрой, который координировал выпуск нормативной документации, то сегодня по существу каждое ведомство выпускает свои документы, которые нередко противоречат друг другу. В условиях подобной неразберихи эксперту приходится брать за пример самые жесткие нормы, чтобы обезопасить себя. В итоге завышаются требования к тем или иным правилам проектирования, что усложняет и удорожает проект.

Что порой происходит?

– Заказчик хочет получить дешевый и качественный проект в короткие сроки, – говорит главный исполнительный директор ОАО «Калининградпромпроект» Олег Пасека. – Но в условиях нынешней нормативной базы быстро сделать проект достаточно сложно. Это связано с большим объемом проектной документации. Далее идет длительная стадия различных согласований. Продолжительность экспертизы проектов составляет три месяца. Поэтому в лучшем случае сроки разработки достигают 5-6 месяцев. За это время можно получить положительный результат – полностью утвержденный проект. Это в идеале. В тех же случаях, когда проект заметно сложнее, сроки достигают года. Это объективная реальность, от которой никуда не деться. Стоит отметить, что в советское и постсоветское время были разработаны нормативы продолжительности проектирования, которые сегодня не принимаются во внимание. Нельзя требовать качества проектных работ, пренебрегая технологией проектирования. В проектировании, как и в строительстве, есть свои технологические процессы, которые должны выполняться в определенные сроки (так же, как асфальтирование или бетонирование). И нарушение этих сроков приводит к браку. А заказчики часто требуют разработать документацию в гораздо более короткие сроки. Иногда проект предлагается сделать за полмесяца. Часто исполнитель попадает в такие условия, что говорить об идеальном качестве не приходится – достаточно обратить внимание на тендеры, которые проводят областная и городская администрации. Заказчик сам создает предпосылки для некачественного выпуска документации.
Недопустимо, я считаю, стремление экономить деньги любыми способами, – продолжает Олег Пасека. – Ведь погоня за сроками выливается в просчеты при строительстве. Учитывая то, что существует экспертиза проекта, каких-то фатальных ошибок удается избежать. Дом, грубо говоря, не рухнет, но может возникнуть масса мелких проблем. Может пострадать утепление, или вентиляция будет работать недостаточно эффективно, что тоже малоприятно. Хотя случаев, когда в результате такой вот неоправданной экономии проваливается крыша, тоже предостаточно.

Кто несет ответственность за качество проекта?

Более действенным регулятором качества уже сегодня стал закон о СРО, который, во-первых, сыграл роль фильтра, пропустив на рынок только сильные проектные организации, а во-вторых, предусматривает коллективную ответственность за работу каждого своего члена за счет создания компенсационного фонда и системы личного и коллективного страхования имущества. Время покажет, насколько подобное страхование эффективно в условиях России вообще и в регионе в частности. Сегодня положение о страховании в СРО дорабатывают. В том виде, в котором оно существует, предполагается страхование рисков нанесения материального ущерба при производстве строительных работ только третьим лицам и в течение года после сдачи объекта, и застраховать объект от прямых убытков при возникновении страховой ситуации может лишь заказчик, которому это и невыгодно, и неинтересно. В итоге получается, что для проектировщика страхование риска прямых убытков при случайных ошибках в проекте дольше, чем на один год, невозможно. В общем, механизм саморегулирования у нас пока еще отработан не до конца. К тому же не стоит забывать, что ответственность за качество кроме проектировщика несет заказчик. Ведь на стадии проектирования процесс не заканчивается, есть еще реализация: любой проект делается в интересах некоего заказчика. И очень важно, чтобы у заказчика были ресурсы, в том числе квалифицированные кадры. Именно служба заказчика обязана предварительно перед подачей на экспертизу смотреть документацию, и потом уже при реализации проекта она должна отвечать за качество возводимых зданий. В Градостроительном кодексе РФ заказчику уделяется серьезное внимание. Если со стороны может показаться, что заказчик — это тот человек, который подписывает формы 2 и 3 на оплату работ, то на самом деле это не так. К сожалению, многие проектировщики констатируют, что заказчик не всегда добросовестно подходит к своим обязанностям. Он может сэкономить на материалах, механизмах, рабочей силе, том же проектировщике. Так что основную ответственность за качество несет заказчик.

Что мешает качественному проектированию?

Наибольшее количество замечаний, по мнению проектировщиков, приходится на стадию разработки сметной документации. Сегодня, к сожалению, сметно-нормативная база в строительстве весьма многогранна и изменчива. Есть ряд трактовок, которые каждый понимает по-своему. Например, сложности вызывает работа с расценками и прайс-листами: их постоянно приходится запрашивать, а некоторые поставщики на это не идут по тем или иным причинам. Подобные моменты – причина головной боли проектных организаций. Поскольку в разработке проекта принимает участие большое количество людей, то сбои и недоработки не исключены, тем более что документальная составляющая проекта усложняется с каждым годом. Последние пятнадцать лет появляются те или иные дополнительные требования к проекту, нормативная база ужесточается, однако, как это ни парадоксально звучит, при этом страдает качество проектов. Весомую долю сложностей создал период перехода на различного рода регламенты. С появлением каждого возникают новые требования, за которыми тоже нужно успеть уследить.
По мнению Олега Пасеки, самые весомые замечания приходятся на пожарную безопасность. С выходом нового пожарного регламента требования ужесточились. Не последнюю роль сыграл ряд инцидентов в развлекательных заведениях страны, широко освещенных прессой.
Также очень много проблем возникло в связи с новым Водным кодексом. К примеру, многие нормативные расстояния в городе попросту не выдерживаются – это требует длительных процедур согласования, разрешений и так далее. С этим сталкиваются едва ли не все проектировщики.

Где выход?

Какой же выход можно предложить в условиях постоянной изменчивости нормативной базы и ее сложности? Олег Пасека считает, что, во-первых, необходим орган, который координировал бы работу по созданию нормативной документации, дабы не было разночтений и противоречий действующему законодательству. Ранее Госстрой выполнял эту функцию, так почему бы сейчас не создать аналогичную структуру?
Во-вторых, сегодня нужно идти по пути унификации нормативной документации с Евросоюзом:
– Иностранные инвесторы приходят со своими проектами, и тут же выясняется, что они здесь непригодны, поскольку не соответствуют каким-то требованиям. Практически сегодня иностранный проект привязать на территории России без внесения существенных изменений невозможно в силу различий в законодательстве. У нас другое пожарное законодательство, другие санитарные нормы – кстати, более жесткие, чем европейские. Поэтому России надо двигаться по пути унификации. Сейчас идут разговоры о том, что наша документация постепенно должна быть гармонизирована в соответствии с еврокодами. Белоруссия уже взяла на себя определенные обязательства в этой части. Это, наверное, правильный путь.

Экспертный совет

Как вы оцениваете качество проектирования?

Сергей Камнев, руководитель государственного автономного учреждения Калининградской области «Центр проектных экспертиз»:

– О каком качестве проектов можно говорить, если крупные ведущие проектные институты фактически перестали существовать, раздробившись на маленькие архитектурные мастерские? Неудивительно, что качество проектной документации кратно ухудшилось. На рынке появились фирмы-однодневки, которые зачастую имеют лишь допуск к работам по подготовке проектной документации и юриста в своем штате. Других специалистов попросту нанимают на время. Обычно такие организации зарегистрированы в какой-нибудь квартире. Они демпингуют во время проведения тендера и выигрывают его. Естественно, оставшиеся на плаву серьезные проектные институты от этого только страдают, проигрывая тендер и не получая заказ. Страдает и заказчик – ведь качество документации оставляет желать лучшего. Конечно, мы боремся с ситуацией – часто приходится писать едва ли не по тридцать листов замечаний к проекту. В итоге на нас подают в суд.
Считаю, что необходимы более жесткие критерии отбора: деятельность фирм-однодневок нужно как-то ограничивать.

Владимир Хвостанцев, технический директор ООО «СК Монолит»:

– Все проекты разные. Наша компания занимается монолитным домостроением. Поэтому общую оценку я дать не могу. Надо же понимать, что все зависит от заказчика. А он всегда хочет сэкономить. Если говорить о жилищном строительстве, то проекты, за исключением домов суперлюкс, используются в основном типовые. Их различие – в конфигурации и отделке фасада. А промышленным проектированием мы занимаемся сами. Есть проблема в том, что на сегодняшний день сторонние проекты не всегда можно удачно адаптировать на местном уровне. Да и сам процесс проектирования растянут, очень много согласований.

Юрий Федоров, главный инженер ООО «КПД-Калининград»:

– Качество проектов в последние годы стало хуже. Это общее мнение всех наших специалистов. Раньше существовал мощный институт «Калининградгражданпроект», где были сосредоточены лучшие кадры проектировщиков. И соответственно качество проектно-сметной документации было высокое. Сейчас в Калининграде много небольших проектных фирм и фирмочек, кадровый потенциал которых не в состоянии обеспечить необходимый уровень качества проектов. Как следствие, не все вопросы хорошо проработаны, в чертежах и сметах ошибки и неточности, смежные разделы проектов плохо «увязаны» между собой, да и оформление оставляет желать лучшего.

Юрий Федяшов, генеральный директор группы компаний «Такт»:

– Трудно давать какую-либо оценку тем проектам, которые сегодня реализуются в Калининграде. Прежде всего потому, что у нас нет концепции развития города. Как следствие – отсутствуют стандарты для проектирования. Проект – это ведь не только планировка квартиры, это вся инфраструктура: стоянки, дороги, ландшафт. Конечно, заказчик требует удешевления проекта, у него же нет планки, ниже которой опускаться нельзя. О каком качестве при таком попустительстве можно говорить? А ошибки проектировщиков в сметах и расчетах – это мелочи. Они ликвидируются эволюционным путем. Сегодня проявил низкий уровень квалификации – завтра у тебя не будет заказчиков.

Федор Вальтер, директор строительной компании «Весава»:

– Мы уже давно работаем с собственной проектной группой. Причин несколько. Но главное противоречие между архитектором и застройщиком состоит в том, что архитектор хочет сделать красиво, а застройщик – оптимально. Ведь архитектора не волнует, как его идея будет реализовываться в кирпиче, насколько сложной окажется работа, сколько простоит вся его красота с башенками и эркерами. Он сделал проект, и его не интересует его дальнейшая судьба. За качество строительства отвечает застройщик. Вот мы и нашли золотую середину между красотой, качеством и стоимостью. Могу сказать, что искали долго. Хорошие проектировщики – в дефиците.

Людас Кубилюс, директор ООО «Арх-линия», архитектор и дизайнер:

– В Калининграде меня знают как дизайнера интерьеров, а вообще-то я – аттестованный архитектор Литовской Республики. Могу сказать, что в большинстве калининградских домов не учтена главная функция – планировка пространства. Отсутствует зонирование жилой территории: для мобильной жизни и релаксации. Нюансов много. Например, в некоторых квартирах межкомнатные двери примыкают к стене, в результате невозможно выстроить эргономику. А была бы дверь на 60-70 сантиметров дальше – в этом месте можно было бы поставить шкаф, и он не загромождал бы пространство. Поэтому приходится перемещать стены, если они не несущие, двери и т. д. Архитектор не задумывается над тем, куда поставить стиральную машинку. А ведь это важно, от этого зависит, сколько свободного места останется в ванной или на кухне. Отсутствие пространственного мышления – главный показатель низкого качества проектирования.

Текст: Наталья Александрова, Ростислав Щетинин
Фого: Ольга Данилова

На правах рекламы

Источник: Журнал "СтройИнтерьер"

На правах рекламы