Мама семерых детей Наталья Волкова: «Многодетные сегодня — как динозавры»

Наталья Волкова

Консультант по грудному вскармливанию, организатор клуба для родителей и многодетная мама Наталья Волкова рассказала «Детям Нового Калининграда.Ru» о том, что такое один день из жизни большой семьи, как при скромных средствах дать всем приличное образование и как сделать так, чтобы никто не был обделен маминым вниманием.

— Люди думают, что день многодетной мамы — это такой день сурка. С утра до ночи стирка, глажка, уборка. А среднего дня просто нет. День мамы с тремя детьми сильно отличается от дня мамы с семью. Сейчас, например, младших школьников — Ксюшу и Ларика — мы перевели на семейное образование. То есть учатся они дома, а в школе лишь проходят аттестацию. И теперь день начинается с того, что после завтрака мы занимаемся освоением школьной программы. С каждым ребенком менялись мои взгляды на воспитание. Менялись и обстоятельства жизни. С Ксюшей мой день — это день в больнице. Постоянно мы то на приеме, то на обследовании, то на массаж в очереди стоим. И мне приходилось время от времени кого-то еще из детей с собой в больницу брать. А там же взрослому чокнуться можно, сидя часами, не то что ребенку. И мы прямо в больничном коридоре и вырезали, и клеили, и сказки читали. Вокруг нас целая толпа малышни собиралась. С Ваней — другое. У него были проблемы со спиной. Собраться на прогулку — целое событие. Да и сам Ваня требовал повышенного внимания. Плавание, массаж и тоже больничные походы. А вот Машу я рожала дома, и с ней мы по больницам не ходили вообще, только за справками. Освободилась куча времени для нового поля деятельности — моего «Маминого клуба». Первый семинар я провела, когда Маше было полтора месяца. Потом младшие дети подросли, и для них начались кружки, секции, музыкалка. Двоих за руки, одну — в слинге. Папа-то на работе в основном.

— Меня часто спрашивают, не бизнесмен ли мой муж, ну раз мы решились на стольких детей. Отвечаю — муж не бизнесмен. И некоторых вещей мы себе позволить не можем. Например, моя мечта — детский сад, устроенный по системе Марии Монтессори для младших, стоит приличных денег, и он нам не по карману. Однако сказать, что дети сидят дома и ничем не занимаются, потому что денег нет — нельзя. У старшего, Сени, стабильно спорт, сейчас гандбол и плавание. Ксюша и Ларик раньше ходили в музыкалку и на занятия по рисованию в художественную галерею, но у них сменились преподаватели, интерес пропал, а мы не стали заставлять. Ксюшу вот записали на шахматы. А вообще с переходом на семейное образование у нас громадье планов, кто и чем займется. В той школе, к которой мы прикреплены («Школа будущего» в пос. Большое Исаково), довольно много дополнительных образовательных услуг хорошего уровня, и все бесплатно. Но для меня главное, чтобы не школа была крутая, а педагог хороший. Такой, который не отобьет тяги к творчеству. Я выросла в Полесске, и моим тренером был мой папа. И вот такой подход — когда ты отдаешь ребенка не в школу с репутацией, не именитому, но чужому учителю, а близкому человеку на обучение — мне по душе. Многие друзья семьи чем-то интересным для детей занимаются, и наши дети к ним ходят. И это совсем недорого.

— Папа выполняет мужские дела в доме. Растет семья, растут ее потребности, растут умения папы! Нелегко для того пространства, в котором мы живем, подобрать функциональную мебель. Вот папа сам и мастерит. И мальчишек привлекает к мужской работе. Учит молоток в руках держать, отвертку и другие инструменты. Он у нас и готовит хорошо, разве что печь не умеет. А уж мясо, плов, шашлык — это только папа. Бывает, ужин не успею приготовить, а он придет с работы и сам всех своей стряпней накормит. На выходные дети частенько заказ на плов дают — так вкусно. Муж помогает во всем, в том числе в традиционно женских делах, например, убрать дом, вымыть пол или посуду. А мальчишки под его предводительством делают все это с гораздо большим энтузиазмом. И даже такие дела, как посещение поликлиники, оформление справок — мы вместе. Кто свободен, тот и едет.

— Дети борются за мое внимание. И все по-разному. Это связано и с особенностями характера, и с тем, как ребенок рос. У старшего (ему сейчас 15) ревность сильнее, потому что Сеня почти шесть лет был в семье один. И теперь после рождения каждого нового малыша он переживает, не будет ли ущерба лично для него. Проверяет, любим ли мы его по-прежнему. Для младших все иначе. Для них нет никакого перелома. Просто жизнь. Они уже обсуждают, кто родится следующий: мальчик или девочка. Их не волнует, как все поместятся или кто где будет играть. И у меня уже давно не возникает вопроса, как поделить любовь между детьми. Ее не нужно делить. Кого ты больше любишь, папу или маму? Вот и с детьми также.

8WCfIet2qGE (1).jpg

— Можно стоять над ребенком целый день: «Ой, какую ты башенку построил, какое ты солнышко нарисовал!». Или подсовывать ему игру, которая, по мнению мамы, разовьет в нем суперспособности. Или вертолетик, который так хотел папа и купил… для сына. И в итоге не дать ребенку того внимания, которое ему действительно требовалось. Все будет бесполезно, если заинтересованность неискренняя, если с ребенком играют только потому, что детям вроде как нужно уделять внимание. Так измучаешься даже с единственным малышом. Но для того чтобы ребенок знал, что его слышат и любят, не обязательно все свободное время складывать с ним кубики. Меня дети научили, как нужно. Когда у малышей получается что-то новое, дети постарше просто отмечают: «О, Маша поползла». Или: «Ваня кинул мяч сегодня вон как далеко». Просто и искренне. Не приговаривая, какой он молодец, и не переспрашивая по сто раз, как это у него так здорово вышло. Достаточно просто показать ребенку, что вы видите его достижения.

— Дети — мои помощники по хозяйству. Хотя многодетные сегодня — как динозавры. Когда мальчик десяти лет каждый день носит из магазина пакет с продуктами или когда девятилетний водит трехлетнего в садик, это воспринимается чуть ли не как насилие над детьми. Эксплуатация в домашних делах. И, к сожалению, все эти ювенальные вещи вживаются потихоньку. 

-В школе нас рассматривают под увеличительным стеклом. То есть, если у других родителей дети штаны протрут, то никто и внимания не обратит. А с нашими все понятно, они же из многодетной семьи. Слышала я, что мои плохо одеты, читала на форумах, что многодетные в школу только поесть ходят, а родители рожают ради пособий. Даже диагноз у одного из наших детей был от психолога: многодетность.

— У нас нет собственного жилья. В прошлом году мы были на приеме у Ярошука. Люди, которые нас принимали, искренне хотели помочь. И искренне были уверены, что за каждого малыша, который родился после начала действия программы, нам положен материнский капитал. Просто вот вышло какое-то недоразумение, мы чего-то в законах не знали-не поняли, но сейчас все решится. Выясняли долго что к чему, пока не дошли до рядовой чиновницы, которая изложила начальству суть дела. Развели руками: мол, рады бы, да ничего поделать нельзя! Нет вариантов. В очереди на землю стоим. Триста пятые. За два года у нас многодетным выделили 6 участков.

— Чувствую ли я себя счастливой? Моя жизнь настолько насыщенная, что я просто не думаю об этом.

Текст — Анна Кунерт, фото — семейный архив Волковых-Неловченко

Другие материалы в рубрике: