Родители 11-ти детей Ольга и Сергей Иванчук: мы не боимся финансового кризиса

Ольга и Сергей с дочкой-близнецом Викой
Все новости по теме: Семья

«Дети Нового Калининграда.Ru» продолжают рассказывать о многодетных семьях региона. На этот раз наши герои — Ольга и Сергей Иванчук, родители 11 ребят — в их семье 9 девочек и 2 мальчика. Младшим двойняшкам по полтора года. Старшей дочери — 20 лет, и она уже сама обзавелась семьей. Сергей Иванчук — ветеран боевых действий, работал воспитателем в детском доме, сейчас служит во внутренних войсках УМВД. Ольга — домохозяйка.

До 2011 года семья жила в доме довоенной постройки, в коммунальной квартире, где им принадлежало 3 комнаты. В 2011-м городские власти выделили им трехкомнатную квартиру на Сельме. В феврале 2013 года губернатор Николай Цуканов вручил многодетной семье орден «Родительская слава». Ольга и Сергей рассказали нам о жизни своей большой семьи.

Сергей: Мы вместе с 16 лет. Сначала просто дружили, потом поженились. Родилась Ксюша, старшая дочь. В 95 году я попал в Чечню. Именно там поменялось мое мировоззрение. Я думал: «Если останусь жив, обзаведусь большой семьей». На войне приходит понимание, что преступно растрачивать бесценные годы на пустые удовольствия. Жизнь скоротечна. Все проходит. Исчезают цвета и краски. И ты спрашиваешь себя: а что я в этой жизни сделал? Что после меня, кроме пустоты, останется? Все люди к определенному возрасту этими вопросами задаются, потому что нет на свете человека, который бы не боялся смерти.

Ксюша замужем, в прошлом году у нас родился первый внук. Ощущения от отцовства с возрастом менялись. С первыми детьми было сложнее. Мы были молоды, нужно было преодолеть свой эгоизм, научиться отдавать и жить для детей. Сейчас, не кривя душой, я могу сказать, что отцовство, хоть и хлопотное, и трудное, и ответственное, приносит мне настоящую радость и чувство полноты жизни. А к удовольствиям я вообще никогда особенно не стремился. В 14 лет уже хотел жениться.

На родителей мы не рассчитывали, потому что они были не совсем согласны с нашим образом жизни, хотя оба мы — и я, и Ольга — из многодетных семей. Сейчас отношения стали теплее. До 5 ребенка они с нами боролись, а после пятого махнули рукой: живите, как хотите. Набор аргументов был стандартный: а как же вы их всех будете кормить, одевать, обувать и давать им образование? У многодетных, наверное, во всем мире интересуются: как вы всех прокормите? А я бы не стал проблеме «прокормить» придавать такое глобальное значение. На мой взгляд, нищета многодетных — это миф. При желании все возможно, если, конечно, работать. Только придется лишить себя определенной доли личного удобства и комфорта.

mnd_1.jpg

Ольга: В нашей повседневной жизни нет ничего необычного. Я думаю, она не слишком сильно отличается от жизни семей, в которых детей меньше. Существует два основных варианта того, как проходит день. Первый: папа дома. И второй: папа на смене. Когда папа дома, он будит детей, я помогаю им одеться, кормим всех завтраком и отправляем старших в школу. Дошкольники остаются с нами — они не ходят в сад. После того, как всех отправим — у нас уборка и подготовка к обеду. После обеда — уроки. После уроков — ужин. Когда папа на службе, мы делим домашние дела со старшими детьми. Кто-то помогает готовить, кто-то младших школьников провожает.

Сергей: Дошколят в сад не водим, потому что мама дома. У нас и тут неплохая социализация. Это наши дети, и мы не хотим перекладывать ответственность за их уход и воспитание на кого-то другого. Кроме того, мне просто очень нравится самому ими заниматься. Как получается уделять внимание всем? Это вопрос из серии: мешают ли таракану 6 ног. Старшие дети — это наши дополнительные руки-ноги. Их помощь — решение многих проблем. Собираюсь, например, с кем-то из младших сделать уроки, а Тоня уже тут как тут — решает, объясняет. В общем, таракану ноги не мешают.

Как получается уделять внимание всем? Это вопрос из серии: мешают ли таракану 6 ног. Старшие дети — это наши дополнительные руки-ноги. Их помощь — решение многих проблем. Собираюсь, например, с кем-то из младших сделать уроки, а Тоня уже тут как тут — решает, объясняет. В общем, таракану ноги не мешают.

Ольга: Проблема детской ревности, конечно, есть. Она появилась уже тогда, когда у нас родился второй ребенок. Мы решили, что будем привлекать старшую дочь, Ксюшу, к уходу за младшей: купали вместе, вместе гуляли, давали какие-то простые задания по хозяйству. Никогда не отталкивали, не отклоняли ее попытки помочь, пусть и неловкие. И вместе с тем, не давили, не заставляли. Старались, чтобы она почувствовала себя большой и нужной. С тех пор, с остальными детьми, действуем по тому же принципу. Они же твои, родные. Достаточно просто любить и думать о них. Остальное все как-то получается само собой. 

Сергей: Ты же их знаешь очень хорошо, и сразу видишь, у кого в последнее время плохое настроение, кого обидели, кто из-за экзаменов переживает. И тогда именно тем, у кого неприятности, уделяешь внимания больше, чем обычно. А про бытовые сложности я бы сказал так. Вы ведь ходите на работу ежедневно? И не только ради заработка. Потому что если только ради заработка — долго вы на такой работе не протянете. Так и здесь. Я люблю своих детей, и поэтому мне не тяжело. Если бы не любил, наверное, было бы.

Они же твои, родные. Достаточно просто любить и думать о них. Остальное все как-то получается само собой.

mnd_2.jpg

Сергей: Я 8 лет отслужил на пару с братом-близнецом в Центре временного содержания малолетних правонарушителей. И еще два — в детском доме «Родничок» (детский дом «Родничок» в Калининграде, позднее был реорганизован в детский сад — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Огромный опыт, 10 лет педстажа. В Центре временного содержания у нас было 22 пацана, подростка. Это ведь тяжелые дети — к подростковому возрасту их, неблагополучных, догоняют алкоголь, токсикомания. Все осложняется тем, что в таких заведениях воспитатели, в основном, женщины, которые не могут с пацанами справиться. Ну, а у нас получалось. Хотя, конечно, к концу того 10-летнего периода я немного одурел: дети в детдоме, дети в Центре, да еще и дома дети.

Наших старших подростковые проблемы как-то миновали. И, в общем, никогда они нам не заявляли, что осуждают нас и сами так жить не хотят. Ксюша всегда мечтала выйти замуж и завести большую семью. И чтобы муж был как папа. Что ж, если дочь хочет, чтобы муж был, как папа, значит не так уж я и плох! 

Я всегда старался, чтобы у моих детей было все, и не хуже, чем у других. Чтобы у окружающих не появлялось ни малейшего повода сказать о нас, что мы нищие, что дети ходят в рванье, а родители — просят милостыню. Никогда я ни у кого не просил. Да никто мне ничего и не должен, такая жизнь — это наш с женой выбор. Да, я беру кредиты на то, чтобы собрать детей в школу. Но это, опять же, мое личное дело. Я вполне счастлив и совершенно не нуждаюсь ни в жалости, ни в сочувствии. Я полностью осознаю свою ответственность перед семьей и со всеми трудностями способен справиться сам. А помогают — спасибо.

Мы благодарны и за помощь с жильем, и за землю. Нам дали участок на Портовой, а строиться мы не собираемся, вот и продали, а на вырученные деньги приобрели автомобиль. Я купил «Фольксваген Т5» — и теперь мы можем выбираться отдыхать все вместе. А то в старой «Мазде», если и помещалась, то только часть семьи, да и то, как в консервной банке.

mnd_3.jpg

— Вы ведь ходите на работу ежедневно? И не только ради заработка. Потому что если только ради заработка — долго вы на такой работе не протянете. Так и здесь. Я люблю их, и поэтому мне не тяжело. Если бы не любил, наверное, было бы.

Ольга: Мы иногда выходим отдохнуть и вдвоем: я и муж. В кино, в кафе. Заказываем что-то, потом переглядываемся и понимаем, что оба подумали о детях. Совестно, что развлекаемся без них. Даже когда одного-двух нет дома — складывается ощущение пустоты. В общем, без детей, как говорят наши старшие — «ни о чем».

Нас часто спрашивают, не боимся ли мы бедности, социальных катаклизмов, голода или войны. Не боимся, потому что искренне верим в пресловутое: бог дал ребенка, даст и на ребенка. До сих пор в жизни эта вера нас не подводила.

Сергей: Я говорю, и из моего рассказа получается, что я ангел с крыльями. Конечно, это не так. Конечно, у нас бывают ссоры, неприятности, финансовые трудности — все как у всех. Но я никогда не рассуждал следующим образом: сначала заработаю, а потом заведу семью. По-моему, это неправильно. По-моему, если ты хочешь семью — а я хотел — создавай. А способ ее обеспечить найдется.

Текст — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар

Комментарии к новости