Лучше не болеть: в детской поликлинике № 6 затеяли ремонт в разгар эпидемии

Все новости по теме: Медицина

В городской детской поликлинике №6 Калининграда, которая рассчитана на 8 тысяч детей, но обслуживает 21 тысячу маленьких пациентов, в разгар зимы затеяли ремонт. «Новый Калининград.Ru» выяснил, что происходит с одной из крупнейших поликлиник города в разгар эпидемии гриппа и ОРВИ.

«Сына-дошкольника нужно было показать лору. Кабинет врача — в правом крыле здания. Сейчас туда можно попасть через отдельный вход, который еще используют для больных детей с температурой. Привела ребенка, заняла очередь. Но оказалось, что регистратура теперь находится в другом конце поликлиники, а проход туда закрыт — идет ремонт. Посадила ребенка на стульчик и через улицу по морозу побежала стометровку до другого крыла. Регистратуру нашла в коридоре. Очередь. Компьютер завис. Выдали, наконец, карточку. Побежала по морозу назад к кабинету, где сидел мой ребенок», — рассказала жительница Калининграда Оксана о недавнем визите в медучреждение.

Городская детская поликлиника № 6 занимает первый этаж десятиэтажки на ул. Горького. В четверг здесь — день здорового ребенка, принимают совсем маленьких детей в возрасте от месяца до трех лет. Решаем провести эксперимент — узнать, как попасть на прием к доктору ребенку постарше с признаками ОРВИ, но с не очень высокой температурой (чтобы лишний раз не дергать врачей и не вызывать их на дом).

Центральный вход (он находится как посередине поликлиники) закрыт, на нем висят два указателя, утверждающие, что попасть в учреждение можно через два других входа — с ул. Горького и ул. Гайдара. Правда, где что искать — информации нет. Но висит объявление с извинениями за причиненные неудобства, связанные с ремонтом. Подобные объявления можно встретить в поликлинике на каждом шагу.

По старой памяти направляюсь к входу на ул. Гайдара, где раньше висела табличка «прием детей с температурой и сыпью». Табличка на месте. В помещении сразу за входом — ремонт. Посреди комнаты стоит унитаз, мужчина в строительной робе мешает в специальном резервуаре цемент. Вход в основное здание поликлиники закрыт. В закутке кабинет с табличкой «отоларинголог» и еще один, на котором висит объявление о приеме гастроэнтеролога, пульмонолога и эндокринолога. Перед кабинетом сидит семейная пара с мальчиком лет трех. «Не знаете, где дежурный педиатр?» — пытаюсь перекричать жужжание аппарата, размешивающего цемент. «Нет. Наверное, вам лучше сходить в регистратуру. Это нужно пройти через улицу метров двести до другого конца здания», — объясняют мне родители. «А вы к какому доктору сейчас? Гастроэнтерологу, пульмонологу или эндокринологу?» — спрашиваю, изучая список узких врачей-специалистов. «Мы к офтальмологу», — неожиданно отвечают они.

Выхожу на улицу и иду к другому входу. Около него — с десяток колясок. Мимо меня на улицу через узкий вход протискиваются человека четыре в заляпанной одежде (по всей видимости, строители). В коридоре у выхода на улицу — несколько молодых мам с месячными малышами на руках. «Одна регистратура — здесь направо и за дверью, вторая — по коридору прямо. Она там прямо, не пропустите», — говорят женщины.

Иду по коридору и действительно упираюсь в стойки с карточками. Они стоят практически без присмотра — регистратор постоянно занята — общается с людьми из очереди. Любой проходящий мимо человек может прихватить с собой и чью-то медкарту. Однако выхода особого, по всей видимости, нет — половина поликлиники закрыта на ремонт, свободные помещения отсутствуют.

«Дежурного врача, увы, у нас пока нет. И завтра не будет. На время ремонта его вообще не будет, — с сочувствием разводит руками регистратор. — Вам лучше обратиться к участковому педиатру, но прием у нее уже закончился. Если очень нужно именно сейчас показать ребенка — то мы, конечно, найдем возможность». Говорю, что экстренной необходимости нет, однако сотрудница поликлиники заверяет, что готова помочь. «Вы уж извините, у нас ремонт», — виновато говорит регистратор.

Ремонт и неудобства стоически переносят и посетители поликлиники с маленькими детьми на руках. «Ну, а что еще остается? Никуда не деться», — говорит одна из женщин. При этом она признает, что если бы, кроме объявлений с извинениями о ремонте, повесили четкие указатели, где находится регистратура, где принимают узкие специалисты, а также уточнили бы, что в поликлинике сейчас нет дежурного педиатра, жизнь родителей существенно бы упростилась.

Оказывается, что ремонт в поликлинике решили делать не просто так. В середине января региональный минздрав объявил о том, что ГДП №6 вошла в экспериментальный проект, который реализовывается совместно с Росатомом. Врио губернатора Антон Алиханов заверял, что после всех этих небольших и не очень затратных преобразований пациенты начнут себя чувствовать более удобно, регистратура станет работать быстрее. Да и другие исследования станут менее затратными по времени. Ожидается, что все работы завершатся в апреле.

По словам Алиханова, грядущим изменениям предшествовало анонимное анкетирование пациентов. «Большая работа проводилась с врачами, медсестрами, ходили с секундомером, мерили все эти процессы, общались с врачами, смотрели, где улучшение возможно», — пояснил глава региона.

Однако остается без ответа один серьезный вопрос — почему минздрав решил затеять ремонт в поликлинике зимой в разгар эпидемии ОРВИ и гриппа. Логичнее было бы дождаться лета, когда поток посетителей существенно снижается. Впрочем, стоит ли удивляться, что удобство посетителей и маленьких пациентов не особо заботит чиновников от здравоохранения. Избежать неудобств можно, наверное, лишь одним способом — постараться не болеть.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru».

Комментарии к новости