Главврач перинатального центра Иван Марчук: «Роды дома — это неверное решение»

Иван Марчук
«Дети Нового Калининграда.Ru» побеседовали с главврачом регионального перинатального центра Иваном Марчуком об особенностях организации родов и послеродового пребывания в ПЦ, а также о родах дома, грудном вскармливании и семейных ценностях.

— Иван Александрович, если женщина выберет партнерские роды в перинатальном центре, на них сможет присутствовать кто-нибудь, кроме близких родственников или мужа?

— Никаких личных акушерок здесь быть не может, поскольку юридическую ответственность за ведение родов несет персонал перинатального центра.

— Сколько кесаревых сечений приходится на общее количество родов? Не является ли эта цифра критично высокой?

— У нас примерно 37% кесаревых сечений от общего количества родов. Это нормально. Их может быть и больше. Экстренные и плановые — примерно 50 на 50. Плановое кесарево сечение предполагает вскрытие плодного пузыря. Если женщина находится у нас в центре, в отделении патологии беременных, мы ждем начала естественных родов. И только после этого идем на кесарево сечение. Если родовая деятельность не начинается на 41–42 неделе — тогда действительно стимуляция, потому что перенашивание более 42 недель пагубно сказывается на состоянии ребенка.

— Может ли женщина в родах вести себя так, как ей комфортно?

— А как же! Женщина делает то, что она хочет. И ходит, и поворачивается, и лежит, может посидеть на шаре. Может с мужем сделать гимнастику, если они занимались подготовкой к родам.

— Вы зря удивляетесь. Несколько лет назад я рожала в Гусеве и мне не разрешали даже встать с больничной кровати.

— Ну, это недопустимо.

— Нет ли у вас намерений оборудовать залы для вертикальных родов или залы для проведения первого периода родов в воде?

— Именно ведение первого периода родов в воде — да. Мы уже нашли место, где можно это делать. Нужно перестраивать палаты, и вместо душевых кабин устанавливать ванны.

— Как вы относитесь к осознанному решению женщин рожать дома? В Калининграде это движение набирает обороты.

— Никак. Действительно, у нас в городе есть одна компания по подготовке к родам, и там уговаривают женщин начинать рожать дома. Мы даже по-другому это называем — зомбирование. Если кому-то хочется, можно рожать и в лесу. Животные же рожают на природе.

— И все же, как вы думаете, почему все больше людей принимают такое решение — не ехать в роддом? С чем это решение может быть связано у образованных, информированных о рисках женщин?

— Я не знаю. Это неправильное решение. Домашние роды могут привести к тяжелым последствиям для матери и ребенка. И потом, даже 5% физиологических родов переходят в патологические. Вот родовая деятельность прекратилась, а ребенок еще не родился. Что делать тогда? Я считаю, что люди, которые идут на этот шаг, идут на него неоправданно.

— Существует мнение, что нежелание ехать в роддом может быть связано с риском необоснованных медицинских вмешательств в процесс естественных родов и негативных последствий этих вмешательств для матери и ребенка.

— Мы никаких дополнительных вмешательств в ведение физиологических родов не предпринимаем. Единственное, что мы делаем — проводим мониторинг состояния плода. И только в том случае, если состояние плода ухудшается, идем на оперативное родоразрешение. В конце концов, женщина приходит к нам не за процессом родов, а за тем, чтобы выйти отсюда со здоровым ребенком. Зачем экспериментировать?

— Расскажите, как на практике в перинатальном центре поддерживается грудное вскармливание?

— Все детские врачи в отделении оказывают помощь женщинам в организации грудного вскармливания. Единственный момент: я уже говорил, что у нас 37 кесаревых на сто родов. Естественно, у женщины после кесарева сечения не сразу устанавливается лактация. Таких детей мы подкармливаем смесью.

— Вы не считаете, что докармливание смесью из бутылочки с соской в первые дни жизни ребенка может иметь последствия как для здоровья малыша, так и для успешности последующего кормления грудью? В «Глобальной стратегии по кормлению детей грудного и раннего возраста» Всемирной организации здравоохранения говорится о рисках для грудного вскармливания, связанных с соской, пустышкой и адаптированной молочной смесью.

— Но какой может быть выход, если у женщины нет молока?

— «Нет молока» — это ведь крайне редкий случай. Но возможно кормление донорским молоком.

— И где вы у нас найдете доноров молока?

— Допустим, действительно, это фантастический вариант. А небутылочные способы кормления?

— Например?

— Ложка, пипетка.

— Это тоже самое, что кормление из бутылочки.

— Но ведь сосание соски и сосание груди — это разная техника, и после бутылочного кормления есть риск неправильного прикладывания к груди, а значит — ссадин, трещин и других проблем с грудным вскармливанием.

— Соска представляет опасность, только если это неправильная соска — с широким отверстием. Тогда молоко из бутылки вытекает легко, ребенок, чтобы его высосать, трудится недостаточно, и это может иметь последствия.

— Как вы относитесь к рекламе от производителей искусственного питания в медицинских учреждениях?

— У нас ее нет. И никакие медицинские представители не могут прийти в дородовое или послеродовое отделение с бесплатными образцами смеси.

— Как организовано посещение в послеродовом отделении для родных и близких роженицы? Почему с этим возникают трудности?

— Есть определенные санитарные нормы и правила. Вы представьте, что в отделение, где лежат пятьдесят женщин, будут бесконтрольно ходить бабушки, дедушки, мужья, сестры и так далее. Что это будет?

— То есть на практике все-таки свободного посещения послеродового отделения нет?

— На практике вопросы посещения согласовываются с лечащим врачом и заведующим отделения. Это, на мой взгляд, правильно.

— А как же сотрудник загса и фотограф, которые предлагают свои услуги в послеродовом отделении? Об этом сказано на вашем сайте.

— Не в отделении, не в палате, а только при выписке мамы из роддома.

— У нас в городе есть консультанты по грудному вскармливанию. Как вы к ним относитесь?

— Я приветствую такую помощь, но все-таки считаю, что самую правильную рекомендацию может дать только врач.

— Вы готовы обеспечить свободный доступ консультанта в перинатальный центр, если какой-нибудь маме не хватит врачебной поддержки или поддержки среднего медперсонала? По отзывам мам, ее все-таки не хватает.

— Это посещение постороннего, поэтому — пожалуйста, но в порядке согласования с врачом. Я не против. Недавно ко мне обратились родители c просьбой пригласить сюда специалиста по остеопатии. У этого специалиста имелись соответствующие сертификаты и аккредитация на территории Российской Федерации, и я не возражал.

— Расскажите пожалуйста, про отделения реанимации и патологии новорожденных. Всегда ли недоношенные малыши лежат отдельно от мам? Нет ли возможности обеспечить совместное пребывание? Ведь материнское тепло, поддержка и грудное молоко играют огромное значение в процессе выхаживания.

Отделение реанимации новорожденных РПЦ

— Недоношенные дети, пока они на зондовом кормлении, действительно находятся отдельно от мам. Но мамы могут приходить в любое время, и быть в отделении столько, сколько посчитают нужным. Мы используем и метод «кенгуру» — это когда недоношенный ребенок даже на аппаратной вентиляции выкладывается на грудь матери или на грудь отца. Стараемся внедрять все современные методики выхаживания недоношенных детей.

— Что касается питания недоношенных детей — это сцеженное молоко или искусственное питание?

— Если женщина может сцедить нужное количество молока — кормим сцеженным. Но даже к грудному молоку нужны специальные белковые добавки, чтобы малыши эффективно набирали вес.

— Вы считаете искусственную смесь полноценной заменой грудному молоку?

— Адаптированная смесь — вполне приемлемое питание. Однако в смеси не содержится материнских иммуноглобулинов, материнского белка, и о том, что ребенок не будет их получать в случае отказа от грудного вскармливания, мы мам, конечно, информируем.

— В Калининградской области за два месяца, январь и февраль, умерли 14 новорожденных детей — как вы прокомментируете эту статистику?

— Посчитайте, когда произошло зачатие этих детей — это, как правило, поздняя весна, когда в организме нет витаминов. Ну а самое основное — беременность нужно планировать. А для того, чтобы планировать беременность, нужно обследоваться и маме и папе, потому что зачастую мы видим много инфекций, в том числе передающихся половым путем, которые выявляются уже тогда, когда женщина беременна и приходит встать на учет в женскую консультацию. Все-таки эти моменты нужно лечить до того, как... Необходимо повышать статус института семьи. Семья — это святое. Нельзя просто пожить в гражданском браке (а по-хорошему это называется сожительством), набрать сексуального опыта и только потом думать о детях.

— Не планируете ли вы получить сертификат «Больницы, доброжелательной к ребенку», как 4-ый роддом («БДР» — программа ВОЗ/ЮНИСЕФ. Сертификат «БДР» подтверждает, что в роддоме делается упор на грудное вскармливание младенцев — прим. «Нового Калининграда.Ru»)?

— Вы думаете в четвертом роддоме не кормят смесью? Официально этот статус — ерунда. Что, мы, не имея статуса «БДР», к детям относимся недоброжелательно? ПЦ по сути своей не может быть центром, ориентированным только на грудное вскармливание. У нас рождается самый тяжелый контингент детей в области. Половина детей в отделении патологии новорожденных находится на зондовом питании. О каком только грудном вскармливании может идти речь?

Беседовала — Анна Кунерт, фото — Виталий Невар

Другие материалы в рубрике: