Андрей Клемешев: «Нужно прекращать выживать, нужно начинать жить»

В интервью кандидат в депутаты Калининградской областной Думы, ректор БФУ имени И. Канта Андрей Клемешев рассказал о том, почему качество жизни в областном центре оставляет желать лучшего, как власть должна регулировать состояние инфраструктуры и как его собственные дети заставляют руководителя успешного вуза идти в политику.

— Андрей Павлович, вы провели множество встреч с избирателями в ходе предвыборной кампании, и большинство жалоб, с которыми они обращаются к вам, касаются качества жизни, инфраструктуры. Дороги, школы, детские сады, больницы — список можно продолжать долго. Почему именно эта проблематика сегодня наиболее болезненна для населения?

 — Это хорошо, что людей волнуют эти вопросы, а не большая политика. Ведь пробки, отсутствие медицинских и образовательных учреждений поблизости, плохое благоустройство дворов — это то, с чем люди сталкиваются ежедневно, из этого складываются их будни, качество их жизни. И за этими «бытовыми» вопросами стоит одна из основных проблем развития не только Калининграда, но и всего региона в целом — отсутствие целостного подхода. Чётких приоритетов и механизмов развития городов нет, а те, что есть — дают сбои. Мы видим в Калининграде бурное жилищное строительство, которое ведётся совершенно без оглядки на сопутствующую инфраструктуру. Новые квадратные метры вводятся тысячами, а всё остальное почти не развивается. В результате коммуникации, дороги, образовательная и медицинская инфраструктура попросту не соответствуют потребностям жителей новых микрорайонов.

— Почему не работают нормативы? Или правил, которые могут обязать застройщиков и чиновников обеспечивать новосёлов школами, детсадами и больницами, вообще не существует?

 — Парадокс в том, что, к примеру, транспортные проблемы: пробки, недостаток парковочных мест — одни и те же, что в старых районах города, что в новых, недавно построенных. Очень активная застройка ведётся сейчас как раз в том избирательном округе, где я выставил свою кандидатуру на выборах в областную Думу. Такие улицы, как Гагарина, Аксакова, микрорайоны вроде «Цветного бульвара» — недостаток школ и больниц здесь очевиден уже для всех.

Зачастую семьи покупают квартиры, не задумываясь о том, куда они отдадут своих детей, в какие детсады и школы. А затем приходится или ходить в переполненные школы, или возить их через полгорода. А с нашими транспортными проблемами это превращается в настоящую утреннюю эпопею.


— На ком лежит ответственность за решение этих проблем?
— Несомненно, на городской власти. Нужно поставить чёткую задачу: помочь жителям Калининграда жить удобнее. Чтобы им не нужно было везти детей через полгорода в школу. А если всё же приходится, то чтобы это не занимало несколько часов. Необходимо отталкиваться не от экономических интересов разных приближенных к власти группировок, а прежде всего — от социальных задач.

— Власть и бизнес у нас зачастую являются одним целым. Это как раз и стало одной из причин фактического провала реформы общественного транспорта в Калининграде. Трамваи угроблены, а понять новую схему движения автобусов не под силу даже профессору университета. Вообще, это уместно? Когда перевозчик одновременно является и депутатом, то есть властью?

 — Это абсурдная, ненормальная история. Но люди привыкают ко всему быстро, и не только к хорошему, но и к плохому. А реформа общественного транспорта, о которой вы говорите, оказалась провальной ещё по одной причине. Из-за отсутствия планирования.

Власть должна создавать условия для жизни людей. И делать это эффективно она может только по долгосрочному плану. Есть город. Есть Генплан. Город должен развиваться в соответствии с Генпланом и в соответствии со стратегией. Социальной, экономической.

Каким должен стать Калининград? Должны ли мы двигаться по пути Гданьска, с которым часто сравниваем себя, или мы можем и должны развиваться иначе? Мы город и регион, где должен развиваться медицинский туризм, или мы спальный район возле какого-нибудь завода? Как ни странно, но, судя по реалиям, пока что мы не можем ответить на эти вопросы.

— Чиновники всегда говорят, что в бюджете нет денег. О каком развитии можно говорить, если деньги есть только на то, чтобы выживать? Именно «бюджетом выживания» называли казну города на нынешний год его руководители.

 — Всё же я руковожу крупнейшим вузом региона. По своему опыту администратора могу сказать: когда у тебя есть чёткие планы, ты можешь понять, какие ресурсы тебе нужны для их реализации. Когда планов нет, любые ресурсы будут ресурсами выживания. Выстраивание приоритетов — это и есть стратегия.

Студентам, которые учатся менеджменту, бизнес-управлению, на первом курсе объясняют, что для любой компании самый важный первый шаг — определить свою миссию. А наша миссия какова? Каким мы видим свой город через несколько десятков лет?

Нет стратегии — бесполезно говорить о ресурсах, их никогда не хватит. А если ещё и по карманам рассовывать, то и подавно.


— Застройка в новых микрорайонах, с которой мы начали разговор, хаотична ещё и потому, что каждый преследует свои интересы. Застройщик хочет получить максимум прибыли, покупатель квартиры хочет купить её как можно дешевле. И винить их в этом бессмысленно. Что может сделать власть?

 — Конечно, наше законодательство несовершенно. Но и в нём есть масса механизмов, которые власть может включить, даже не создавая новые. Было бы желание. То, что интересы у застройщиков и граждан разные, противоречивые, это нормально. Но власть должна быть медиатором этих интересов и помнить о стратегической цели, и уже исходя из неё выстраивать коммуникацию между жителями и бизнесом. Отдавая предпочтение общим приоритетам, оставляя в стороне частные. Сейчас же у нас частные интересы везде доминируют.

— А как вообще эта история про миссию и стратегию должна реализоваться на практике? Выйдет утром мэр на площадь Победы, стукнет посохом о брусчатку и провозгласит нашу новую миссию? Или она на небе огненными буквами будет начертана?

 — Для начала нужно перестать сводить всё к экономике, а точнее — к интересам конкретных предпринимателей. И необходимо начать планировать жизнь не на один сегодняшний день, а на длинную перспективу — хотя бы 10–15 лет. То, что можно построить на формуле «здесь и сейчас», очень быстро исчерпывается. Реальность догоняет и больно бьёт, завтра всё равно наступит.

Но, понимаете, бурное жилищное строительство — это очень хороший показатель для нашего города, нашего региона. Потому что люди хотят здесь укорениться: кто-то переезжает из других регионов, кто-то улучшает жилищные условия. Это сам по себе хороший сигнал. Я считаю, что у нас есть все предпосылки, чтобы жизнь в городе была комфортной. И сейчас в сравнении с другими регионами, мы имеем неплохие условиях для жизни. Но именно в этой ситуации остро начинаешь осознавать те противоречия, о которых я говорил выше.

При этом проблема инфраструктуры касается всех, вне зависимости от социального статуса и заработка. Все стоят в пробках, все сталкиваются с медициной и образованием. Если, конечно, мы не говорим о тех, кто вообще не связывает свою жизнь с Калининградом — зарабатывает деньги здесь, а живёт где-нибудь за рубежом и деньги тратит там.


— Да ведь и те, кто живёт здесь, но зарабатывает много, не очень-то стремятся развивать инфраструктуру. Депутат покупает себе модный электромобиль Tesla, и он мог бы построить для неё и для всех остальных заправку где-нибудь в городе. Но он предпочитает заряжать её у себя в гараже. Своя рубашка ближе к телу?

 — Я думаю, мы просто «не наелись» хорошей жизни. Те, у кого эта хорошая жизнь есть. Просто прошло мало времени. Все эти юмористические зарисовки про наших сограждан в Турции, все эти «новые русские», которые никуда не делись.

Мы тратим финансовые ресурсы, даже больше скажу: мы их растрачиваем. И не только финансовые, но и человеческие, что страшнее.

— Мы так много говорим о жизни города, но вы всё же избираетесь не в горсовет, а в областную Думу. Каким образом парламент может улучшить ситуацию с инфраструктурой?

 — Я по-прежнему уверен, что в Думу нужно приходить с представлением о том, каким должен стать наш регион. Какой он есть сегодня, мы все знаем. К сожалению, областная Дума не имеет статуса авторитетной площадки для обсуждения вопросов о том, каким быть региону. Что он представляет для России, сам для себя — как регион, где живёт миллион россиян. Я понимаю, почему это происходило. Девяностые, начало двухтысячных — это было очень сложное время, тогда мы все в самом деле выживали. Но нужно прекращать выживать, нужно начинать жить. А для этого нужно видеть цель. Я уверен, новый состав Думы станет как раз той командой профессионалов-единомышленников, которая поставит все эти вопросы и начнет их решать.

— А что вас лично заставляет этим заниматься? В конце концов, вы руководите успешным университетом, наверняка у вас масса работы по его развитию.

 — Мы с вами сегодня много говорим о будущем. У меня трое несовершеннолетних детей, именно они побуждают меня к участию в политике. Что будет завтра? Где они будут жить? Я не хочу, чтобы они жили в той реальности, которую я вижу сегодня, как кандидат в депутаты, на встречах с избирателями. Но хочу, чтобы они жили здесь, я люблю Калининград и всю Калининградскую область. Мне было бы больно, если бы я понимал, что мои дети наверняка уедут отсюда, потому что здесь жить плохо. Наше завтра — в наших детях. И судьба, которую мы им желаем, это судьба места, где мы живём.

Публикация оплачена из средств избирательного фонда кандидата в депутаты Калининградской областной Думы шестого созыва Клемешева  Андрея Павловича.

2534
Выборы 2016
Источник: Кандидат Клемешев А.П.

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.