Константин Курас: «Благодаря фонду „Прибрежный“ активных людей стало больше»

В предновогоднем интервью президент фонда развития «Прибрежный» Константин Курас рассказал о том, что удалось сделать усилиями фонда в 2016 году, как простые дела меняют жизнь калининградцев к лучшему и увеличивают число активных граждан, а также поделился планами фонда на наступающий 2017 год.


— Давайте начнём с самого начала: для чего был создан фонд развития «Прибрежный»?

— Сам я из Калининграда, учился и вырос здесь, закончил военно-морское училище, но потом был направлен на Северный Флот. Пошел по стопам моего деда, который во время войны командовал эсминцем. Служба мне понравилась, позволила проявить себя. Стал самым молодым командиром противолодочного корабля. Отслужил, стал молодым пенсионером и вернулся. Увидел, что за много лет практически ничего не изменилось. А местами стало даже хуже. Я жил в бывшем Балтийском районе, на всем известном Шпандине; это место мне близко и понятно. Я поговорил с теми, с кем был знаком ещё до отъезда на Север, услышал их проблемы и жалобы. Людям нужна была помощь: у них отнимали землю, дома — пришлось помогать. Идея реализовать формат фонда развития территории пришла позже. Такие фонды уже были созданы в других муниципалитетах, наверное, можно применить термин «франшиза». И задача фонда простая: помогать людям делать их жизнь лучше. Тем и занимаемся. Вначале мы работали с ограниченной территорией, где проживают около 40 тысяч человек. Но затем вышли за границы Балтрайона и работаем буквально со всей областью.

— Какие проекты из реализованных в уходящем году вы могли бы выделить?

— Во-первых — в 2016 году мы установили 20 детских площадок. 16 до выборов и еще 4 после выборов. Все за спонсорские деньги, без привлечения бюджета. Фонд вообще не работает с бюджетными средствами, не привлекает иностранные средства. Все мои друзья, которые поддерживают наш фонд, — это как действующие, так и бывшие офицеры нашего Военно-морского флота, люди надёжные. Все мы работаем без зарплаты, это не средство заработка.
Ещё одна очень интересная программа в уходящем году — «Семена». Она направлена сразу на несколько задач, первая из которых — помощь тем, кто сам ведет хозяйство и выращивает овощи. На тех территориях, с которыми мы работаем, много приусадебных участков. Мы раздали людям около 7,5 тысяч наборов семян вместе с календарями огородника, это принесло довольно интересные плоды. В прямом смысле слова: осенью нам присылали фотографии огромных тыкв, выращенных собственными руками, приносили банки солёных огурцов. Мы обязательно продолжим эту программу в наступающем году. Большой интерес у детей вызвала программа «Лучший ученик». Не всё было просто, много препятствий, но мы её всё же провели. Суть её проста: ученики, которые заканчивают учебный год на одни пятёрки, получают достаточно дорогие подарки. В нынешнем году мы дарили отличникам айфоны и айпады.








— Много ли оказалось круглых отличников, которые получили от вас эти модные гаджеты?

— Мы вручили два айпада девятиклассникам и 6 айфонов одиннадцатиклассникам. Ещё мы дарили обычные смартфоны, чуть попроще, но по итогам полугодия. И те, кто показал отличную успеваемость за полгода, мог претендовать на более дорогой подарок по итогам года. Таких телефонов мы подарили около 15 штук. И эта программа имела даже немного неожиданный для нас эффект: в одной из школ успеваемость повысилась в два раза. Стимул оказался отличный; один шестиклассник чуть ли не со слезой на глазах спрашивал, сможет ли он получить гаджет, исправив четвёрку на пятёрку. Стремление к знаниям безусловно поможет молодежи в получении специальности и самореализации, самовыражению в качестве квалифицированных специалистов Детей мы ориентируем на наши промышленные предприятия, например на судостроительный завод «Янтарь», на котором работали мои родители.

— Вы говорили о правах людей, которые нарушаются — оформилась ли работа по их защите в отдельную программу?

— Да. Отсудили несколько квартир, домов и участков земли в сотрудничестве с грамотными юристами, услуги которых оплатил фонд. Как показывает практика, отдельные федеральные законы в Калининградской области попросту не работают. Я часто бываю на основной территории России, в других регионах, и могу сравнивать: отношение власти к людям там в несколько раз лучше. На мой взгляд, здесь чиновники либо не знают, как грамотно работать с людьми, или не хотят это делать. А отдельные судьи и представители власти накрепко спаяны в кланы, состоящие на службе бизнес-интересов удельных князьков. Думаю, о конкретике мы с вами еще не раз поговорим.


— Кроме непосредственной помощи населению фонд «Прибрежный» наверняка выступает своего рода губкой, впитывающей недовольство и жалобы людей. Какие проблемы наиболее типичны для населения территорий, с которыми вы работаете?

— Проблемы не новые и давно известные. Если говорить о Балтрайоне — это противодействие точечной застройке и благоустройство улиц, дворов и площадей, к примеру площади Калинина, где попросту отсутствует ливнёвка. Проблемы ЖКХ стоят так же остро, как и в других районах — управляющие компании не хотят выполнять свои обязанности. Где-то нужно отремонтировать подъезд, где-то ликвидировать последствия пожара. Желания людей достаточно простые. Они хотят относительного комфорта там, где они уже живут. Хотят, чтобы их скверы не превращались в стройплощадки и чтобы их слышала власть.

— Жители сами активны в защите своих интересов? Зачастую ведь люди ждут, что управляющая компания сама придёт и всё сделает, даже не утруждая себя звонком туда.

— Активных людей достаточно. Но требовать активности от всех мы не можем, поэтому и стараемся работать именно с активными жителями. И активность приходит на смену сомнениям. Сначала люди отмахиваются, мол, ничего не изменишь. Но потом у них появляется во дворе детская площадка. И они сами начинают благоустраивать свой двор. Мы видим множество таких примеров там, где реализуем программу по установке таких площадок.

Так случилось, что мне еще во время флотской службы на Севере пришлось работать с представителями судоремонтных и судостроительных заводов. Многие из них сейчас переведены на работу на наш «Янтарь». Когда руководству завода стало известно о планах построить на улице Петрозаводской в непосредственной близости от предприятия крематорий, сразу оперативно был начат сбор подписей против его размещения. В итоге собрали более трех тысяч. На флоте есть традиции — нельзя возле колыбели кораблей специально размещать кладбища или крематории. В случае происшествий с судами или кораблями, построенными заводом, конкуренты сразу могут пустить слух, что это, мол, из-за крематория. В итоге — возможны потери экспортных заказов. А это помимо ущерба престижу многомиллиардные потери для бюджетов всех уровней.

На совещании в кабинете генерального директора Эдуарда Ефимова в мою затею подключить к решению вопроса СМИ и депутатов не очень поверили. Но мы попробовали — и у нас получилось. Информационное пространство запестрело высказываниями: «Это не дело, такие вещи нужно решать, посоветовавшись с гражданами…», «Возникает серьезная экологическая проблематика», «Никто не видел внешней экспертизы», «Строительство без согласия граждан и проведения необходимой экспертизы нецелесообразно» и так далее. Резонанс был отменный.Сейчас принято решение не размещать возле завода крематорий, подыскать для него другое место. На мой взгляд, его было бы хорошо расположить рядом с кладбищами в Сазоновке и в Авангардном.

На Шпандине свои проблемы, свой негатив — планы по строительству центра реабилитации наркоманов, к примеру. Не знаю, кто это разрешил, но появление подобного центра буквально в нескольких десятках метров от второго корпуса 28-й школы — это просто нонсенс, глупость. Такое впечатление, что кто-то поставил задачу — поселить в районе наркозависимых, чтобы жители отказались от своих наделов и дач, освободив место под застройку. Мы пытались помочь людям, все вопросы решить не удалось, но определённые сдвиги есть. Ввести объект в эксплуатацию пока не удалось. Если владельцы не хотят получить иск от жильцов о сносе самовольной постройки, то им, видимо, придется поменять профиль учреждения, например, на дом престарелых или что-то в этом роде. Также на Шпандине сначала капитально отремонтировали, а потом почти сразу закрыли баню «гениальные управленцы» из городской администрации. Я читал ответы чиновников на обращения жителей. Оказывается, повод — якобы убыточность бани, аж на 600 тысяч в год. Но при этом ее режим работы был сокращен — только до восьми вечера. Продли время до десяти — и убытков не будет. Баня—  это ведь не только баня — это место, где люди встречаются и общаются. Результат — масса обращений недовольных жителей в СМИ. А у отдельных представителей власти, очевидно, свои задачи — застройка Шпандина. Баня им не нужна.

Или, к примеру, загрязняющие воздух зловонными выбросами заводы в Прибрежном. Да, благодаря активности властей был поставлен газоанализатор — но фиксация выбросов с превышением ПДК пока не привела к закрытию заводов, которые, даже несмотря на решение суда о приостановке деятельности, продолжали работать. Приставы брали заводы штурмом. Несколько дней назад произошел очередной сход жителей, и люди очень злые. Если меры не будут приняты, возможен социальный взрыв. К сожалению, снижать напряжённость владельцы предприятий не хотят.

— Прибрежный всё же удалён от центра города, как там с транспортной доступностью?

— Когда в Калининграде была введена новая транспортная схема, жители обращались к нам буквально валом. По 10–15 человек в день обращались с просьбой вернуть им привычные автобусы. Помогали им писать обращения в администрацию. Частично ситуацию изменили, но транспортная доступность района, конечно, оставляет желать лучшего. К примеру, раньше прямой маршрут автобуса связывал Прибрежный и областной драмтеатр. А теперь, чтобы попасть в театр, нужно делать две пересадки. Владельцам компаний-перевозчиков это, конечно, в радость — а как быть людям?



— Всё же мы беседуем перед Новым Годом — и давайте от проблем перейдём к планам и пожеланиям на наступающий 2017 год. Какие у фонда планы, какие программы вы продолжите, какие новые инициативы задумали?

— Все программы 2016 года будут продолжены и темпы их увеличены. Кроме того, мы внедряем программу поддержки юношеского спорта, сделать чемпионат школьных команд по футболу в масштабах всего города. Именно в 11–13 лет раскрывается потенциал ребят, становится понятно, будут они футболистами или нет, смогут ли поднять славу калининградского футбола из того места, где он нынче оказался. Установка детских площадок не ограничится лишь Прибрежным и Московским районом, а распространится и на другие части области. А объем программы «Семена», которая так хорошо себя показала, мы намерены как минимум утроить — закупим 20–25 тысяч наборов семян.

Ну и, конечно, я хочу поздравить всех калининградцев с наступающим Новым годом, сказать спасибо всем, кто нас поддерживал, и призвать тех, кто нас не поддерживал, всё равно с нами работать. Пригласить к сотрудничеству неравнодушных людей, бизнесменов и власть. Потому что мы делаем важное дело. Перспективы у фонда «Прибрежный» очень интересные, и мы в любом случае останемся в выигрыше. Или жизнь станет лучше, или что-то всерьёз изменится. Мы открыты к разговору со всеми и продолжим нашу работу.

5274
Бизнес
Источник: К. Курас

Комментарии к новости

prealoader
prealoader