Сенатор Эльблонга Ежи Вцисла: 6 «плюсов» в пользу канала на Вислинской косе



Сенатор Ежи Вцисла — человек, который знаком с содержанием каждого документа, касающегося проекта канала на Вислинской косе, начиная с первой концепции 1996 года — о своём видении «залива больших возможностей».

В середине 90-х годов прошлого века, когда стало ясно, что отстающим по темпам развития от остальной Польши регионам северо-востока нужно искать идеи для роста, власти тогда еще Эльблонгского воеводства заказали у научной группы под руководством профессора Тадеуша Еднорала (Tadeusz Jednorał) комплексное исследование того, каким образом появление канала через Вислинскую косу повлиет на развитие воеводства. За более чем 20 лет основные положения работы не утратили своей актуальности.

№ 1 — Транспортная политика Евросоюза

Под конец 20 века Европа решила, что автомобильный транспорт должен со временем уступить ж/д и водному транспорту. Доставлять груз на колесах — дорого и неэкологично: автотранспорт в 15 раз дороже других видов внутреннего транспорта, в 7-8 раз дороже обходятся его экологические и экономические аспекты. Судите сами, фуры везут максимально 1-2 контейнера, водным путем на одном двигателе можно перемещать десятки контейнеров. Поэтому к 2030 году только 30% грузов будет доставляться автотранспортом на расстояния свыше 300 км. Это стандарт, который нужно вводить в каждой стране Евросоюза, иначе последуют штрафы и сокращение финансовой поддержки.



В 1996 году была подписана конвенция АГН (Европейское соглашение об основных внутренних водных путях международного значения), которая указала водные трассы в Европе, которые нужно использовать для грузоперевозок и туризма. Три маршрута проходят по польским рекам, порт в Эльблонге включен в сеть европейских внутренних портов, водный путь Е70 проходит через этот порт. И благодаря каналу Эльблонг может соединить как минимум две международные водные трассы. Значение порта не преувеличено, наоборот, логично вписывается в принципы европейской транспортной политики.

№ 2 — Экономический рост региона

Первоначальный анализ спроса и предложения показал, что шести лет было бы достаточно для того, чтобы вывести порт Эльблонга (при существовании канала) на показатели грузооборота в 1,5 млн. тонн в год. Развитие порта дало бы до 700 новых рабочих мест. И это была бы сильная компания, притом в полном смысле этого слова местная, а не управляемая из Варшавы или Швейцарии. Это открывало бы возможности для спонсорской поддержки спортивных команд, зрелищных и культурных мероприятий и т.д. При этом не стоит рассматривать Эльблонг в качестве конкурента Клайпеды и Гданьска, у него своя ниша, свои задачи. Система судоходства — это сеть портов-хабов, составляющих основную ось перевалки грузов по всему миру, и портов-фидеров, откуда грузы меньшими судами развозятся дальше. Эльблонг может стать классическим фидером.


№ 3 — Развитие туризма при границе Вармии и Мазур с Поморским воеводством

Чисто экономический расчет можно дополнить положительными эффектами в туризме. Появление канала, по имеющимся оценкам, вовлекло бы в туристический сектор до 2,5 тысяч человек. Только польская часть залива может принять 1200 яхт одновременно, вместе с российской частью — получаются внушительные цифры. Это действительно большой шанс для субрегиона, и малые муниципалитеты к этому готовы, считая канал фактором, который повысит туристическую привлекательность этой части Польши. Есть заинтересованность в новом водном пути и со стороны бизнеса. На одном из туристических форумов я познакомился с представителем крупной компании, которая предоставляет в аренду комфортабельные хаусботы и имеет свои «точки» в 160 портах Европы. Они приехали в Эльблонг, чтобы оценить Вислинский залив — и влюбились в здешние красоты. Хаусботы уже встречаются в акватории залива с польской стороны, и, уверен, их будет еще больше с появлением канала. Для туристов со всей Европы Эльблонг и окрестности — своего рода экзотика, дальний рубеж Евросоюза. Они не боятся новых мест, не боятся ненароком увязнуть в наших прибрежных тростниках — для французов или немцев это может стать главным приключением лета, чтобы было что вспоминать и о чем рассказывать друзьям в ожидании нового сезона. И близость границ с Россией только усилит этот интерес. Тем более что посетить соседнюю страну благодаря электронным визам теперь не составит проблем.


№ 4 — Снижение экологической нагрузки на акваторию залива

Вислинский залив является хрупкой системой, которую легко вывести из равновесия. Степень засаливания воды отличается в районе Балтийского пролива (5,5 промилле) и, например, около Крыницы Морскей (2,2 промилле), к тому же водообмен в польской части залива в 70 раз медленнее, чем в российской части. Поэтому любая авария в акватории, выливание топлива в воду — это ощутимый удар. Если бы мы хотели использовать весь залив в качестве пути для крупных перевозок, то это 90 км водной трассы, которой пока не существует, и чтобы ее проложить потребовались бы усилия двух стран. Канал позволяет сократить эту трассу до 7-9 км. Плывем в 10 раз меньше — экологическая нагрузка в 10 раз меньше. Стоимость строительства и содержания водного пути — тоже в 10 раз меньше. Более чем в два раза сократятся расстояния до ближайших портов Гдыни и Гданьска: с 152 и 146 км до 72 и 59 км соответственно.


№ 5 — Минимизация ущерба природе

Любая инвестиция, любое строительство так или иначе наносит урон природе, но я всегда считал, что современные технологии позволяют компенсировать эти потери. Современное устье Вислы — это ведь тоже искусственный канал длиной 7 километров, сооруженный в конце 19 века. Сегодня в дельте Вислы функционируют два природных резервата. Несколько особо охраняемых природных территорий расположено на Вислинской косе. Исследование экологической составляющей проекта будущего канала шло 3, 5 года, поскольку через косу идут миграционные маршруты птиц, и этот процесс нужно было анализировать в динамике на протяжении нескольких сезонов. За это время было просчитано буквально всё, получены ответы на вопросы, каким образом нужно охранять береговую линию, какой длины и формы делать волнорезы, через сколько лет нужна ревитализация пляжей и водного пути. Тогда же родилась идея создания искусственного острова площадью 180 га специально для гнездовья птиц, которых могло бы потревожить строительство инженерного объекта. Экосистемы залива и моря будут по-прежнему отделены благодаря системе шлюзов, поэтому не стоит бояться неконтролируемого засаливания залива. Если этого не сделал открытый Балтийский пролив, то не сможет сделать и новый канал, который будет в 30 раз меньше пролива и к тому же оборудован шлюзами.


№ 6 — Защита от наводнений

Эльблонг лежит на Жулавах, в районе, часть которого лежит ниже уровня моря, что создает угрозу паводков и нагонных явлений. Канал на косе в этой ситуации — еще и защита от наводнений благодаря возможности открыть шлюзы, чтобы спустить надмерную воду. Кроме того, канал позволит оперативнее эвакуировать людей или довозить продовольствие, значительно облегчит задачу катерам экстренных и пограничных служб при возникновении чрезвычайных ситуаций, например, если стихия отрежет Эльблонг от суши.

«Залив больших возможностей» — так я назвал свою книгу о сотрудничестве на Вислинском / Калининградском заливе. И еще несколько лет назад при обсуждении вопроса о возможном строительстве канала через Вислинскую косу я всегда находил понимание у моих российских коллег, среди которых есть и чиновники разного уровня, и бизнесмены-перевозчики, и общественники. Много лет находясь, как говорится, в теме, наблюдая за эволюцией локальной инициативы в масштабную государственную программу, я был уверен в том, что этот проект ни в коем случае не станет камнем преткновения в отношениях между нашими странами, а, наоборот, откроет новые возможности для этого уникального, общего для Польши и России региона.


2009
Бизнес
Источник: Fundacja Puszczy Rominckiej

Ситуация крайней обеспокоенности

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему федералы хотят забрать деньги у бизнеса.