ЛДПР: кому нужна угольная лампочка?

Возможно, скоро под Светлым возведут угольную электростанцию. По мнению местных жителей, их сделали заложниками технологий прошлого.

В обстановке секретности

«Страшно далеки они от народа». Именно эти ленинские слова явились лейтмотивом общественных слушаний, состоявшихся 14 марта в Светловском городском округе. Слушаний, превратившихся в скандал. Глава муниципалитета Сергей Бевз и главный архитектор Ольга Бруно попытались обсудить с земляками из Люблина, Взморья и Светлого проект откорректированных правил землепользования и застройки ГО. Попытались, а на деле всё вылилось в перепалку, по ходу которой казалось: не обойдётся без потасовки.

Ибо власть сделала немало, чтобы так случилось. Во-первых, большинство людей здесь абсолютно не в курсе творящегося. Например, о перспективах появления угольной ТЭС стало известно лишь благодаря активистам, добывшим сведения в недрах областного правительства. Кроме того, — и об этом напомнил на собрании региональный лидер ЛДПР Александр Ветошкин, — журналы, куда желающие могли бы записывать соображения в отношении этих самых правил землепользования, должностными лицами были заведены не в январе (после объявления о назначении слушаний), а в марте.

В общем, слушания переросли в допрос. Достигший апогея в Светлом, где в зале городской библиотеки собрались сотни взбудораженных людей. Принявшихся допытываться, почему санитарную зону вблизи Взморья расширили до 500 метров (что позволяет возводить там крупные объекты с соответствующей нагрузкой на территорию), почему электростанцию планируют не самую «экологичную», почему власть и местные депутаты этому не противятся? Устроители мероприятия принялись растерянно уверять: в случае конкретизации вопроса со строительством станции устроим отдельные слушания, а сейчас не тот повод — мы о правилах землепользования вам докладываем. Но каждый раз их слова тонули в гуле неодобрения.

Дети — наше что?

По информации калининградского эколога Александры Королёвой, Светловский ГО — один из лидеров в Калининградской области по уровню заболеваемости детей до 14 лет. А по количеству больных подростков от 15 до 17 лет он на втором месте.

Да будет свет!

Янтарный край — территория обособленная. После выхода стран Прибалтики из единого энергокольца с Россией калининградские потребители могут остаться без нужного объёма электричества. Так что любая новая ТЭЦ или ТЭС — гарантия того, что важные учреждения — больницы, воинские части, школы — не будут обесточены. Другое дело, какие именно станции строить?

К слову, самые безопасные — это приливные, ветряные, геотермальные и солнечные. Прежде всего потому, что они экологически безвредны. Плюс низкая себестоимость получаемой энергии. Впрочем, таким образом её производится сравнительно мало. Что является главным минусом.

Мнения

Ольга Крапивницкая, жительница посёлка Взморье: «Карта землепользования регулярно видоизменяется, санитарная зона варьируется. Куда смотрит главный архитектор? У чиновников нет никакого контакта с населением. Нас каждый раз продолжают ставить перед фактом!»

Игорь Фургачёв, житель СНТ «Балтика-1»: «Никто не против экономического развития региона. Мы лишь хотим, чтобы голос общества властью тоже учитывался. Я не желаю, чтобы прямо под окнами моего дома пыхтела электростанция. Правила землепользования не должны существовать во вред. А когда наоборот, когда местные депутаты не хотят за нас бороться, это никуда не годится! К счастью, есть ЛДПР. Очень помогает нам депутат от этой партии в облдуме Александр Ветошкин. И с организаторами слушаний говорил с наших позиций, и со СМИ помог».

Чеслав Гринцевич, житель Светлого: «О сегодняшних мероприятиях узнал два дня назад. Разве это нормально? Кому выгодно прятать проблему? И кстати, слушания не протоколируются, а записываются на диктофон. Завтра скажут: запись получилась с изъянами, извините. Вот вам образец взаимоотношения власти с людьми».

Александр Ветошкин, координатор Калининградского регионального отделения ЛДПР: «Одна из негативных примет времени: чиновники потеряли контакт с гражданами. Причина очевидна: нет результата, нет и уверенности, что такой контакт власти нужен. Светловский муниципалитет — один из самых экологически бедствующих. Это наследство досталось от предыдущих руководителей, — с момента строительства первого нефтетерминала в начале 2000-х до свалки ТБО, за ликвидацию которой активно выступала только ЛДПР. Тут ещё и миазмы завода „Содружество-Соя“… Ощущение, что некие радетели решили соорудить из округа газовую камеру. А вышестоящие, почти по Пушкину, безмолвствуют. И бездействуют. Неудивительно, что в начале марта инициативная группа светловчан обратились ко мне с просьбой разобраться по поводу угольной электростанции. Уму непостижимо — в XXI веке мы ведём разговор о подобного рода сооружении! Впечатление, что в регионе существует некое угольное лобби.

Совсем рядом с точкой возведения данного объекта находятся СНТ „Балтика-1“ и СНТ „Рыбак“, посёлки Взморье, Ижевское, Капорное, неподалёку города Светлый и Калининград, питьевые озёра. Сжигание угля неизбежно приведёт к загрязнению всего и вся, образованию радиоактивного фона от золоотвалов. Не лучше ли построить станцию с использованием возобновляемых источников энергии, с применением передовых достижений? Впрочем, наши-то чиновники не привыкли „заморачиваться“ мелочами вроде здоровья людей. Этим снова занимается ЛДПР. Группа наших активистов совместно с неравнодушными светловчанами собирает подписи в Интернете и на улицах городов, дабы направить руководителям Калининградского региона и страны требование о пересмотре решения о строительстве в Светловском ГО угольной ТЭС. Думаем о проведении митинга по этой проблематике. Если власть сочтёт, что наши аргументы и претензии несущественны, Калининградское региональное отделение ЛДПР окажет содействие по проведению соответствующего референдума на территории Светловского ГО».


Справка

ЛДПР Калининградское региональное отделение

г. Калининград, ул. Генделя, 14, кв. 1
2151
Выборы 2016
Источник: Александр Ветошкин

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.