Убийца-спецназовец устроил спектакль

"Комсомольская правда-Калининград" пишет о судебном заседании над бывшим сотрудником спецподразделения подводных диверсантов "Парус" Артемом Собковичем, которого обвиняют серии убийств, в том числе часовых Балтфлота и милиционеров. "Родственники жертв в искренность спецназовца не верят и единодушно требуют самого сурового наказания. "Вплоть до расстрела, хотя его у нас сейчас и нет", - как с сожалением заметил сын первого из дюжины убитых шайкой, стрелка ВОХРа Романовского. Несмотря на явственно ощущаемую в зале ненависть, Собкович пытается сохранять хладнокровие. Вот он под конвоем входит в клетку, не дожидаясь команды, поворачивается спиной и просовывает сквозь прутья скованные руки, чтобы сняли "браслеты". Садится, не спеша снимает перчатки, аккуратно складывает их по отдельности на колене, прячет в карман. Берет общую тетрадь, в которую что-то периодически строчит во время заседания. Как потом оказалось - вопросы к потерпевшим", - продолжает газета. Как отмечает автор статьи, Собкович пристально глядит на близких тех людей, которых он убил. И общения с ними не избегает. У Николая Угрюмова, отца старшины милиции, - его, тяжело раненого, он добил выстрелом в голову, - поинтересовался, инструктировали ли милиционера перед заступлением на службу. Воевавшему в Чечне старшине Угрюмову, на которого напали из-за угла, не хватило всего мгновения, чтобы выхватить пистолет, - продолжает издание. А Лидии Акимовой, матери сторожа чкаловской автостоянки, которого Собкович искромсал в куски водолазным ножом, подсудимый устроил едва ли не допрос с пристрастием. Лидия Константиновна, оказалось, знала Артема еще с детсадовского возраста. Убийца видно обиделся на то, что опытный специалист-психолог охарактеризовала его как замкнутого и конфликтного ребенка. "Где мы с Вами встречались? Когда разговаривали? - въедливо допытывался он из-за решетки. - А вы знаете, что я участвовал во всех школьных спектаклях?" Окончательно войти в роль обвинителя Собковичу помешал судья, вовремя урезонивший подсудимого. Кстати, отмечает "Комсомолка", государственный обвинитель Бугаев и судья Грицаенко по ходу судебного процесса проявляют большой интерес к тому, как было организовано несение караульной службы на аэродроме под Чкаловском и на АЗС по Советскому проспекту. Выясняется, например, была ли достаточной освещенность поста, на котором стоял вохровец Романовский, и в каком состоянии там были инженерные заграждения. В случае же с расстрелом милиционера и женщины-оператора заправки и начинают всплывать еще более интересные детали. "Почему заправку охранял сотрудник патрульно-постовой службы, а не боец вневедомственной охраны?" - интересуется судья. Конечно, отец погибшего старшины Угрюмова ответить на этот вопрос не может. Зато руководство райотдела милиции или начальство областного УВД должно быть в курсе. Тем более, что появилась информация о том, что ППС оказывало охранные услуги АЗС, потому что там заправлялись патрульные джипы. Вероятно, кое-кому из офицеров с большими звездами на погонах еще придется давать неприятные объяснения, - предполагает газета.
Источник: REGNUM

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.