Поезд памяти. Калининград

Раннее утро, а Белорусский вокзал гремит военным духовым оркестром. Развернуты транспаранты, идет митинг, собираются участники молодежно-патриотической акции «Поезд памяти. Победе в Великой Отечественной войне посвящается…» Путешествия по местам наиболее кровопролитных и значимых сражений Великой Отечественной стали традицией, которую поддерживает Комитет общественных связей города Москвы. Не первый год поезда ездят в Брест, Калининград, Санкт-Петербург, Берлин. 9 апреля – годовщина штурма Кенигсберга.
Участники акции – школьники и студенты, представители общественных объединений и военнопатриотических клубов, пресса и – самые главные герои этой поездки – ветераны. Пятьдесят участников штурма Кенигсберга, среди которых 6 героев Советского Союза. Если молодежь и пресса носятся по зданию вокзала, знакомясь, митингуя, отыскивая своих, фотографируя, ветераны степенно сидят. На их лицах оживление, но мыслями они уже там, в Кенигсберге, куда мы приедем лишь через сутки.
После того как поезд тронулся, мы устроились и поделили полки, весь состав погружается в тишину – встали все ни свет ни заря, да и брать сразу же штурмом три вагона с ветеранами как-то не хочется. Но буквально через пару часов жизнь закипела: кажется, в вагоны ветеранов переместились все участники акции. Кто берет интервью, кто фотографирует, кто просто разговаривает. Да и сами ветераны, раскрасневшись после сытного обеда и солдатских «ста грамм», охотно делятся воспоминаниями.
Павел Петрович НОВОСЕЛЬЦЕВ всю войну воевал в разведке. Несмотря на преклонные годы, он выглядит удивительно элегантно – худой, высокий, со вкусом одетый. По своему складу Павел Петрович не военный человек и считает войну большим злом. Он рассказал мне историю, которая лишний раз доказывает, что война – смертельно тяжелый и подчас неблагодарный труд: «Когда освободили Каунас, был такой случай. При мне из подворотни выходят два солдата, несут какие-то вещи. Мародерство? Командир мне: «Расстрелять!» Дивизия уехала, а солдатики стоят, портки трясутся. Я говорю им: «Откуда взяли, туда и положите». А, видать, кто-то командиру доложил, что я его приказ не выполнил. Он меня вызвал. А я ему говорю: «Ни вы, ни я без суда не имеем права расстреливать». Он меня в штрафную роту отправил. Я не офицер, а старшина был, от офицерского звания намеренно отказался. Меня хорошо знал начальник отдела армии. Утром он увидел меня среди штрафников: «А ты что здесь делаешь?» Я говорю – так-то и так-то. Через несколько дней командира дивизии сняли».
В 5 вечера 7 апреля мы были в Минске, совершенно неожиданно для всех оказалось, что у нас будет экскурсия. Минск – удивительный город, чистый, красивый, c пронзительно голубым небом. Сотни подсвеченных домов отражаются в Свислочи. Десятки парков, огромные пространства еще не успевших позеленеть лужаек и газонов. Наша поездка по Минску началась с возложения венков к стеле на площади Победы. Жители белорусской столицы очень серьезно относятся к теме Великой Отечественной войны. В Минске нет семьи, которой не была бы знакома боль потери близкого человека. Возложение цветов, митинг и опять автобус.
Утром мы уже были в Калининграде, вот и старый Южный вокзал. Последний раз я его видела лет пятнадцать тому назад, когда крошечной девочкой приезжала на папину родину.
Первым номером в нашем маршруте значился мемориальный комплекс 1200 гвардейцам 11-й гвардейской армии, погибшим при штурме Кенигсберга. Это был первый памятник, построенный после окончания войны. В его возведении участвовали солдаты, которые выжили в том аду. Болели раны, а они часами стояли и позировали скульпторам. У каждого ветерана по две гвоздички, они безмолвно положили их на холодный гранит у подножия стелы. За ними возложили цветы и мы.
После посещения парка Победы мы поехали на встречу с военно-патриотическими молодежными коллективами в Дом молодежи. Там нас приветствовали незабываемым концертом: хореографические и акробатические номера, хор, сольные выступления – молодых талантов не перечесть. От Комитета общественных связей города Москвы юным калининградцам были вручены памятные подарки.
Погода в Калининграде меняется каждую минуту, вот закапал дождик, а через минуту выглянуло солнышко, порадовав изголодавшихся по весне москвичей радугой. Настоящее семицветное коромысло повисло в небе над островом, на котором стоит Кафедральный собор, шедевр северной готики. Храм был заложен в XIII веке, сейчас в нем монтируется самый большой в Прибалтике орган, а непосредственно к зданию примыкает могила немецкого философа Иммануила Канта. Не оставили мы без внимания и флот, побывали на огромном корабле и военной подводной лодке. Больше всего поразила подлодка. Удивительно, но на подлодке, где я со своим невысоким ростом ходила согнувшись, более десятка лет капитаном был человек ростом 197 см.
Дальше мы посетили места, имеющие непосредственное отношение к штурму города-крепости Кенигсбергу: блиндаж Ляша, где располагался штаб коменданта крепости генерала Отто Ляша и где он принял решение о капитуляции гарнизона, и форт Дер Дона. Этот форт был одним из крупных опорных пунктов обороны Кенигсберга. Именно над ним был водружен красный флаг, символизирующий победу и разгром гарнизона. Там нам показали театрализованное представление – взятие форта. Это было невероятно, мы как будто побывали в центре военных действий; хватило и нескольких минут, чтобы понять, как это было жутко. Над городом в дни штурма стоял 1,5-километровый багровый от кирпичной крошки столб пыли и пепла. После представления любой желающий мог отведать настоящей солдатской каши и горячего сладкого чая, солдатский серый хлеб. У костра барды и ветераны пели песни военных лет, на удивление ладно им подпевала и молодежь.
После форта мы отправились в филармонию. Там ветеранов поприветствовал губернатор области Георгий Валентинович Босс и мэр Калининграда. Калининградская филармония – настоящее произведение искусства. После ремонта – все с иголочки: блестящие трубы грандиозного органа, восхитительные своды костела, ярко-красные стулья зала.
Снова поезд. Четыре визита таможенников, длинные разговоры и лишь под утро мирный сон. Снилось так и не увиденное море…
На обратном пути мы нигде надолго не останавливались, зато решили подготовить импровизацию на тему «Мир во всем мире». В вагоне-ресторане во время обеда молодежь устроила для ветеранов концерт. Наш номер прошел на ура.
Поздним вечером 9 апреля мы подъехали к Москве, вышли на Белорусском вокзале, попрощались. Прошло всего три дня, а событий и впечатлений на неделю. Стало ясно, что всем нам нужно встретиться. Ну просто необходимо, потому что за эти три дня все мы очень сдружились.
Источник: Вечерняя Москва

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.