Инга Медведева: На Паралимпиаде меня лечили током

27-летняя горнолыжница рассказала «Комсомолке», почему к русским спортсменам-инвалидам в Европе относятся лучше, чем на родине.

Челка за 30 евро

Навстречу шла хрупкая милая девушка. Трудно было узнать в ней Ингу Медведеву. Чуть заметная хромота - единственная внешняя примета аварии 1990 года, после которой она потеряла ногу. Сейчас Инга одна из самых известных горнолыжниц в мире. Заслуженный мастер спорта, победительница Кубков мира и Европы, чемпионка России. Семь лет назад она переехала с Камчатки в Калининград. Она одна представляет наш город на зимних международных соревнованиях, в том числе Паралимпиадах – Играх среди инвалидов. В 1998 году в Нагано Инга заняла шестое место, в 2002-м в Солт-Лейк-Сити – третье. С Паралимпиады-2006 в Турине Медведева вернулась без медалей. О четырехдневной госпитализации накануне главных стартов, потере четырех килограммов веса и общей физической истощенности спортсменка говорит неохотно:

- Любую неудачу можно оправдать. Что случилось, того не изменишь.

- Тебе ведь доктора запрещали выступать, но ты все равно на старт вышла.

- Перед этим взяли расписку, что за мою жизнь никто ответственности не несет.

- А еще спортивные неудачи оправдывают заговором против России.

- Спортсмены-инвалиды дружат. К русским в Европе особенно тепло относятся. Нас бесплатно приглашают тренироваться на трассах. Недавно познакомилась с профессором Венского университета. За то, что я занимаюсь горными лыжами, он предлагал мне регулярную стипендию из личного фонда. Я отказалась. Может, и зря.

- Известная французская фирма «Rossignol» спонсирует тебя дорогими лыжами по этой же причине? Одна пара тысячу евро стоит.

- Французы помогают горнолыжникам, которые показывают хороший результат.

- Почему на фотографиях с Паралимпиады ты вся в скотче?

- Итальянцы боролись с рекламой. По правилам, на каждом элементе экипировки лейбл фирмы-изготовителя должен встречаться один раз. Мы вечерами сидели и оклеивались непрозрачной липкой лентой.

- Я слышал, и с Олимпийской деревней было не все в порядке.

- На улицах грязь по колено, дома неоштукатуренные. Я жила в комнате с одним маленьким окошком, выходившим в коридор. Организаторы сказали, что нам еще повезло. Когда здоровые заехали в деревню, она только строилась. Мы платили практически за все. В парикмахерской, где мне челочку подровняли, 30 евро оставила.



Врачу пора на покой

- Есть какие-нибудь послабления для спортсменов-инвалидов? Может, на допинг не проверяют?

- Нет, контроль постоянный, хотя в отношении россиян о допинге говорить глупо.

- Почему?

- Во многих странах мира целые фармакологические заводы работают над тем, как бы систему допинг-контроля обмануть. В Китае их два. А за нашей сборной до Паралимпиады-2006 всего один доктор числился. Старенький он, его бы самого подлечить. В нашей аптечке жаропонижающее не найти, какие там специальные препараты. У этого доктора одно средство от всех болезней – электрошок. Он и синяки током изводил. Про наш обслуживающий персонал можно книгу анекдотов выпускать. Вечно хмельной переводчик с иностранцами общается с помощью жестов и звуков. На Паралимпиаде мы его теряли с той периодичностью, с какой хозяева выставляли вино. Бывает, нам так переведут объявление, что мы не на тот склон приедем или на чужой старт попадем. Но больше всего не повезло Даниле, спортсмену нашему. Он по ошибке тренера вышел на трассу, думая, что это пробный заезд. Оказалось – финальный.

- Ты не думала поменять гражданство?

- Это у нас восемь горнолыжников на всю страну и три профессиональных тренера, а на Западе в национальных чемпионатах выступают сотни инвалидов. Там своих талантов хватает.

- Могу я узнать, как Родина спортсменов поощряет? Ты ведь стала второй в мире в сезоне 2005-2006.

- Призовые за места на этапах Кубка мира и Европы инвалидам не платят. У нас один шанс в четыре года – победить на Паралимпиаде и заработать 100 тысяч долларов. В Калининграде мне выделяют пять тысяч рублей в месяц на питание. Здесь нет зимних видов спорта, и зарплату мне школа высшего мастерства платить не может. Я учащаяся. На Камчатке девчата зарабатывают по 700-800 долларов. Могла и в Москву перебраться, к старшей сестре. Но я полюбила этот город, здесь мои родители. Уезжать не хочу.



Бабушка важнее президента

- После Игр ты отправилась в Германию на 80-летний юбилей своей бабушки, а не в Москву на встречу с Владимиром Путиным.

- Думаю, я немного потеряла. Я видела, как Путин под Москвой на лыжах гоняет. А на бабушкин день рождения шестьдесят родственников собрались. Знаешь, как приятно всех увидеть! Это очень редко получается.

- Большая у тебя семья.

- Были самые близкие. Обычно человек двести-триста съезжаются. По женской линии все учителя. Одна прабабушка даже лучшим учителем России стала. Ее Крупская лично принимала. А я даже бегло немецкий не знаю. Не думала, что он когда-нибудь пригодится.

- Правда, что ты из Германии чемодан сладостей привезла?

- Да! На сборах и выступлениях не ем, зато потом отрываюсь. Дома стоит во-от такой сундук и никогда не пустует.



Страна здоровых людей

- Ты занялась горными лыжами сразу после аварии?

- Бралась за все. Учеба, музыкальная школа, вышивание, выжигание, курсы всякие. Я очень боялась беспомощности. В Европе инвалиды гуляют на улицах, спортом занимаются, по магазинам ходят. А у нас они дома сидят. Россия – страна здоровых людей. Тут инвалидам не место. Каждый день приходится доказывать, что мы нормальные. Потом попала в горные лыжи, на Камчатке они очень популярны.

- Ты когда-нибудь разбивалась?

- Только руку ломала. Считай, повезло. С каждого старта двух-трех спортсменов на вертолете в больницу обязательно отправляют. Но круче Германа Майера никого нет. Он легенда, и летел так же незабываемо. Пробил все заграждения, которые стояли на его пути. Мы уж, прости Господи, руки потирали: ну, все, сам Майер с нами выступать будет. У него же колено собрано по кусочкам. Куда там! На следующий день катался среди здоровых.

- А что, в инвалиды легко соглашаются переходить?

- Конечно. У нас много бывших здоровых. Часто ломаются, а кроме лыж ничего больше не умеют. Некоторые специально с собой что-нибудь делают. Ходил слух, давно, правда, что один спортсмен руку отрубил, лишь бы перейти к инвалидам и побеждать. А можно просто отрезать фаланги пальцев. Если палку не умеешь держать - милости просим к нам

- Хватит, хватит примеров. Давай о путешествиях. Можно сказать, ты всю Европу изучила.

- О, да. Горнолыжные трассы знаю наизусть. И аэропорты.

- Ты стыдишься русских туристов?

- Четыре года назад еще краснела. Приедут, напьются, испачкают все вокруг, сам понимаешь чем. Сейчас все модно одетые, культурные, с детьми и при деньгах. Нет ни одного курорта, где бы мы не встретили наших.

- У тебя два диплома, юриста и бухгалтера. Думала, кем станешь, когда спортивную карьеру закончишь?

- Сейчас я поскорей хочу встать на лыжи. У нашей команды весной-летом сборы не запланированы. Может, в Европу снова уеду. Приглашают.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.