Галина Перцева: "В инфекционке контингент пациентов другой"

Галина Перцева. Фото предоставлено минздравом области.
Все новости по теме: Реформа здравоохранения
Исполняющая обязанности министра здравоохранения областного правительства Галина Перцева в эксклюзивном интервью корреспонденту "Нового Калининграда.Ru" рассказала, почему увеличилась младенческая смертность, как влияет контингент пациентов на качество обслуживания, сколько будут получать врачи в строящемся кардиоцентре, почему все 100% пациентов инфекционной больницы довольны ее состоянием и когда же появится новое здание "инфекционки" - и о многих других интересных деталях нынешнего состояния медицинской сферы.

- В Калининградской области в 2009 году увеличились показатели младенческой смертности. С чем это связано?

- Давайте откроем статистику и будем на цифрах говорить. Смотрите, младенческая смертность в 2002 году по России была 13 младенцев на тысячу рожденных, а по Калининградской области - 16. А в 2008 - 5,8. И 6,5 в 2009 - это данные предварительные, потому что еще точных данных мы не имеем. Численность населения еще считает госстатистика и тогда можно будет точно назвать эту цифру. 
Младенческая смертность действительно увеличилась за счет того, что дети погибали от внутриутробных инфекций. То есть здоровье беременных женщин было таково, что они внутриутробно во время беременности инфицировали неродившихся еще детей, и они рождались уже с тяжелыми инфекциями. Это пневмонии, это сепсисы. И детей просто нельзя было уже спасти. Это как раз самая большая группа, которая привела к увеличению младенческой смертности на 0,7.

- Дело в том, что в 2009 году, когда Елена Клюйкова отчитывалась о показателях за 2008 года, она отметила, что падение младенческой смертности связано с улучшением качества служб родовспоможения. Говорили о том, что снижение младенческой смертности достигнуто за счет того, что теперь мамы рожают в тех учреждениях,где врачи в состоянии оказать квалифицированную помощь новорожденным. И в этом году мы снова получаем рост. Медицина не смогла помочь малышам? За год качество служб ухудшилось? 

- Я же вам объясняю, заражение происходит внутриутробно, когда развивается ребенок, во время беременности. Мать больна, она инфицирует еще неродившегося ребенка, он рождается уже с инфекцией и вирусами. Он рождается в хороших условиях, но он рождается уже с инфекцией. И помочь некоторым детям не смогли, потому что было тяжелое поражение всех органов и систем. И даже в  хороших условиях выхаживания некоторым детям помочь не смогли в 2009 году. То есть были тяжелые внутриутробные инфекции. Это зависит от здоровья женщины. 
И тогда, когда мы разбирали младенческую смертность, мы говорили, что нужно, чтобы уменьшить число младенческих смертей. Мы понимаем, нужно начинать работать со школы - с девочками-подростками. У нас есть почти в каждом муниципальном образовании молодежные центры репродуктивного здоровья подростков. Девочка должна понимать, что она не должна простужаться, она должна следить за своим здоровьем, вести здоровый образ жизни, вредных привычек быть не должно, все инфекции должны лечиться своевременно - в том числе и инфекции женских половых органов. 
Очень важно, когда молодая семья собирается завести ребенка, проверить состояние своего здоровья. Это должны сделать как мужчина, так и женщина. Для этого и есть центр планирования семьи и репродукции, который проверит все и скажет: вам нужно вылечить хронические инфекции, это видно по анализам у еще небеременной девушки, вам нужно пролечиться, и тогда мы гарантируем вам, что у вас будет здоровый ребенок без инфекций.
То есть мы поняли, где у нас слабое место. Вот оно. Это работа с подростками, это работа до беременности с женщинами, это женские консультации, которые должны об этом говорить женщине: "Если вы хотите завести ребенка, вы должны делать вот это, вот это и вот это". Это то направление, по которому мы планируем усилить работу в этом году.

- По фактам младенческой смертности были проведены внутренние проверки?

- Безусловно. Такая аналитика есть, мы ее в прокуратуру отдали. По каждому случаю младенческой смертности мы и сами направляем, и прокуратура у нас запрашивает данные. Обязательно проводится служебная проверка по каждому направлению. Так что и прокуратура, и служба по контролю качества и лицензирования, которую возглавляет в нашей области Татьяна Николаева, и главы муниципальных образований, получают факты, данные служебных проверок. На каждом оперативном заседании один раз в месяц мы докладываем о цифрах младенческой смертности, и если есть какие-то вопиющие случаи, и глава, и все принимают меры.

- По поводу служебных проверок. Когда только началось дело о томографе - осенью - мы слышали о том, что будет проведена внутренняя проверка. Служебное расследование по этому факту проводилось?

- Что вас волнует? Куда делись деньги? 

- Да. И меня, и наших читателей. Была ли завышена стоимость? И если была, то почему? 

- Служебная проверка в этом случае не играет никакой роли, потому что этим делом занимается следственное управление. 

- Я не прошу от вас каких-либо обвинительных заключений. Вопрос в том, проводило ли правительство свою проверку, чтобы разобраться что, почему и как произошло в случае с томографом. 

- Нет, нам не нужна была какая-либо служебная проверка. Все документы, вот они - они были перед нами. Там все ясно и понятно. Кто что делал по компьютерному договору, все пошагово, вот были коммерческие предложения, вот была составлена заявка, вот - техническое задание. Вот и все, что мы делали. 

- И служебной проверки не было?
 

- Я даже не знаю, что вам ответить на этот вопрос. Я не знаю, кто тогда должен проводить эту проверку. По фактам младенческой смертности мы приглашаем независимых экспертов. Как вы себе представляете служебную проверку внутри министерства? Сотрудники министерства или кто? У нас есть следственный комитет, прокуратура, которые все проводят и скажут о выводах, к которым они пришли. 

- А по поводу медсанчасти №1. Когда стало известно, что не все имущество осталось в сохранности, тоже говорили о служебной проверке. Можно узнать какие-то результаты?
 

- Главный врач медсанчасти, если я не ошибаюсь, на тот период был Давид Ильич Ткемаладзе. При передаче, присоединении медсанчасти к госпиталю, а потом передаче госпиталя в ведение министерства социальной политики и труда, была проведена инвентаризация. Ткемаладзе сдавал все, что у него было в наличии, а госпиталь, который уже был в ведении Галины Сергеевны Янковской, принимал это.
Результаты этой инвентаризации и отсутствие какого-то числящегося оборудования в медсанчасти, если его не находили - были такие случаи, когда какое-то оборудование не находили при передаче, когда принимало министерство соцполитики, были включены в заявление. Это заявление с перечнем оборудования Давид Ткемаладзе передал в следственные органы. Проверка о наличии оснований для привлечения должностных лиц к уголовной ответственности проводилась ОВД Октябрьского района. 

- Речь идет о том, что в то время пока госпиталь не был передан в социальное ведомство, помещение не охранялось должным образом. На это обратили внимание и в милиции, и в СМИ. Как раз в то время из госпиталя были сделаны репортажи о состоянии дел в медсанчасти.
 

 - Ну, какие там были репортажи? Выбитое окно, разбросанные шприцы, разбросанные персоналом бывшей медсанчасти каталки, бумаги какие-то, остатки инструментов. Это вы имеете в виду? 

- Да, но тогда же УВД завело уголовное дело по факту...
 

- Так вот - результатов этого дела нет. 

- А внутренняя проверка была?

- Ну, мы же проводили инвентаризацию и мы же передали в УВД заявление. Сказали - вот этого оборудования нет. Мы передали. Мы сами инициировали это дело. Но дела не случилось, потому что не было до этого оснований. 

- Галина Николаевна, в апреле прошло торжественное открытие госпиталя для ветеранов войн. Теперь это учреждение в ведении министерства соцполитики и труда. Там остался все тот же контингент обслуживания - ветераны, пожилые люди.
 

- Конечно. 

- Тот же персонал?


- Конечно.

- При этом журналисты разговаривали и с пациентами, и с персоналом, как в отсутствие губернатора, так и при нем. Пациенты и врачи довольны. И состояние госпиталя действительно изменилось. Мы ходили туда с репортажем сразу после присоединения - налицо качественные изменения. Почему этого не произошло, пока госпиталь был закреплен за минздравом?
 

- Ну... Я думаю, что, во-первых, что выделили дополнительные средства, чтобы отремонтировать, сразу привести в порядок госпиталь. Думаю, это сыграло свою роль. И еще, я думаю, что роль руководителя здесь главная. Очень хороший руководитель госпиталя сейчас, который сумел все это организовать. Думаю что всегда играет ведущую роль личность руководителя учреждения. 

- Еще один вопрос по госпиталю. Ветераны получают там и медицинскую помощь. Как она будет финансироваться - по подушевому принципу или из средств, выделенных министерству соцполитики и труда?
 

- Раз это социальное учреждение, то все деньги идут из бюджета. И вы должны понять, что ветераны, участники войны, это люди пожилые очень. Если пожилой человек нуждается в оказании медицинской помощи, он должен лечиться в хорошем, многопрофильном стационаре, где для пожилого человека есть и окулист, и кардиолог, и уролог. И содержать госпиталь, где только терапевты, для пожилого человека - зачем? Когда все равно, имея госпиталь, люди с инфарктом лечились в областной больнице. Те, кто имел проблемы с глазами, лечились в областной больнице. А госпиталь, учитывая возраст пациентов и их состояние, должен быть как "социальные койки". То есть делать то, что он сейчас делает: чуть-чуть помочь человеку, витамины поколоть, поддержать здоровье. Уход - на 90% - играет очень большую роль в поддержании здоровья пожилого человека.
То есть, для пожилого человека важно, чтобы это было медико-социальное учреждение. А медицинские учреждения должны лечить. И тогда это решение правильное. Это - медико-социальное учреждение: уход и поддерживающая терапия, а настоящее лечение - в областной, многопрофильной или БСМП - как это сейчас и происходит. Пациент отправляется в те больницы, где есть все врачи. Для пожилого человека это очень важно. К пожилому возрасту у человека образуется много болезней и его должны лечить врачи разных направлений. 

- В ходе открытия госпиталя речь шла о том, что там появятся и палаты интенсивной терапии. Получается, это будет интенсивно-поддерживающая терапия?
 

- Я не была на открытии госпиталя, не знаю - о чем вы. 

- То есть учреждение может открыть у себя палаты интенсивной терапии, не координируясь с минздравом?


- Это полностью социальное учреждение, там есть свой начмед. Я просто давно не общалась с ними. О структуре лучше с ними говорить. Но я не думаю, что там будет интенсивная терапия. Нет, думаю, что вы ошиблись в названии.

- В ходе визита губернатора представители ведомства сказали о реанимации, потом извинились за оговорку, и сообщили о планах создать палаты интенсивной терапии.

- Ну, тогда с ними выясняйте. Мне сложно что-то сказать, но я думаю, что это неправильно.

- Глава админстрации Калининграда Феликс Лапин сообщил, что будут разделены стационары и поликлиники? Эти изменения затронут Калининград? 

- Нет, это стратегическое направления для всего регионального здравоохранения. Это касается не только Калининграда, потому что мы понимаем: если существует больница и имеет стационар и поликлинику вместе, то как бы понятно, что врачи своей поликлиники не будут класть больных в другие стационары. Им выгодно положить в свой стационар, чтобы деньги оставались в этом же учреждении. И тогда получается, что в областную больницу пациента не будем пускать, в другую больницу, где лучше делают операции - например, урология в БСМП - не будем пускать. Давайте, мы тут у себя подешевле пролечим. 
Теперь представим, что поликлиника отдельно. Врач думает: "Так, я должен сохранить деньги при поликлинике. Если я этого больного не буду пускать в хороший стационар, я буду долго пытаться лечить его амбулаторно, больной станет более тяжелым, и тогда я отдам огромную сумму денег, когда я в запущенном состоянии отправлю в стационар. Я смотрю, что больной у меня плохо идет амбулаторно. Давай-ка, я его быстрее отправлю в хороший стационар. Где у нас хороший стационар? БСМП - там хорошие врачи, там быстро лечат и пролечу. За три дня хорошо пролечу. Он у меня не будет болеть тяжело и долго и пытаться лечь куда-то еще в стационар". И учитывая, что для пациента это лучше и будет выбор более хороших стационаров, то мы полагаем, что это правильная идеология.

- Выбор осуществляет врач, но пациент при разделении может рассчитывать на то, что врача не будет сдерживать материальный фактор при направлении больного в госпиталь?
 

- Да, конечно. А когда больница вместе с поликлиникой, то мне еще и главный врач скажет: "Ты смотри там, туда не направляй - только к нам". 

- Как практически будет реализоваться эта идея? Пошагово: кто отделится сначала? Где отделение произойдет позже или не произойдет вообще?
 

- Нет, ну такого плана здесь быть не может. Это муниципальные учреждения. Муниципалитет здесь решает сам. Есть общий план, который составило минэкономики, который обсуждался с нами, с территориальным фондом. Сейчас этот план будет обсужден с врачебной палатой, с общественностью. И в этом плане нет даты, что город Калининград это сделает в 2009 году, Неман - в апреле 2011 года. Такого нет. И такого плана быть не может.
План должен быть такой - да, поликлиники разделяются со стационарами и правовой отдел прорабатывает пошагово: в 2009 году должны быть такие документы составлены, дальше саму идею надо обсудить с врачебной палатой - выслушать их мнения, с общественной палатой - выслушать их мнения. 
Кстати, перед встречей с вами заседала рабочая группа, 3 часа заседала. Мы разговаривали по основным проблемам развития здравоохранения, там были представители всех политических партий, они вошли в рабочую группу. Этот план мы тоже обсудим. Выслушаем все мнения, взвесим "за" и "против". План рассчитан на три года.

- Возможно ли, если врачи окажутся против, то разделения не произойдет вообще? 

- Я думаю, что если Феликс Феликсович решил, заявил, то оно произойдет. Но они это уже обсуждали и будут обсуждать у себя. Скоропалительно такие решения не принимаются. И если город Калининград решит, что это сделает, и я уже слышала в репортаже, какие это будут больницы, то Калининград решит для себя эту проблему так. 

- Галина Николаевна, в прошлый раз когда происходили изменения в схеме финансирования лечебных учреждений - переход на подушевое финансирование - некоторые учреждения просто "не вписались" в нее и ряд учреждений был закрыт. Не произойдет ли так, что с отделением больниц от поликлиник, какие-то больницы будут закрыты?

- Это естественное следствие конкуренции. Это закон жизни. Почему это вас пугает? 

- Я спросила о том, возможно ли это.

- Возможно, конечно, возможно. Мы надеемся и это правильно, что будут выживать сильнейшие учреждения. 

- Тогда вернемся к докладу минэкономики. Согласно их аналитическому материалу, Калининградская область один из самых малообеспеченных регионов по количеству врачей, медицинского персонала... 

- Меньше чем у нас, только в Пскове. 

- Там также говорилось о том, что в Калининграде мало больничных коек. И еще в докладе был учтен такой показатель как мощность поликлиник. То есть количество пациентов, которые калининградский врач обслуживают за одну смену, меньше, чем в других регионах. Какие меры предпринимаются для того, чтобы изменить эту ситуацию? Или, по мнению минздрава, эти показатели не имеют негативного или позитивного окраса и нам достаточно тех медицинских мощностей, которые мы имеем?

- Недостаток кадров - это наш недостаток. Это наша большая проблема. А то, что у нас коек меньше всего на 10 тыс населения - это показатель, который ни о чем не говорит. Если у нас нет отказов при обоснованной госпитализации, то все нормально. И кто сказал, что должно быть 200 коек на 10 тыс населения? Просто посчитали - в России вот их столько и такой норматив, в СЗФО - столько и такой норматив, а в Калининграде - столько. 
Существует проблема мощности поликлиник, а выражается она в том, что у нас есть очереди, к доктору не попасть. У нас мало кадров, и может быть мало поликлиник или даже врачей общей практики - которые ближе к населению, которые оказывают первую помощь и при заболевании глаз, и при ЛОР-патологии, и тогда не надо всех отсылать к узким специалистам. Может быть, в этом проблема.

- А какие меры предпринимаются, чтобы ликвидировать этот недостаток?

- Вот я вам и говорю - сегодня собралась рабочая группа. Правительство Калининградской области разрабатывает программу по всем направлениям жизни в регионе, и по здравоохранению тоже. Только что мы с рабочей группой себе наметили, что мы кадровый дефицит будем разрабатывать и будем говорить о том, что необходимо принять срочно, немедленно, а что может подождать. Вы же слышали, я просто не хочу повторяться, что для наиболее остро-дефицитных, наиболее высококвалифицированных специалистов губернатор готов выделить жилье. Это вы слышали?

- Да.

- Значит, мы можем квалифицированные кадры приглашать к себе. Например, нейрохирургов к детскую областную больницу, которых вообще сейчас нет. Есть только дежуранты. Дальше, в 2012 году выпуск медицинского факультета. Безусловно, это еще не высококвалифицированные врачи, но это уже врачи. И дальше будем смотреть, как еще можно решить кадровую проблему. 
Потому что быстро, за один год, мы ее не решим. Все 60 лет эта проблема была актуальна в области. Потому что эксклав, потому что закрытая территория была в Советском союзе, потому что не было своего факультета. И даже несмотря на то, что было распределение, дефицит кадров был всегда. Да, эта проблема существует, и мы намечаем себе пути ее решения. И медфакультет - это один из хороших путей решения, который ощутимо даст приток. 

- Вы только что сказали, что у этой проблемы большая история. Так, а что было сделано раньше, чтобы решить ее?
 

- Да пожалуйста. 3 служебные квартиры выделены в Озерском районе. Приехали переселенцы - 6 человек - 3 семьи врачей, получили служебное жилье и теперь особого дефицита специалистов в Озерском районе нет. В Краснознаменском районе выделяется жилье, в Черняховском - выделяется жилье. Обновился наш сайт, мы посылаем запросы и на федеральный сайт, и главы муниципальных образований согласовывают наши заявки от главврачей и подтверждают, что таким-то специалистам выделят служебные квартиры. Это все есть, просто статистику точную я не готова вам сейчас сказать.

- Вы сказали, что в Черняховском и Краснознаменском районах жилье выделяется. Это значит, что муниципалитеты готовы выделить, или решение жилищной проблемы в процессе?
 

- Нет, приглашены врачи, они уже живут. Вы можете поехать туда и взять интервью. В Озерском районе - 3 квартиры: приехали семьи врачей. И получается, что в отдельных районах у нас медучреждения лучше укомплектованы врачами, чем в Калининграде, и Феликс Феликсович(Лапин - прим. ред.) знает об этом. И уже в Калининграде думают - то ли о доме для медиков, то ли о общежитии, учитывая средний медперсонал. Каждый глава муниципалитета уже задумывается. 

- Еще немного о данных отчета. Две трети калининградцев недовольны именно организацией работы. Получается, в медицине стоит вопрос не только недостатка кадров, но и соответствующей работы уже существующих кадров?
 

- Мы с вами теперь понимаем, что недостаток кадров - это приоритет, который влияет на то, что гражданин приходит в поликлинику и врач тут же, сразу готов его принять. Это недостаток, безусловно. Врачи играют здесь ведущую роль. Организация. В течении последних четырех месяцев, мы еженедельно делаем доклад по 5 лечебным учреждениям, где мы говорим о том, сколько времени, какой срок ожидания в каждой поликлинике, приема у специалистов, снятия УЗИ, получения лабораторной диагностики, там где есть компьютерные томографы и эхокардиоскопия, называем и эти сроки. 
И мы да, мы раньше говорили главным врачам - вы должны все сделать, чтобы не было очередей. И за этот год, пока не было докладов, было очень много сделано в каждой поликлинике. Особенно эти проблемы в городе Калининграде: когда в регистратуре очереди, талончик не получить, надо долго стоять и так далее. Я думаю, если вы сейчас, сегодня, пройдете по всем поликлиникам Калининграда, где наиболее остро стоят эти проблемы, вы увидите, как изменилась регистратура.
Пример - 3 поликлиника Центрального района на Генделя: увеличилось число окошек для посетителей, чтобы не стояли 20 человек в одно окно муторно и долго, как это было раньше. Вы увидите, что там компьютеры стоят, база данных есть на пациента, заполняется талон на амбулаторного пациента. Все это быстро. Да, есть проблемы с хамством в регистратуре. 
Проблемы налицо, но есть и подвижки. Срок ожидания приема узкого специалиста - нет невролога, нет ЛОРа, нет окулиста - как такой поликлинике быть? Куда отсылать, как сроки соблюсти? А я вам скажу, что все эти врачи есть в диагностическом центре калининградской областной больницы. И получить направление можно в своей поликлинике, и придя туда, можно пройти все обследования. Практически все специалисты принимают там больных в тот же день.

- Обследование будет платным? 

- Нет, бесплатно. Если я, главный врач такой поликлиники, где у меня нет вот этих и вот этих специалистов, я должна что сделать? Я должна быстро написать направление и отправить туда, где пациенту все сделают. Организационные меры? Да. И сейчас введены бонусы дополнительно к подушевому финансированию, к нормативу. Каждая поликлиника каждый месяц получает дополнительные средства, если она выдерживает вот эти сроки.

- А какие сроки установлены?

- Есть приказ министерства и фонда, которым установлено, что УЗИ нужно ждать не более 7 дней, электрокардиограммы - не более 10 дней, приема у узкого специалиста - не более 3 дней. И сейчас мы подписываем соглашение со всеми политическими партиями, общественными объединениями, что они будут это контролировать. И в каждой поликлинике будет вывешена информация, сколько времени пациент может ждать узкого специалиста, того или иного обследования. 
Так вот, бонусы. Если поликлиника должна получить 500 тыс рублей в месяц, но она не выдерживает сроков, а страховые медицинские организации сейчас берут карточки и проверяют, сколько и когда получил пациент помощи, из ее 500 тысяч остается 0 целых и 0 десятых. Деньги дополнительно она не получает. Она не организовала работу так, чтобы пациенты могли получить достойное обслуживание, чтобы они не стояли в очередях, а быстро получали консультативные и диагностические услуги.

- Вы сейчас достаточно много говорите о консультативной группе, о ваших совместных действиях. Но здесь, у правительства, больше года каждую пятницу собирались люди, которые...

- А Чесалин Михаил Юрьевич - член рабочей группы. 

- Да, я знаю. Но ведь на пикет выходил не один Михаил Юрьевич.
 

- Но он сейчас в рабочей группе и он организовывал эти пикеты. 

- Вопрос в том, что помимо Чесалина, свое недовольство выражали и рядовые калининградцы. Не депутаты, не члены общественных организаций, словом, люди никоим образом не обремененные разнообразными званиями, которые не имели возможность получить дополнительных объяснений, разъяснений, задать свой вопрос представителям власти. Почему сотрудники минздрава не вышли объяснить им свою позицию?

- Вы знаете, мы выходили. Мы в начале выходили. И это был разговор слепого с глухим. То есть люди стояли с плакатами и говорили только это. Им не нужна была наша информация. Я выходила вместе с журналистами. Это было в самом начале. Это было один или два раза. Но разговора не получалось. Они пришли помитинговать. Они не слышали того, что власть им пыталась сказать. После этого мы перестали выходить. Ну, зачем туда выходить?

- По вашему мнению, насколько эффективна может быть рабочая группа, которая сейчас создана?
 

- Вы знаете, было первое заседание и я очень волновалась. Я руководитель этой группы. Я очень волновалась, потому что не понимала, что из этого выйдет, потому что там есть медики, врачи, есть просто люди, которые далеки от медицины. Но первое заседание прошло очень конструктивно. Я очень довольна. Потому что мы видим наши проблемы, мы видим ситуацию нашими глазами - глазами медиков. А люди были просто пациентами. Они говорили нам такие вещи, казалось бы мелочи, на которые мы не обращали внимания. Это очень конструктивно и правильно.
Мы увидели проблему не глазами медиков, а глазами пациентов, общественных деятелей, пикетчиков, которые здесь не кричали и скандировали по взмаху руки, а говорили простым человеческим языком. Они нас понимали, мы их понимали и слушали. Получился очень хороший диалог. Замечательный просто. Каждый взял себе задание, через неделю мы встретимся и каждый представит решение проблемы, как видит он. Из этого мы сделаем что-нибудь очень полезное, как я думаю. 

- Это хорошо. Еще про пациентов. Есть объективные проблемы пациентов - не хватает врачей, оборудования. Но, согласно статистике, многие пациенты не довольны и непосредственно отношением врачей. Даже в аналитическом отчете минэкономики это отражено - где-то довольны на 100 процентов, а где-то показатель совсем низкий. Вот это ведь уже не вопрос реформ или значительных денежных вложений. Будут какие-то меры приняты?

- Да, такие меры будут приняты. Потому что этот отчет нами отрабатывается. Мы будем смотреть по всем поликлиникам. И будет сделан более глубокий анализ по тем учреждениям, где пациенты жалуются на простое хамство. Это же элементарно. Будем смотреть, что мы можем сделать, чтобы избежать этого. Например, предлагают, в том числе и губернатор предлагает, сделать кабинет психологической разгрузки для медиков, проводить тренинги с регистраторами. 
Вы не должны забывать, что в поликлиники и в больницы люди приходят с бедой. Человек заболел - это беда. Это раздражение, плохое настроение. Болит что-то, температура, а надо идти в поликлинику, надо стоять в очереди. У врача тоже что-то болит, он тоже в плохом настроении. То есть это место, где всегда конфликт, где всегда беда. Врач проводит в этом всю жизнь - с бедой, болезнью, горем, болью. И он тоже, наверное, как-то сгорает на этой работе. Это очень тяжело. Это не праздник. Работа врача, медицинской сестры - это не праздник, это беда. Нужно поддерживать как одну сторону, так и другую, и психологически в том числе. И нужно смотреть, почему в одной поликлинике очень плохо, много жалоб и неудовлетворенных работой. Неудовлетворенность-то в первую очередь от того, что грубое, невнимательное отношение. Что с этим делать? Будем смотреть, будем говорить, будем проводить тренинги.

- А будут какие-то меры в духе "кнута и пряника". К примеру, в инфекционке, где условия и правда ужасные - вы сами это прекрасно знаете,  по результатам мониторинга 100% пациентов довольны обслуживанием. Хотя даже по состоянию стен в учреждении действительно не праздник. При этом в многопрофильной, где условия значительно лучше, пациенты на обращение врачей жалуются активно

- А там, в инфекционке, еще контингент пациентов другой. 

- То есть, это и есть причина?
 

- Конечно. Конечно. От этого, от контингента пациентов, это тоже зависит. У кого-то требования выше - и к культуре обслуживания, и к персоналу, и к пребыванию, и к самой палате, ее комфортности. А у кого - нет. От этого очень многое зависит.

- По поводу инфекционной больницы. Уже два года назад на нашем портале был опубликован первый репортаж о состоянии помещений в больнице. С тех пор в учреждении ничего не изменилось. Что-то будет меняться? 

- Я думаю, вы уже должны знать, что, если бы не кризис в 2009 году, началось бы строительство новой инфекционной больницы в Родниках. Там, где кардиоцентр. Рядом. И уже идет наработка, уже выбран проект - какую больницу мы будем строить. Это проект повторного применения - уже есть такая больница. Здесь будут небольшие изменения именно под нашу область. Вот. Сделан ремонт в самых плохих отделениях - на пищеблоке. С тем, чтобы продержаться год-два до перехода в новую больницу инфекционную. 
Но случился кризис, и строительство было отложено. Мы хотели включить больницу, она числится там, в Федеральной программе развития Калининградской области, когда идет софинансирование федеральным и областным бюджета. Потому что это достаточно дорогое строительство. И, если бы не кризис, то мы начали бы работу в 2009 году. Но, поскольку начался кризис, новые стройки были передвинуты на 2011 год. Это по всей Российской Федерации.

- А в области когда будет начато строительство? Тоже в 2011 году?
 

- Да, в 2011 году. Мы в Федеральной целевой программе с начала 2011 года. А должны были - с 2009 года. Но тут вмешался кризис, было принято правительством РФ решение, что не начинается строительство по Федеральной целевой программе. Не начинали по тем объектам, где участвовали федеральные деньги. 

- Когда инфекционная больница
будет достроена

- Начата в 2011 году, а когда закончат - я не знаю. Нужно посмотреть, уточнить. Сейчас у меня нет этих данных под рукой. 

- В любом случае. В 2009 году строительство было отложено до 2011 года. Это два года. Еще год-два - не важно, сколько ее будут строить. Но ведь есть люди, даже если они неприхотливый контингент, как вы говорите, тем не менее они три года будут лежать там, и есть врачи, которые еще три-четыре-пять лет будут работать в этих условиях.

- Какой-то косметический ремонт предусматривается. И уже кое-что сделано. Пищеблок приведен в порядок, основные узлы, без которых невозможно говорить о функционировании больницы в нормальных условиях. Поэтому, я думаю, палаты, о которых вы говорите, они будут отремонтированы, но это будет косметический ремонт. Это не будет капитальный ремонт и так далее.

 - Но когда? На первом репортаже - это был еще 2008 год - мы уже тогда слышали про пищеблок. Про остальные части больницы говорили, что вот-вот, уже, совсем скоро. О каких сроках идет речь?

- Давайте будем уточнять у специалистов. Вы не предупреждали, что будут вопросы о ремонтах, поэтому я не брала эти цифры. 

- Раз мы заговорили о строительстве, то тогда вопрос кардиоцентра. Когда он будет построен? Откуда возьмется столько узких специалистов для обеспечения работы центра?
 

- Это уже известно. Это во всех федеральных документах прописано. Это октябрь 2011 года. К этому времени центр будет построен. На сборку блоков центра уйдет 4 месяца. Нулевой цикл готов. 

- А по поводу специалистов?
 

- Они уже все прислали свои резюме. У нас есть перечень этих специалистов, с фамилиями, с адресами. Это люди из Москвы - Бакулевский институт, федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии. Это люди, которые работают в отделениях сердечно-сосудистой хирургии. Практически все они со степенями: кандидаты, доктора наук, которые работают в Санкт-Петербурге, Самаре, Оренбурге, Томске, Омске, Соединенных штатах, Израиле. Люди, которые пожелали приехать и работать в современных условиях и оказывать высокотехноличную медицинскую помощь. Средний возраст - 37 лет. Так что вот.

- Они приедут только ради работы в нашем центре?

- Конечно.

- Это исключительно возможность работы на новом оборудовании?
 

- Да, да, да. 

- А будут ли они обеспечены жильем? 

- Их не волнует этот вопрос. Они понимают, что они здесь будут получать высокую зарплату.

- О каких цифрах идет речь?
 

- От 50 тысяч. Но это пока на сегодняшний день. Работая по высоким технологиям, вы должны понимать, что это федеральный центр будет. Финансирование из федерального бюджета. Это высокотехноличные операции. Они оплачиваются от двухсот тысяч и так далее. И какая-то часть - 20% или сколько - идет на оплату персонала, это их заработная плата. Они понимают, что это будет. Они все, они уже приезжали сюда в конце прошлого года - смотрели место, смотрели область.
И они в первую очередь интересуются интересной работой. Во вторую очередь - это высокая заработная плата. И они понимают жилищный вопрос. И даже уже отведена земля там же, в Родниках, где будет построен за их средства котеджный поселок. Они уже посмотрели и выбрали себе дома. Земля уже оформлена. Они построят по ипотеке себе котеджи и будут жить в поселке недалеко от места работы. 

- Сколько примерно человек будет трудиться в центре?


- Боюсь ошибиться. 145 врачей.

- Каков объем операций?
 

- До 4 тысяч оперативных вмешательств в год.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.