Солдат просил родственников приехать в часть

12 мая из воинской части Гусева ушел рядовой Максим Карцов. Самоволка выглядела очень странно. Заместитель командира мотострелковой бригады по воспитательной работе Петр Бондаренко в разговоре с «Комсомолкой» вспомнил тот вечер:

- Военнослужащие пришли из бани. Заправляли постели, перешучивались между собой. Максим застелил постель. Кажется, кто-то позвал его. Он вышел, как был - просто в форме. Больше его не видели.

В кубрике остались бушлат, личные вещи и письма Максима, которые он получал из дома. По ним нельзя сказать, что у юноши имелись проблемы. Было одно письмо, которое он не успел отослать. Адресовано тете, живущей в Калининграде.

- Там есть фраза, - говорит Петр Петрович. - «Я понимаю, что вы сильно заняты. Но, если будет свободное время, прошу, приезжайте или напишите письмо». Максим искал общения.

Он очень замкнутый человек. В части подходящих собеседников не нашел. На вопросы сослуживцев отвечал, но сам разговоры не начинал. Он и в гражданской жизни дружил с одним-двумя парнями. Мог уйти из школы, запереться дома и неделю никуда не выходить. Больше молчал. Спросят - ответит.

Максим призвался осенью, служит водителем в частях обеспечения, часовым не стоял. Доступа к оружию у него не было.

В мотострелковой бригаде уже были случаи самовольного оставления части.

- Контингент военнослужащих последних лет заслуживает отдельного разговора, - говорит Бондаренко. - Недавно мы вернули сбежавшего парня. Он любит свободу и образ жизни, в котором нет никакого порядка. Его дом - городская свалка. Там его и нашли. А с ним - гражданскую жену на шестом месяце беременности. Но побег Карцова - уникальный в своем роде. Мы не можем найти повода. Неуставные взаимоотношения, по моим данным, не установлены.

- Максим вряд ли придет в милицию или обратно в казарму, - считает председатель Областного комитета солдатских матерей Елена Бонцлер. - Скорее, прибежит к нам. Естественно, в этом случае мы окажем ему необходимую помощь и постараемся выяснить все обстоятельства его побега.

Из родного Тутаева Ярославской области в Калининград приехала мама беглеца - Ирина Владимировна. Она обратилась к телевизионщикам за помощью. Показала портрет сына, попросила его или тех, кто его видел, сообщить об этом. Поиск результатов не дал. Уголовное дело по факту самоволки прокуратура не возбуждала.

- Каждый военнослужащий-беглец после поимки проходит психолого-психиатрическую экспертизу, - пояснил Петр Бондаренко. - По ее результатам иногда приходится закрывать дело. Из разговора с Ириной Владимировной мы поняли, что у Максима могли быть не преступные мотивы поступка. Поэтому решили подождать.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.