Россельхознадзор в Калининграде: три года с АЧС — как на пороховой бочке

2c673b38b2cf1aeddfca538859d4f231.jpg

Три года назад тема АЧС (африканской чумы свиней) была в регионе топовой. Калининградская область оказалась в окружении очагов этой страшной для экономики болезни. Но прошло время, чума к нам не пришла, и страсти поутихли. При этом с тех пор ситуация у соседей только ухудшилась, а опасность для нас возросла. О том, откуда к ним пришла беда, почему нет вакцины и можно ли оставить в покое кабанов, «Новому Калининграду.Ru» рассказал заместитель главы регионального управления Россельхознадзора Вадим Смирнов.

Пути «африканки»
Смирнов.png

 — АЧС — совсем «молодая» для России болезнь. Как она у нас появилась?

 — «Африканка» диагностируется на территории России с 2007 года. 2008 год, как вы помните, — это события в Осетии, когда было, честно говоря, не до регуляции поголовья кабана, никто его не отслеживал, и он «пошел» дальше, через Кавказ на Ставропольщину. Потом Кубань, весь Южный федеральный округ, потом — занос на север; вспышки в Ленинградской области. И сейчас, по прошествии 8 лет, на территории страны сформировались так называемые эндемические очаги, то есть очаги, где вирус спокойно существует в дикой природе, в популяции дикого кабана.

 — На территорию Литвы и Польши он попал каким образом?

АЧС (африканская чума свиней) — африканская лихорадка, восточноафриканская чума, болезнь Монтгомери — вирусная болезнь свиней с высокой степенью восприимчивости и скорости передачи, характеризующаяся лихорадкой, обширными поражениями кожи и внутренних органов. Относится к списку «A» согласно Международной классификации заразных болезней животных. Для человека опасности не представляет.

 — Он через Брянскую область по югу добрался до Белоруссии, а там, как вы знаете, леса. И мгновенное было распространение: пока было принято решение об отстреле кабана, стали такие случаи фиксироваться на границе с Литвой.

 — Почему у соседей такая сложная ситуация?

 — Когда в 2014 году все это только начиналось, в регион прилетел заместитель руководителя федеральной службы Евгений Анатольевич Непоклонов, мы были с ним в Вильнюсе. Нам сказали: ребята, мы знаем что делать, у нас достаточно сильная ветеринарная служба, и такой угрозы АЧС у нас представлять не будет. Ну а в конечном итоге в Литве с 1 января 2014 года по 17 октября 2016 зафиксировано 405 случаев АЧС.

 — Как болезнь могла так быстро распространиться, если, говорят, она протекает молниеносно, животные буквально «сгорают»?

 — Промелькнули сообщения, что в Польше у кабанов были обнаружены антитела к АЧС. Это говорит о том, что вирус достаточно долго уже циркулирует в популяции. Да, раньше говорили: это молниеносная болезнь. Настолько быстро развивается, что антитела не успевают образовываться. Потому что организму на то, чтобы подготовить иммунный ответ, нужно 72 часа. А здесь настолько быстро все происходит, что организм не успевает перестроиться и сгорает. А вот эти польские исследования показывают, что не все так просто. У части животных, очевидно, есть иммунитет, они не умирают, но постоянно носят в себе этот вирус.

Ложка к обеду


 — Хорошо известно, что для людей африканская чума свиней не опасна. Опасна для экономики. Опасна для крупных свиноферм — таких как у нас. С другой стороны, много говорится о том, что они очень хорошо защищены, в отличие от частного сектора.

 — В России в целом большая часть поголовья свиней содержится в частном секторе. У нас из всего поголовья — порядка 9%. А вот эти большие хозяйства имеют высшую, четвертую степень зоосанитарной защиты, так называемый четвертый «компартмент». Они могут функционировать и в условиях развивающегося заболевания. И такое состояние, когда в частном секторе меньше поголовье, чем на производстве — для нас положительный момент, потому что проводятся регулярные проверки этих предприятий, мониторинг и отбор проб: ситуация отслеживается.

 — А у соседей?

 — Если взять Польшу, у них в основном мелкотоварные производства, 200–300 голов; бывает, что эти животные контактируют и с дикими кабанами. И у них сейчас второй пошел этап распространения заболевания, которое сначала заносится в дикую природу, а потом идет обратная волна, когда уже из дикой природы, постоянно подпитываемой переболевшими животными, идет выброс вируса дальше. И формируются очаги, которые могут существовать, в принципе, десятилетия.

0e7e17b7121657b7a16fca9c4d2653a8.jpg

 — Что значит «4-я степень защиты»? Что она гарантирует?

 — Есть правила, начиная с того, что забор должен исключать возможность подкопа животными, проникновения на ферму. Плюс непересечение технологических потоков: на каждой производственной площадке свой персонал, и они друг с другом не контактируют. Основное же в том, что предприятие, имеющее 4-й компартмент, все сырье, все корма должно получать из предприятия, чей статус не ниже. Это все контролируется, и все понимают, чем грозит нарушение. И сами сигнализируют, если у них появляется какой-то фермер непонятный.

Был один случай в России: предприятие, 4-й компартмент, казалось бы, куда уж выше. Оказывается, у них была бойня, где они забивали своих свиней  

На территории России за последние 9 лет было зафиксировано 1 тыс 30 очагов АЧС (среди домашних свиней и диких кабанов). Они регистрировались в 42 субъектах: это 29 областей, 11 республик, 2 края (причем самые крупные — Краснодарский и Ставропольский).

и попутно — свиней частников. Частник приехал со своими свиньями. Потом он пошел в бухгалтерию, потом сотрудники бухгалтерии пришли в столовую, а в столовой — персонал из свинарника. Целое расследование было, выезжала туда и Генпрокуратура. Когда пошло у них заболевание —  а клиника «африканки» схожа с острыми инфекциями, — им сыворотку от пастереллеза стали вводить. И никто не сподобился сразу отобрать и проверить на АЧС. А когда падеж у них пошел по 200 голов в сутки, тогда они забили тревогу. Прямой ущерб предприятия составил порядка, по-моему, 700 млн рублей. И страховую выплату они не получили, потому что они сами спровоцировали эту ситуацию.

 — Хорошо, калининградские свинофермы защищены. Чего мы тогда боимся?

 — Тут опасно другое. По международным правилам вывоз продукции свиноводства с территории, на которой регистрировалась АЧС, возможен только через 3 года после регистрации последней вспышки. А теперь смотрите: в радиусе порядка 120–150 км от очага образуется «угрожаемая зона». И вот у нас, допустим, в районе Гвардейска вспышка — автоматом вся область попадает в неблагополучную зону. Соответственно, согласно международным правилам в области ветеринарии, транзит запрещается. А у нас основная мясопереработка — свиноводство, 167 тыс свиней. Экономические последствия вы представляете какие будут, да? Литва и Польша тут же перекроют нам транзит. Вывезти можно только паромом будет ближайшие три года… Сейчас лишь прямой ущерб миллиардами по России рассчитывается.

 — А в Польше, Литве, опять же?

 — Цифрами они не делятся, но ситуация там напряженная. Правительство Польши сейчас обратилось в Еврокомиссию о выделении дополнительных средств; где-то порядка 100 тысяч голов кабана они собираются отстрелять, санировать территорию и переработать все это термически на тушенку для армии. Ну и стали они потихоньку «поджимать» своих фермеров неорганизованных. Сообщения: там 250, там 230 голов уничтожено. То есть они прониклись серьезностью момента — но говорят, что дорога ложка к обеду. А мы сидим тут, честно говоря, как на пороховой бочке, и ситуацию постоянно мониторим. Поэтому труп кабана где-то нашли — машина сбила, неважно — обязательно отбираются пробы, проверяются на АЧС. Потому что это как раз та ситуация, когда лучше перестраховаться. Может, благодаря этому — сейчас 2016 год, и мы все-таки являемся благополучным субъектом по АЧС, хотя третий год она у соседей. В основном-то как раз благодаря всем этим непопулярным мерам — а по-другому никак нельзя.

«Совсем не то, что садиться на БТРы и ехать „крошить“ всех этих кабанов»


 — Вы имеете в виду отстрел кабанов?

 — Что бы ни говорили, кабан — это основная угроза, главный переносчик. Россельхознадзор не собирается уничтожить всех кабанов. Есть рекомендации того же Минприроды России, в которых говорится, что должно быть 2 головы на тысячу гектаров. У нас — 10 голов, то есть риск.

 — Понимаю, что тема для вас не очень приятная — уничтожение кабанов и их поголовья. Удалось ли его сократить за это время? Минприроды ведь очень жесткое сопротивление вам оказывает.

 — Мы тоже так же жестко двигаемся в этом направлении, находим понимание и свою линию отстаиваем.

 — И все-таки, насколько поголовье сократилось?

 — Вы знаете, процентов на 30, наверное, от того, что было первоначально. Но мы никогда не были за полное уничтожение кабана, мы за разумное регулирование. Потому что полное уничтожение приведет к размножению других видов животных, будет нарушено природное равновесие. Что далеко ходить: в одном из регионов боролись с бешенством, стали отстреливать енотов и лис — начались вспышки туляремии у людей: размножились грызуны — переносчики туляремии. Природа не терпит пустоты, и если есть брешь, она заполняется. Поэтому мы исповедуем врачебный принцип «не навреди» — а это совсем не то, что брать пулемет, садиться на БТРы и ехать «крошить» всех этих кабанов.

 — Насколько легко кабан восстанавливает популяцию?

 — Легко. Его всегда можно привезти с чистой территории и заселить. Но, опять же, если заселять чистую территорию, а не ту, где уже вирус присутствует. Пример — Сардиния. Уже на протяжении лет 50 как они «африканку» с Африки затащили, завезли бородавочника, — и все: там местность-то гористая. И кабан этот носится везде, и постоянный очаг африканской чумы свиней там, никак не могут с ним справиться.

 — Почему не удается разработать вакцину?

 — Да, казалось бы, установлены «заразные агенты», установлено, какие должны быть антитела, но проблема в том, что вирус очень «крупный», очень тяжело создать вакцину, «прилепить» ее — технически тяжело. Если против классической чумы свиней нормальная делается вакцинация, ситуация прогнозируемая, то есть можно все это заблокировать, то что касается АЧС — ситуация далеко не такая радужная.

Контрабанда и «космос»


 — Еще до санкций в Калининградскую область было запрещено ввозить мясную продукцию с использованием свинины из соседних стран. Она должна изыматься и уничтожаться. Были ли случаи, когда вы находили вирус в таких продуктах?

 — У нас нет, слава Богу. В других областях — да. Дело в том, что в продуктах, не прошедших термическую обработку… в том же свином сале до 120 суток вирус может храниться. Тут тоже специфика есть: мало того, что размеры большие у вируса, он обладает защитой. Обычный вирус не имеет защитной капсулы и, попадая во внешнюю среду, гибнет, и достаточно быстро. А здесь может месяцами сохраняться.

f46384063e398969ab5fd73060abce86.jpg

 — Если вернуться к запретам на ввоз: все мы ходим по улицам и видим нелегальные точки с «санкционкой». У вас есть полномочия проверять тех, кто продает? Или только через полицию?

 — Дело в том, что и у полиции полномочий нет толком проверять. Доходило до абсурда, когда мы вместе с представителями правоохранительных органов 

26 случаев нелегального ввоза мясной продукции из Польши и Литвы зафиксировано в этом году. Всего было изъято около 15 тонн мясной продукции: колбас, сосисок и других изделий. Вся она была зарыта на скотомогильниках.

выходили на такие рейды, на нас писали жалобы в прокуратуру. Мы вынуждены были выносить этот вопрос на заседание в правительство на чрезвычайную противоэпизоотическую комиссию, подключили Роспотребнадзор и как бы начали понемногу гонять, но… если полномочий нет, то их и нет.

 — Предусмотрено ли у нас наказание за распространение АЧС?

 — Были случаи в северных областях, когда распространение пошло через систему УФСИН. Заключенным посылки приходили, с остальной территории России. У них там подсобное хозяйство было, и куда отходы? Ну конечно, свиньям. Вольнонаемный, который там работал, взял ведро с помоями и притащил к себе домой. Народ же не задумывается до поры до времени, а это 249 статья уголовного кодекса: действия, которые привели к возникновению массового заболевания. Это уголовно наказуемо, только народ об этом не задумывается. Точно так же не задумывается, что в случае обнаружения АЧС «разборки» на самом высоком уровне идут: приезжает правительственная комиссия, приезжает Генпрокуратура, и уж поверьте мне, через миг находится виновный. Я читал материалы расследований, там действительно работают профессионалы.

И люди отвечают, но уже поздно. Вот еще случай был вопиющий, в Архангельской области, когда 41 вспышка была одномоментно — в течение 3 дней. Человек купил где-то поросят без документов, а они были заражены, и вирус мгновенно распространился по 8 районам. До этого субъект был благополучным, а закончилось все весьма печально. Сопоставить последствия и те ничтожные действия, которые могут вызвать эти последствия — это, конечно, «космос».

Фото — пресс-служба управления Россельхознадзора;  Roman Rzepa, Naszemiasto.pl; Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».