Чаепитие в Роминтенской пуще: что происходит на «даче Геринга» (фото)

Все новости по теме: Вырубка в Роминтенской пуще

Противоречивая информация из официальных источников так и не позволила «Новому Калининграду.Ru» толком понять — строится или не строится гостевой дом на месте Имперского охотничьего двора «Роминтен», прозванного в народе «дачей Геринга». Стройку в центре охраняемого государством заказника в региональном правительстве сначала дружно поддержали. Потом обозвали «благоустроительными работами». А потом и вовсе объявили несуществующей. Заблудившимся в комментариях чиновников журналистам пришлось самим отправиться в чащу Роминтенского леса.

Бродить по Красному лесу без проводника мы не рискуем, поэтому исследовать роминтенские дебри отправляемся в сопровождении краеведа и блогера Александра Казённова, который исходил местные чащобы вдоль и поперек.

Грунтовая, с редкими вкраплениями брусчатки дорога, местами сильно напоминающая раллийную трассу, периодически натыкается на сложенные аккуратными штабелями стволы деревьев. Вырубка (санитарная?) в Роминтенской пуще явно идет полным ходом. В одном месте путь нам преграждает белый грузовой микроавтобус, в который молодые южане споро складывают деревянные чурки.

Начать свой ознакомительный выезд решаем даже не с самой «дачи Геринга», а с Имперского охотничьего замка (не путать с охотничьим двором рейхсминистра), который был построен в самом конце 19 века кайзером Вильгельмом II, большим любителем охоты.

Сейчас от двух деревянных флигелей охотничьей резиденции кайзера остались только фундаменты, хорошо сохранился подземный переход. Он соединял покои императора и императрицы и дублировался надземной галереей, проходившей на уровне второго этажа. Флигели были уничтожены не полностью, один из них переехал в областной центр и сейчас стоит в парке Калинина.

Императорский охотничий замок Роминтен.jpg

Императорский охотничий замок Роминтен, построен в 1893 году

«Император приезжал сюда примерно в середине сентября и охотился до начала октября. В Потсдаме он садился на поезд, доезжал до Тракенена, сейчас это Ясная поляна, а оттуда уже добирался сюда. Но это до начала, грубо говоря, 20 века. Потом появилась железнодорожная станция в Краснолесье. Там был даже специальный кайзеровский павильон на вокзале, навес для кайзеровского поезда был отдельный. А оттуда на лошадях добирался сюда. С 1905-го примерно года он начал ездить уже на машине. Среди гостей Вильгельма II в этой охотничьей резиденции был и министр финансов Российской Империи Сергей Витте», — рассказывает наш провожатый, пока мы скачем по скользким камням.

Правая, «мужская», половина охотничьего замка (вернее, его фундамента), сильно отличается от левой, «женской», практически полным отсутствием растительности. Александр поясняет, что еще летом 2016-го остатки фундамента покрывал густой лес, но деревья вырубили. Кто и с какой целью — пока загадка.

Рядом с замком находилась капелла святого Хуберта, покровителя лесников. От нее тоже остался лишь фундамент, и его в составе «оптовой партии» других религиозных объектов передали в свое время РПЦ. Судя по табличке на установленном тут же кресте, на этом месте планируется построить скит Ильи Пророка. Вопрос, распространяются ли строительные запреты на всесильную Церковь — риторический.

_NEV1117.jpg

Православный крест рядом с остатками фундамента кайзеровского охотничьего замка 

Основная цель нашей поездки, Имперский охотничий двор «Роминтен», находится всего в двух километрах от замка. Путь к нему лежит через Олений мост, соединяющий два берега Роминты. Олени на этом мосту когда-то действительно были — 4 скульптуры пропали с постаментов после Второй Мировой войны. Две из них — не бесследно, они нашлись в подмосковном санатории «Сосны».

«Мы находимся практически в центре поселка Роминтен. Он был достаточно крупным, более 300 жителей. На том берегу почтовый офис стоял, была гостиница», — говорит Александр.

По словам Александра Казённова, всемогущий прусский министр и Имперский лесничий Герман Геринг хотел заполучить в качестве охотничьей резиденции именно кайзеровский замок, но даже он получил от ворот поворот. «Кайзеровский замок был на тот момент государственным, он активно использовался как туристический объект», — поясняет наш проводник.

В итоге Геринг был вынужден строить собственный комплекс, что успешно и сделал в 1936 году. Построили его споро, из местных стройматериалов, так что резиденция министра была сложена из валунов и еловых бревен, а крыша была покрыта тростником. При наступлении Красной Армии на Восточную Пруссию дачу сожгли сами нацисты, от неё остался лишь фундамент. 

Имперский охотничий двор Роминтен.jpg

Имперский охотничий двор Роминтен, построен в 1936 году

Первое, что понимаем, оказавшись на месте, — это вне всяких сомнений строительная площадка. На снегу — свежие следы тяжелой техники и отпечатки тяжелых ботинок, фундамент частично залит бетоном, местами виднеется свежая кирпичная кладка, торчат пластиковые выводы коммуникаций, в сторону крутого обрыва тянется дренажная канава.

Спешно эвакуировавшиеся с «неведущейся» стройки рабочие побросали даже детали гардероба — на деревьях сиротливо висят чьи-то куртки, на установленных аккурат напротив свеженькой кирпичной кладки строительных козлах — перчатки. На краю площадки — строительный барак и мини-электроподстанция. Последняя, правда, появилась здесь несколько лет назад.

«Раньше это место было заросшим просто дико — на фундаменте вырос лес. Все было завалено, если залезть — можно ноги переломать. Лежали старые дымоходы, основания деревянных колонн. Вот они ступеньки сделали, их тоже не было. Похоже, что они восстанавливают изначальную планировку, плана и придерживаются», — говорит наш гид. По его словам, деревья с фундамента исчезли еще в 2013 году.

3.jpg

В субботу врио министра культуры и туризма Андрей Ермак сообщил, что на месте «дачи Геринга» ведется строительство гостевого дома. Однако во вторник врио вице-премьера Александр Шендерюк-Жидков сказал, что строительные работы на территории парка запрещены и там ведется лишь благоустройство, строительной техники нет. 

Охотничью резиденцию рейхсминистра охраняли по-нацистски, с размахом. «На въезде стояли ворота большие, в стороне был „дом лесника“ так называемый, — говорит Александр. — И по периметру он был обнесен колючей проволокой, вахта стояла постоянно. Было несколько зенитных орудий даже».

Тут выясняется, что «дачу Геринга» охраняют и сейчас — хорошо, не с былым немецким размахом. Из балка внезапно появляются трое мужчин с сигаретами в зубах и дымящимися кружками наперевес. Мужчины старательно делают вид, что оказались на стройплощадке случайно.

«Видите, никакой стройки нет. Перчатки? Они давно уже висят!» — улыбаются нам мужчины в строительных куртках.

«А зачем вы приехали?» — пытаемся прикинуться валенками мы.

«Сидим, чай пьем. Нас попросили просто подежурить», — прикидываются в ответ ветошью «охранники».

«Давно строители уехали?» — продолжаем мы светскую беседу.

«Не знаю, мы приехали — тут уже никого нет», — не сдаются рабочие.

По данным наших источников, строительную технику вместе с основной массой рабочих отсюда начали спешно вывозить в субботу — сразу после того как информация о строительстве гостевого дома на месте «дачи» рейхсминистра попала в СМИ. Полностью «замести следы» строители почему-то не сумели или не захотели. Так что, как только информационная шумиха вокруг «дачи Геринга» уляжется, работы можно будет быстро развернуть вновь.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru» и сайт «Открытка из Восточной Пруссии».

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».