Рекламисты использовали дьявола

Сокращенный вариант календарной даты 6 июня 2006 года – 06.06.06 – вызвал у суеверных людей панику, они увидели в нем "число зверя". Маркетологам и кинематографистам "дьявольские" цифры – только на пользу.

Глава 13 в откровении Иоанна Богослова, присвоившая числу 666 имя "зверя", в очередной раз взбудоражила суеверных людей, обративших внимание на календарь. Многие увидели "номер дьявола" в дате 6 июня 2006 года, которая сокращенно пишется 06.06.06. Этим воспользовались маркетологи киностудии Twentieth Century Fox, приурочившие к 6 июня выход на экран фильма ужасов "Омен" – римейка ленты 1976 года. В нем рассказывается о семье, усыновившей младенца с родимым пятном в виде числа 666 – земное воплощение дьявола.

Не новичок в рекламе
Идея использовать "число зверя" в коммерческих целях не нова. Например, в 2005 году канадский оператор сотовой связи Virgin Mobile открыл тарифный план "после шести вечера" и, рекламируя его, распространил по городу 666 стикеров.
В Новой Зеландии число дьявола используется в телефонном номере кафе "Адская пицца". Еду, заказанную в этом кафе, развозят на автомобиле с надписью на борту "Самый быстрый путь к черту".

В России использование трех шестерок может вызвать отрицательную реакцию. В 2003 году ОАО "Мобильные ТелеСистемы" выступило спонсором концерта немецкой группы "666" в Калининграде, и это стало причиной акций протеста со стороны христиан и вызвало осуждение Калининградского епархиального управления православной церкви.

Возражений нет
Официальная позиция Русской православной церкви такова: "число зверя" никак не может отразиться на жизни рядового человека. Как сообщает "Интерфакс", митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл заявил: "Никакие номера, даже если они содержат три пресловутые шестерки, не могут нарушить воли Божьей о данном человеке и предать его дьяволу. Три шестерки ничем не отличаются от трех семерок, когда речь идет просто о порядковом номере".
Источник: dp.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.