Губернаторский распил: как Алиханов ёлку выбирал

Все новости по теме: Новый год

Несмотря на катастрофически стремительное приближение Нового года, многие калининградцы ещё не обзавелись ни новогодним настроением, ни соответствующей атрибутикой. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» в пятницу отправились на главный ёлочный базар у Дома Советов, чтобы узнать, кто покупает новогодние деревья в последний момент и как в целом идёт торговля, и неожиданно встретили там врио губернатора Калининградской области Антона Алиханова.

В этом году ёлочный базар окончательно слился с фермерской ярмаркой и значительно разросся. Среди хвойного лабиринта встречаются редкие покупатели, продавцы активно зазывают прохожих. На ярмарке тоже особого ажиотажа не наблюдается — скучающие торговцы подпрыгивают на холоде, пока калининградцы придирчиво осматривают товар.

Случайно встречаем уже изрядно задубевшую съёмочную группу областного телеканала. Коллеги сообщают, что ждут врио губернатора Антона Алиханова, который в скором времени должен подъехать за ёлкой. Решаем остаться и подождать приезда первого лица, а пока общаемся с торговцами.

«В этом году люди идут неожиданно равномерно, как погода позволяет, — рассказывает Алексей. — Обычно в это время ёлок уже очень мало. А сейчас перенасыщение — больше продавцов появилось, больше поставщиков». Алексей продаёт ели из Дании и Польши, стоят они от 500 до 5000 рублей. «Каждый год идут до 31 декабря, до вечера. Мы стоим, до скольки позволяют условия, нам нужно ещё остатки вывезти — мы их отправляем в зоопарк, или коням на корм, или в храм. Это тоже время, чтобы площадку почистить, всё убрать. Так что мы тут до упора», — добавляет он.

Врио губернатора не торопится. Узнаём, что у него более обширный рабочий выезд, чем прогулка по базару, однако журналистов туда позвали почему-то крайне избирательно.

«В этом году неважно люди идут. И погода, настроения нет праздничного. Ёлочки лучше продаются, когда снежок, морозец», — рассказывает Игорь. У него можно купить местную ель, стоит она от 150 рублей за метр, выглядит натурально и мило, однако не так пушисто, как ёлки из зарубежных питомников. «Я вам скажу, что наша местная ёлка — она уже на нашем рынке, я смотрю, не очень. Теряем свои позиции. Она не смотрится на фоне пихты, этих красивых польских деревьев», — сетует Игорь.

Он отмечает, что в этом году в принципе интерес к живым елям несколько упал. «Люди идут и 30-го, и 31-го. В позапрошлом году мы от упаковки не отходили в эти дни, 28-30-го беспрерывный поток был. Кризис сказывается. Смотрю, у всех очень большие остатки, взяли меньше, чем в том году. Нет такого ёлочного ажиотажа в этом году», — добавляет он.

В конце концов на Центральную площадь прибывает врио губернатора в сопровождении врио вице-премьера Александра Шендерюка-Жидкова и обязательной для каждого выезда вереницы сотрудников правительства. Алиханов устремляется вглубь базара, сворачивает в один из рядов, замечает: «Нет, не то. Они там дальше должны быть», и бежит дальше. Покупатели и торговцы с удивлением оборачиваются на процессию. «Смотри, телевидение!» — восклицает одна женщина. «Команда Алиханова», — хмыкает мужчина средних лет. «А чего это они все?» — негромко спрашивает продавец ёлок у коллеги.

_NEV2245.jpg

Алиханов влетает в один из рядов и начинает осматривать сосны, советуясь с Шендерюком-Жидковым. Сосны, по словам продавца, стоят по тысяче рублей. Представители исполнительной власти придирчиво осматривают предлагаемые деревья в плотном окружении журналистов и сотрудников пресс-службы.

«Не ахти какая-то, масла какие-то выделяет вонючие», — скептически рассматривает пихту Алиханов.

«Она дольше стоит», — отмечает продавец.

«Может, пихту взять?» — задумывается врио губернатора.

«Запах у сосны лучше», — сообщает продавец.

«Ты визуал или через нос мир познаешь?» — со смехом интересуется Алиханов у Шендерюка-Жидкова. Затем их взгляд падает на ещё одну сосну.

«А эта сколько стоит?» — задаётся вопрос продавцу.

«Тысячу рублей», — отвечает тот.

«Смотри-ка, всё лучше и лучше, а цена всё такая же. Вот что значит замедляющаяся инфляция», — продолжает шутить глава региона.

Выбор останавливается на последнем дереве, только продавца просят спилить нижние ветки. «Так и назовите — губернаторский распил. Или „единственное, что пилит в области губернатор“», — обращается к журналистам Алиханов.

«А можно я её вам подарю?» — интересуется продавец.

«Нет», — отрезает глава региона и под щелчки затворов вручает торговцу деньги, а затем взваливает дерево на плечо.

«Говорят, что она не осыпается долго и пахнет хорошо, приятнее», — объясняет свой выбор Алиханов. По поводу родины дерева врио губернатора несколько сомневается. «Говорят, что местная, но я говорю: Шендерюк, откуда столько дерева, если мы с тобой запретили вырубку, даже санитарную. Вряд ли она местная», — смеётся он.

«Смотри, Алла. Это губернатор. Давай познакомимся!» — подходят к процессии две дамы, нагруженные лотками с куриными яйцами. Но врио губернатора уже улыбается в камеры и рассказывает, как он будет отмечать Новый год.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».