«Опустите руки, враги!»: как прошли публичные слушания в Балтийске

В среду вечером в Балтийске прошли публичные слушания, на которых рассматривали внесение изменений в Правила землепользования и застройки. Власти предлагают кардинальные изменения ландшафта, застройку прибрежной зоны, возведение многоэтажек, что приведет к частичной вырубке лесов. Против этого протестовал ряд активистов. Однако подавляющее большинство горожан поддержало идеи властей. Само мероприятие прошло в атмосфере небольшого безумия — крики, вопли, давка. За диалогом властей и общественности наблюдал корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

«А-а-а-а!!!» — взревела зажатая телами пенсионерка и стала ошарашенно озираться по сторонам — ей что-то отдавили, но всем было наплевать. Предбанник у входа в конференц-зал администрации Балтийска забит, как вагон метро в час пик. Минимальное время в пути полтора часа. Остановок не будет. Осторожно, двери закрываются.

Доступ на третий этаж, где развернулся диалог властей и общественности, возможен исключительно по желтым бумажным квадратикам с жирной надписью «МАНДАТ». Его могут получить лишь жители Балтийского муниципального района. Паспортный контроль нужно пройти и у лестницы на первом этаже, где суровые охранники просят показать страницу с пропиской. Исключение делается только для прессы.

На широко разрекламированные как властями, так и местной оппозицией публичные слушания пришли примерно полтысячи человек. Запихнуть всех в конференц-зал, естественно, не получилось. «Мы не ожидали, что будет такой ажиотаж, в прошлый раз было мало людей», — оправдывались сотрудники администрации. Мероприятие стартовало в 16:30. Всем, кто пришел позже, в получении мандата было отказано. Опоздавшие сильно возмущались. Полицейские в разборки организаторов и жителей не вмешивались.

«Ей считать надо!» — пытался кто-то убедить группу лиц, захвативших пространство у входа, пропустить в зал председателя счетной комиссии. Блондинка средних лет минут 15 извивалась между плотно стоящими людьми, но все же умудрилась прорваться к столу, за которым сидели представители местной власти. За их спиной висели карты и схемы, на которых мелькала красная точка от лазерной указки. Объяснять, где что планируется построить, сколько леса придется вырубить и другие немаловажные вещи, поручили замглавы администрации Балтийска Евгению Лебедеву.

Он рассказывал, что строительство крупногабаритных высоток в рекреационной зоне, против которого протестовали местные жители, в общем-то неплохая затея. Вырубить лес ради условного «Балтийского стакана» — 15 метровой гостиницы — тоже, по его словам, представляется возможным. В выпущенной накануне слушаний муниципальной газете «Вестник Балтийска» чиновник убеждал читателей, что слово «рекреационный» не означает запрет на строительство, а определяет назначение зданий. В качестве примера Лебедев приводил Янтарный, «где и парковки делают, и променад построили с подъемником». 

Публика не особо прислушивалась к тому, что говорил замглавы, оживляясь лишь в моменты голосования. «Куплены тут все, и бюджетники одни сидят», — буркнул дед, которому не досталось стула. Несколько протестно настроенных граждан были убеждены, что конференц-зал заранее заняли лояльные администрации люди. Самым активным из протестующих был седовласый мужчина в сером пальто.

 — Прекратить собрание. Это беспредел! Ничего не слышно. За что здесь голосовать? Организовали здесь притон! — перекрикивал всех седовласый.

 — Какой беспредел, ты че несешь? — возразил ему сосед с добрым красным от жары лицом. Между седовласым и краснолицым произошла небольшая перепалка. Мужчины обвиняли друг друга в том, что за появление на слушаниях каждому из них дали денег.

 — Пе-ре-не-сти! — вынырнул из спора седовласый.

— Пе-ре-не-сти! — повторил он. Лозунг подхватили несколько женщин. Эту фразу они хором прокричали раз шесть, но никто их не поддержал. Они требовали, чтобы слушания немедленно переехали в Дом офицеров, где гораздо больше места, но представители властей сделали вид, что ничего не слышали.

Кемпинги вместо «поляны любви», цивилизованный отдых вместо дикого. Вверх взметаются руки с желтыми мандатами. Подсчет голосов в зале, подсчет голосов в предбаннике. Садово-огородные участки, застройка улиц домами, детскими площадками, деловым зданиями. Желтые мандаты снова в воздухе. Подсчет голосов в зале, подсчет голосов в предбаннике. Зал практически единодушно голосует за каждое предложенное изменение в ландшафте города и района. Противников так мало, что их голоса фактически ничего не значили. 

В предбаннике ютилось человек 30. Они постоянно переспрашивали друг друга, за что конкретно сейчас голосуют. Сотрудники администрации вроде бы объясняли, о каких участках идет речь, но из-за криков, шума и толкотни понять их было совершенно невозможно.  

 — Изменить участок Р-2 на зону многофункциональной деловой застройки… Кто за? — продолжал Лебедев.

 — Что вы губите историю города? Это историческое место, — попытался возмутиться какой-то мужичок.

 — Давай еще флаги немецкие вывесим! — брякнул его сосед, которого изменения устраивали.

 — При чем тут флаги? Отсюда Балтийск образовался. Пиллау. А вы его сносить хотите. По костям ходить будете, — с досадой упрекал любитель истории своего оппонента. Тому не нашлось что ответить.

Заговорили то ли о часовне, то ли о храме, то ли о церкви на окраине Балтийска. Идею строительства православного объекта некоторое время назад озвучил отец Константин. Среди паствы его сегодня не было. Глава города Василий Биланчука сказал, что священнослужитель вроде как находится у Патриарха Кирилла.

Отцу Константину одного храма было мало, поэтому он попросил выделить землю под парковку и парк. Кто-то из восседавших на сцене заметил, что там может появиться жилье для священнослужителей. «Ага, служители культа говорят о парках и скверах, а потом пятиэтажки там строить будут», — желчно комментировал градостроительные идеи любитель истории.

«Слушания имеют рекомендательный характер», — периодически доносился чей-то голос из зала. Некоторые на эту фразу реагировали скептической улыбкой. Оно и понятно: окончательные решения по изменениям правил землепользовании все равно будет принимать городской Совет депутатов, что в общем-то обесценивает любые результаты голосования.

Кто-то требовал не забирать у детей город, кто-то — оставить в покое лес, а мужик из Павлово рассказывал про год экологии и загаженный Балтийск. «Опустите руки, враги, что вы творите!» — выкрикнул какой-то мужчина у стены, когда речь вновь зашла о вырубке леса. Никто на него не обратил внимания. Биланчук попросил соблюдать тишину. К середине мероприятия стало ясно, что публика хочет побыстрее покинуть душное, переполненное людьми помещение.

Это стало возможным. Через два часа. Этот немного безумный поезд с полутысячей пассажиров, ведомый невидимым безумным машинистом, наконец остановился. Жидкие аплодисменты. Люди потянулись на свежий воздух, разбились на кучки, закурили и стали вслух рефлексировать на тему произошедшего.

«Мы довольны, городу пора меняться, — подвела свой личный итог пенсионерка Ольга Владимировна. Подруги с ней полностью согласились. Чуть позже стало известно, что в голосовании приняло участие 473 человека. Абсолютно по всем пунктам, предложенным властями, большинство проголосовало за принятие изменений.

92906f7425a2613275c263c5dfeca81d.jpg

Корпулентная женщина с фотоаппаратом незаметно приблизилась к группе людей из десяти человек, собравшихся за зданием администрации. Яркая вспышка осветила пространство. «Ты че снимаешь, а, я тебе разрешала?» — воинственно настроенная дама из этой группы направилась в ее сторону и попыталась отнять фотоаппарат. «Пресса, пресса!» — закричала та и пригрозила позвать полицейских. Женщин обступили люди. До серьезного конфликта дело не дошло. 

«Стоят тут — ждут гонораров за участие в слушаниях», — процедила незнакомка с фотоаппаратом вслед уходящей оппонентке. Та, не оборачиваясь, присоединилась к своим. Через минуту они растворились в темноте.

Текст, фото, видео — Олег Зурман, Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

[x]


Искусство фотографии

Главный редактор «Нового Калининграда» о наследии, сохранять которое нам часто кажется слишком сложным делом.