Владислав Дорофеев: Чиновник должен бояться брать взятки

Слава Александра Хинштейна, автора громких журналистских расследований, депутата государственной думы, зачинщика громких скандалов вроде «дела о даче Касьянова», не дает покоя и местным народным избранникам. Вот и Сергей Булычев, спикер облдумы, в интервью нашей газете («Комсомолка» за 11 июля, приложение «Деловой Калининград») заявил о том, что не прочь бы пригласить скандалиста к нам поработать. «Да, у своих силенок маловато», - подумала я. Но неожиданно о намерениях создать общественный комитет по борьбе с коррупцией заявил один из акционеров морского торгового порта, депутат областной думы Владислав Дорофеев. А пока мы будем ждать от «местного Хинштейна» громких публичных разоблачений, я задала ему несколько вопросов.

- Владислав, вы пришли в областную думу из бизнеса, и бизнеса, по калининградским меркам, крупного. Наверное, не осталось наивных людей, которые бы полагали, что бывшая госсобственность досталась нынешним предпринимателям без некоторой вольности в обращении с законом. Или в результате, как говорили, «его несовершенства». Спрошу прямо, а вам приходилось давать взятки?

После паузы:

- Если вы имеете в виду калининградский морской торговый порт, то он приватизировался в 1992 году, тогда акционерами стали около 3 тысяч работников предприятия. А вообще-то, конечно, давал. Хотя это до сих пор выводит меня из себя. Потому что законное решение было на моей стороне, а опыт подсказывал, что оно может и не состояться. Есть такой анекдот. Истец принес судье 100 тысяч, ответчик 120. Судья решил вернуть 20 тысяч и судить по справедливости.

- Борьбу с коррупцией объявляли не раз. Но что-то я не припоминаю сколько-нибудь серьезных результатов, кроме кампанейщины, передела сфер влияния, собственности под флагом этой борьбы. Вы что, собираетесь переделать систему?!

- Ну, вы тоже из меня простачка-то не делайте. Я хорошо понимаю, что в коррупционной системе координат живут поколения чиновников, а «подмазать» дело – российская традиция, даже ментальность. Но это не значит, что, списав все на особенности русского характера, не надо обращать внимание на воровство. И президент, и губернатор Калининградской области продемонстрировали желание коррупцию обуздать. И я считаю, надо им в этом помочь. С чего начать? Мне кажется, что надо выделить и купировать проблемные моменты прошлой жизни и деятельности нескольких групп лиц. Ответить на вопросы, на которые до конца не получены ответы, разобраться с ними. Нельзя делать вид, что прошлые проблемы – не наши проблемы, оставить их на совести тех, кто пользовался незаконно полученным имуществом, например, или организовывал и участвовал в фальшивых инвестиционных конкурсах. Если оставить безнаказанными этих людей, то мы можем получить новый виток коррупции. В который, к сожалению, опять будут втянуты и чиновники, и силовики, и судейские работники.

- Нельзя ли поконкретнее?

- Я не считаю, что последними судебными решениями мы полностью разобрались с ситуацией пресловутого кредита «Дрезднер-банка». Да, арбитражные суды пока признали незаконность долга перед областным бюджетом. Но Балтптицепром, который пять лет назад был 100-процентной собственностью области, мы потеряли! Тема не закрыта. На ней постоянно кто-то зарабатывает. И это не областной бюджет, не законопослушные бизнесмены. Это люди, которые получили дорогой имущественный комплекс по фиктивным векселям. Они были абсолютно в состоянии отдать долг, превышающий уже 20 миллионов долларов, который позорит и калининградцев, и калининградскую власть. А сейчас с ними уже нельзя торговаться, их надо привлекать к уголовной ответственности. Надеюсь, мы все увидим логическое завершение их деятельности.

- На чем основана эта надежда?

- На вере в то, что у губернатора хватит воли и желания довести это дело до конца. На том, что сменилось руководство силовых структур. На том, в конце концов, что как минимум два депутата областной дума, я и Юрий Шитиков, обладают достаточным количеством данных, подтверждающих аферу.

- А что вы делаете?

- Пишу запросы в официальные органы власти, получаю, хоть и со скрипом, ответы. Собираю информацию, которая может быть передана, как раньше выражались, «куда следует».

- У вас есть враги? Вы с кем-то лично хотите поквитаться?

- Ну что значит враги? Я человек мягкий и совсем неагрессивный. Но я думаю, что очень многие, кому приходилось сталкиваться с местным чиновничеством, меня поймут. Вот когда сюда приезжают бизнесмены из других городов, им очень нравится. Они говорят, как у вас здорово, столько возможностей, вот бы поработать! А начинают работать и приходят в ужас, впадают в депрессию оттого, что вопросы не решаются месяцами, все вокруг, кажется, зарастает болотной тиной. Я, кстати, думаю, что и губернатор Боос нечто подобное ощущает. Он тоже приехал сюда с огромным личным и административным ресурсом, с большими планами, которые постепенно начали размываться, замыливаться, терять яркость. Есть такое выражение: нам палец в рот не клади, обсопливим.

- Почему это происходит? Вы какие-то персоны имеете в виду? Так называйте!

- Кое-кого действительно стоило бы отправить в отпуск без содержания. Не хочу говорить, не подтверждая слова вескими аргументами, но... Вот я неплохо отношусь к Александру Саканову, бывшему федеральному инспектору. Он умен, энергичен, умеет двигаться к поставленной цели.

- Он же в отставке!

- Да, но интриг-то возле власти стало поменьше! Это, к слову, не я даже заметил. Можно вспомнить и Владимира Пирогова, который на планерке в администрации области успехи морского торгового порта называл недостатками в работе администрации. Есть некая прослойка людей, обладающих влиянием, должностями, полномочиями, которая гасит движение к переменам. При этом свои интересы они не забывают, очень четко их преследуют и реализуют.

- Владислав, или вы называете фамилии, или разговор теряет смысл.

- А я хочу, чтобы они сами себя назвали, мне и самому интересно.

- То есть выйдет человек на площадь, бухнется оземь и крикнет: «Это Дорофеев про меня говорил!» Так что ли?

- Не ерничайте. Важнее другое. Если ко мне подойдет хотя бы один человек и скажет, что он ко мне присоединяется, что ему тоже надоело строить бизнес, давая взятки, вы себе не представляете, как я буду этому рад!

- И все-таки мне пока представляется две вещи. Первая. Вы говорите своим врагам, что они рано празднуют победу, и вы доведете их до тюрьмы. (А то, что теневые хозяева Балтптицепрома - ваши враги, давно и хорошо известно). И вторая. В целом вы боретесь с ветряными мельницами.

- Знаете, если государственной политикой объявлена война с коррупцией, то я к ней присоединяюсь. Но это, вы правы, отчасти формальная вещь, лозунг. А по поводу ветряных мельниц… Сделать модным, уместным, единственно правильным прозрачный, честный, платящий налоги бизнес, разве это плохо? Предоставлять на инвестиционные конкурсы банковские гарантии, интересные выгодные проекты, ручаться собственной репутацией, а не подкупать членов комиссии, разве это плохо? Платить белые зарплаты, договариваться с профсоюзами, вести правдивую бухгалтерию, разве это ненужно? К сожалению, подобное поведение бизнесмена часто вызывает усмешку и издевательское верчение пальцем у виска. По сути мне хочется помочь в формировании касты предпринимателей, так скажем, «белой кости», которые, выполняя условия честного ведения бизнеса, оставались бы не просто уважаемыми людьми в обществе, были неприкасаемыми в силу своего высокого общественного положения.

- Похоже на тайный орден, это тоже модно сейчас.

- Да в том-то и дело, что нам нужна гласность и открытость! А не «тайные» организации. Нужны договоренности между бизнесом и властью.

- Мне только интересно, как вы заставите чиновников жить на зарплату?

- Я не наивный мальчик, понимаю, что вряд ли они перестанут пользоваться своим служебным положением. Но мне бы хотелось, чтобы они стали очень сильно бояться им пользоваться. Им должно быть страшно от одной мысли, что их рано или поздно поймают за руку. У бизнеса же должен быть альтернативный путь реализации своих планов. Сейчас его нет.

- Как депутат облдумы, что вы сделаете, чтобы ваше желание стало реальным?

- Я могу добиться, чтобы все этапы расследования дел, в которых замешан увод госсобственности – Дом Советов, Балтптицепром, и другие – были преданы огласке. А предприятия, работающие в условиях объективно неравной конкуренции, имели поддержку в области. Это и сельское хозяйство, и транспортный комплекс, и туризм. Возможно, для этого следует создать специальный фонд.

- А что нужно лично вам?

- Ничего. Я не хочу нового передела собственности. Мне кажется, необходимо дать калининградским кампаниям какой-то инструмент, даже в виде общественной организации, о которой мы тут с вами рассуждаем битый час, она бы стала в определенной степени защитой бизнеса. Для этого у меня есть такая возможность как проведение депутатских расследований, официальные запросы, законодательная инициатива, наконец. Есть мысль учредить ежегодный конкурс с номинацией, скажем, «Чистые руки».

- А еще «Холодная голова» и «Горячее сердце»…

- Почему нет? «Голова» может быть гениальным управленцем, а «Сердце» - меценатом и благотворителем. Есть фраза: если очень хочешь, весь мир на твоей стороне.

- Коэльо, кажется?

- Он.



P.S

Дорофеев прочел интервью и сказал:

- Меня смутила аналогия с Хинштейном, но не потому, что у него еврейская фамилия. За его действиями просматривается его профессия. Я же зарабатываю деньги другим способом.



ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Владислав Дорофеев. Родился в Москве в 1956 году. Сын капитана дальнего плавания. По образованию инженер-кораблестроитель, кандидат технических наук. Преподавал в Калининградском государственном техническом университете на кафедре прочности корабля. С 1989 года в бизнесе. С 1996 года крупный акционер калининградского морского торгового порта. В 2006 году избран депутатом областной думы от партии «Единая Россия».

Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.