Дело Кобера: кого обвиняют в убийстве директора калининградского лицея

Все новости по теме: Убийство Владимира Кобера

Четверо обвиняемых по делу об убийстве директора лицея № 35 Владимира Кобера больше года сидят в СИЗО. Разбираться в этой громкой истории будет судья Калининградского областного суда Сергей Капранов. Стали известны имена и некоторые подробности жизни самих обвиняемых. Один из них, например, настаивает, чтобы дело рассматривалось при участии присяжных заседателей. Несмотря на старания адвокатов, в четверг обвиняемым продлили срок содержания под стражей еще на шесть месяцев. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» посетил судебное заседание.

Настроение у обвиняемых было хорошее. Как старые знакомые, которые давно не виделись, они о чем-то живо разговаривали, шутили и смеялись. Самым шумным из них был Анатолий Полукаров — высокий 27 летний брюнет, единственный из четырех, кому было предъявлено обвинение непосредственно в самом убийстве Владимира Кобера.

Полукаров родился в одном из киргизских поселков. До задержания он жил и трудился в Калининграде. Последним местом работы Полукарова был гостиничный комплекс «Турист». Там он стажировался, чтобы в последующем устроиться в службу безопасности. Отвечая на вопросы судьи, он сообщил, что у него врожденный порок сердца. Это не первый суд у Полукарова: некоторое время назад он получил условный срок по 186 статье УК России (Изготовление, хранение или сбыт поддельных денег или ценных бумаг).

Его предполагаемый подельник, 34-летний Петр Фишер тоже родом из Киргизии, хотя в отличие от Полукарова паспорт у него уже давно российский. Фишер рассказал суду, что у него двое несовершеннолетних детей. По бумагам ребенок один, но как объяснил защитник обвиняемого, второй родился, когда Фишер находился под стражей. Официально Фишер в браке не состоял, поэтому в свидетельстве о рождении ребенка имени отца не указано, но оно прописано в обменной карте (медицинском документе, в который заносят сведения о состоянии здоровья беременной женщины — прим. «Нового Калининграда.Ru»)

Фишер зарабатывал на жизнь тем, что красил машины в автосервисе на Правой набережной в Калининграде. Там же автомаляром работал еще один обвиняемый — 37-летний уроженец Дагестана Набила Сайпулаев. О себе он рассказал следующее: закончил девять классов; женат, имеет троих детей, есть погашенная судимость. Из колонии Сайпулаев освободился в 2007 году, где сидел уже по другому поводу — за мошенничество. «Ладно, разберемся с вашими судимостями», — сказал Сайпулаеву судья, обративший внимание на небольшую путаницу в его криминальной биографии.

_MG_3141.jpg

Нападение на директора лицея № 35 Владимира Кобера, по версии обвинения, спланировала 41-летняя Ирина Пазникова. Следственный комитет и прокуратура называли ее сожительницей убитого.

Исполнителем был Сайпулаев, который взял себе в помощники Фишера и Полукарова. Получив детальные инструкции от Пазниковой, они, как следует из материалов уголовного дела, напали на спящего Кобера. Сигналом к активным действиям послужил свет лампы, загоревшийся над входной дверью квартиры директора, где она находилась вечером 19 марта. Ключи от квартиры Пазникова спрятала в пожарном щите на одиннадцатом этаже.

Сообщники связали Кобера, скотчем заклеили ему рот и избили. Директор, как утверждают следователи, погиб от рук Полукарова, который зачем-то его задушил.

Далее, по данным следователей, злоумышленники забрали из тайников, на которые указала им Пазникова, около миллиона рублей в разных валютах (евро, доллары, чешские кроны и рубли); ювелирные украшения стоимостью 185 тыс рублей; несколько наручных часов, включая золотые Longines; кожаное портмоне; системный блок, шестизарядный газовый револьвер и бутылку виски. Приглянулись налетчикам и сувенирные самурайские мечи.

Похищенное Сайпулаев, Фишер и Полукаров должны были разделить между собой. Пазникова лишь просила потом передать ей старинную икону и системный блок. Чтобы запутать следователей, сообщники по просьбе Пазниковой связали и ее. В подъезде они написали аэрозольным баллончиком оскорбительные и компрометирующие Кобера надписи. По данным источника «Нового Калининграда.Ru» в правоохранительных органах, оставленные записи обвиняли заслуженного директора России в увлечении юными школьницами и педофилии. Официально об этом правоохранительные органы не сообщали.

Ирина Пазникова, которую обвинение называет организатором разбойного нападения, до истории с убийством Владимира Кобера работала риэлтором. Она единственная из обвиняемых имеет высшее образование. Еще женщина рассказала судье, что до того, как попасть в СИЗО, она воспитывала своего 12-летнего сына.

Пазниковой инкриминируют организацию разбойного нападения, совершенное группой лиц. Сайпулаеву и Фишеру — участие в разбойном нападение. Полукарова помимо разбоя обвиняют еще и в убийстве Кобера.

Резонансное дело рассматривает судья Сергей Капранов. Перед началом заседания приставы внесли и положили ему на стол две большие стопки с томами уголовного дела. В четверг судье предстояло определиться с датой предварительного заседания и решить, продлевать ли обвиняемым содержание под стражей. Зачитав обвиняемым права, Капранов дал слово обвинению, представленному двумя молодыми прокурорами.

В заключении Пазникова, Сайпулаев, Фишер и Полукаров находятся уже больше года, но обвинение требовало этот срок продлить. «Оснований для изменения меры пресечения не имеется, поскольку обстоятельства, при которых ранее избиралась мера пресечения, не отпали…» — бормотал прокурор, и разобрать, о чем он говорит, было практически невозможно. Речь шла о том, что обвиняемые могут скрыться от суда и продолжить заниматься преступной деятельностью. И это все, что можно было понять из ходатайства, на оглашение которого ушло две минуты.

Конкретных доказательств, подтверждающих намерения Пазниковой, Сайпулаева, Фишера и Полукарова, так и не прозвучало. Казалось, что сторона обвинения заранее уверена в положительном исходе и не очень-то старалась убедить суд в необходимости продления ареста.

Адвокаты (по одному на каждого обвиняемого) от ходатайства прокуратуры отбивались по очереди. Защитник Полукарова Андрей Бондаренко отметил, что столь суровую меру пресечения, как заключение под стражу, назначать нет необходимости, потому как предварительное следствие завершилось, а дело направлено в суд. «Сторона обвинения, по сути дела, просто констатировала статью 97 УПК РФ, а именно те основания, по которому лицо может быть заключено под стражу, не более того. Хотелось бы услышать от стороны обвинения, в чем заключается их желание ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу», — говорил Бондаренко и пристально смотрел на прокуроров.

Он заметил, что никаких достоверных сведений о том, что Полукаров намерен скрыться, обвинение так и не предоставило. Прокуратура, по словам адвоката, так и не объяснила, почему в отношении его подзащитного не может быть избрана другая, более мягкая мера пресечения, а простого перечисления пунктов 97 статьи УПК недостаточное основание для взятия под стражу. В заключении он попросил Капранова критически отнестись к ходатайству прокуратуры и отпустить Полукарова под подписку о невыезде.

«Поддерживаю адвоката и не согласен с прокурором. А можно еще прокурору вопрос задать?» — попросил Полукаров у судьи. Капранов объяснил, что прокурору вопросов не задают, и дал слово следующему защитнику.

Адвокаты единодушно возражали доводам обвинения. Основные аргументы такие: предварительное расследование завершено, дело направлено в суд, и, соответственно, подзащитные никак уже не могут повлиять ни следствие, ни на производство по делу.

Сидевшие в камере-аквариуме обвиняемые полностью соглашались со своими защитниками и обещали, что никуда не убегут. «Я живу в России 18 лет, у меня здесь дом, семья, дети. Это самое дорогое, что у меня есть», — убеждал судью Сайпулаев.

_NVV6916.JPG

На оглашение постановления адвокаты не остались. «Результат очевиден, ясно, что продлят срок. Дело громкое, отпустить их никак не могут, несмотря на необоснованные доводы обвинения», — поделился прогнозом один из покидавших здание облсуда защитник.

Так и оказалось: Сергей Капранов удовлетворил ходатайство обвинения и продлил всем четырем фигурантам уголовного дела срок содержания в СИЗО на полгода — до октября 2017 года. Что у дела будет подобный исход, понимали, видимо, и сами обвиняемые: зал судебных заседаний Калининградского областного суда они покидали в таком же хорошем расположении духа, в каком их сюда привезли.

Следующее заседание по делу Кобера пройдет в закрытом режиме. На нем должны будут определиться с графиком слушаний и решить, пожалуй, главный вопрос — будут ли участвовать в судебном разбирательстве присяжные заседатели. Этого захотел Полукаров, который, как считает следствие, и задушил Кобера.

Отказать ему нельзя, даже если против будут все остальные фигуранты дела.

Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Комментарии к новости

С надеждой на непонимание

Главный редактор Алексей Милованов о том, как ободряющий предвыборный визит Путина к Антону Алиханову превратился в печальную иллюстрацию состояния государственного управления.