Погибшему мальчику поставили верный диагноз меньше, чем за сутки до смерти

Сергей Будиловский. Фото из семейного архива.
Все новости по теме: Жизнь детей
В среду в Зеленоградской районной больнице скончался 4-летний Сергей Будиловский. Он был единственным сыном его матери Ольги, радостью и главным предметом забот всех родственников и просто веселым, подвижным ребенком. Теперь близкие друзья семьи погибшего мальчика уверены в непрофессионализме врачей, следователи ищут того, кто именно допустил роковую ошибку, а врачи заявляют: ребенку предлагалась помощь, но, когда мама согласилась, было уже поздно.

Версия матери
В пятницу, 16 марта, Ольга, мама четырехлетнего Сережи Будиловского, забрала ребенка из детского сада. Как следует из заявления в Следственный комитет, к вечеру у малыша поднялась температура. Градусник показал 37,8°, лекарств ребенку не давали. Мальчик поел и лег спать. В субботу днем высокой температуры не было. Однако к вечеру температура поднялась до 38,6°. Мама дала ребенку нурофен, после чего температура спала, обошлось без «скорой».

Утром в воскресенье, 18 марта, градусник внезапно показал 39°, написала мама в своем обращении в правоохранительные органы. Вызвали «скорую». Прибывший фельдшер осмотрел ребенка. По словам Ольги, он обнаружил нечто, похожее на сыпь. «Я подумала, что это сыпь. Фельдшер проверил реакцию на менингококк. По словам врача, реакция была отрицательная. От температуры дали анальгин, супрастин и димедрол через рот, так как ребенок отказался делать укол», — рассказала «Новому Калининграду. Ru» Ольга.

К вечеру температура подскочила снова. Вызвали «скорую». Вновь применили анальгин, димедрол и супрастин. На этот раз — уколом. По словам матери, в «скорой» уверили, что у малыша всего лишь ОРВИ, показаний к госпитализации нет, ситуация не критическая. Ольге объяснили, что детей с температурой выше 39° обязаны госпитализировать. «Они не настаивали на госпитализации. Объяснили, что в данном случае имеет место обычное ОРВИ. Но фельдшер попросила написать меня отказ, если я не согласна ехать с ребенком в больницу», — сказала Ольга. Она, поверив словам медиков о том, что у ребенка обычное ОРВИ, подписала отказ. Отметим, что это, по словам матери, единственный подписанный ей отказ от госпитализации.

На следующий день температура поднялась вновь. «Вызвали „скорую“, они ехать отказались», — пишет мать в своем заявлении в Следственный комитет. Ребенок весь день жаловался на боль в левой ягодице, куда до этого сделали укол. Мать вызвала врача — пришел педиатр. Ольга отметила, что отказ в визите «скорой» был мотивирован тем, что как раз накануне женщина отказалась ехать в больницу. «Диагноз не поставила», — рассказала Ольга о результатах визита врача. Педиатр выписала амоксициллин 3 раза в день, если температура поднимется выше 39°, люголь 2 раза день, супрастин и афлубин.

med_gallery_16569_245_29530.jpgВо вторник мальчик вновь жаловался на боль в ягодице. Когда мама позвонила в «скорую», ей предложили самостоятельно привезти ребенка в районную больницу. В Зеленоградской ЦРБ, в связи с подозрением на абсцесс, выписали направление в детскую областную больницу (ДОБ), сообщает Ольга в своем заявлении. Мать повезла ребенка в областной центр на своей машине. Уже в областной больнице ребенку вскрыли ягодицу. «Гноя не было», — уточнила собеседница «Нового Калининграда. Ru».

В справке, которую выдали матери в ДОБ, стоит диагноз «скарлатина». Рядом — знак вопроса. «В связи с тем, что была неподтвержденная скарлатина, в ДОБ нас отказались госпитализировать. Дали направление в детскую инфекционную больницу на улицу Летнюю. Примерно в 21:00 мы приехали туда. Там подтвердили скарлатину легкой степени, анализы у ребенка никакие не брали. Отправили лечиться амбулаторно, сославшись на отсутствие мест в больнице», — говорится в заявлении.

В детском инфекционном отделении ЦГБ к справке, выданной в ДОБ, сделали приписку. «Осмотр педиатра ЦГБ. Д. скарлатина типичная, ср. тяжести. Лечение амбулаторное». Рядом — подпись врача. Ольга настаивает, что она ехала в Калининград с твердым намерением остаться в больнице. В этот раз женщина не собиралась подписывать какие-либо отказы от госпитализации и надеялась, что калининградские врачи спасут малыша.

«Мы с ней созванивались. Она ехала домой с надеждой, рассказывала, что врачи заявили о легкой степени скарлатины. Сказали ей применять те лекарства, которые прописали в детской областной больнице. Она переживала, как же будет лечить ребенка амбулаторно — ведь Ольга не врач, а там требовались уколы, перевязки. Ей в инфекционной больнице сказали договориться с местными врачами для того, чтобы они делали уколы на дому», — рассказала Екатерина Гахова, подруга Ольги.

Поздно вечером во вторник мать отправилась с ребенком домой, в Зеленоградск. В заявлении в Следственный комитет Ольга сообщает, что в ночь со вторника на среду мальчик спал неспокойно. «Всю ночь много пил. Последний раз пописал в час ночи. После этого пописать ни разу так и не смог. Утром сыпь превратились в фиолетовые точки», — сообщила Ольга. Сразу же вызвали «скорую». «Мне сообщили, что в „скорой“ пересменка, и пообещали чуть позже приехать. Я позвонила во второй раз и буквально кричала, просив приехать. Они были на месте через 5–7 минут. Ребенка забрали и привезли в зеленоградскую больницу, хотя я настаивала на том, чтобы нас отвезли в Калининград. Но мне объяснили, что сначала нас осмотрит врач там, а потом отвезут в областной центр», — рассказала «Новому Калининграду. Ru» Ольга.

По словам Ольги, когда «скорая» подъехала к больнице, несколько минут ребенок и мама находились в машине у дверей приемного покоя. Только когда мать сама побежала в приемный покой, медики, по словам женщины, начали осмотр ребенка. «Врачи подходили к ситуации спокойно. Температуры у малыша не было. Приходили врачи, что-то смотрели, что-то спрашивали. Я сидела, плакала, успокаивалась, видя реакцию медиков. Когда начали измерять давление, обнаружили, что его нет, — и только тогда понесли малыша в реанимацию», — рассказала Ольга.

По данным матери, реаниматологи из Калининграда приехали в 11 часов утра. В 11:30 женщине сообщили, что ребенок умер. «Ольга — молодец. Она держится. А вот моя дочка Сережу называла своим будущим мужем. Ей всего три года. Узнала о его смерти — расплакалась. Знаете, дети всё чувствуют и всё понимают. И даже она, маленькая, переживает. А уж для Ольги Сережа был всем. Она очень старалась для него. И, конечно, если бы ей сразу сказали диагноз, или, хотя бы, категорично заявили о необходимости госпитализации, она бы без малейших вопросов легла бы с ним в больницу еще в воскресенье, 18 марта», — уверена Екатерина.

P1010179.jpgВерсия следствия
Светлогорский межрайонный следственный отдел в пятницу возбудил уголовное дело по части 2 статьи 309 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Под лицами, которые ненадлежащим образом исполнили свои врачебные обязанности, подразумеваются врачи. Правда, конкретных подозреваемых в уголовном деле пока нет. Следователи надеются установить, кто именно стал причиной трагедии.

В интересах дела правоохранительные органы достаточно скупо комментируют сложившуюся ситуацию. Назначена судебно-медицинская экспертиза, которая установит точные причины смерти ребенка. Будут исследованы все документы, касающиеся истории болезни малыша.

Следователи недоумевают, почему в Зеленоградской районной больнице не сообщили о смерти ребенка своевременно. Обо всём случившемся в Следственном комитете узнали из заявления матери. Следователю удалось попасть на вскрытие, несмотря на то, что оно началось раньше запланированного времени.

В Следственном комитете отмечают, что ребенку отказали в госпитализации в двух больницах Калининграда. Сыщики намерены установить, чем именно руководствовались врачи, принимая такое решение.

Альтернативное следствие ведет и областной минздрав. Во вторник в ведомстве намерены собрать специальную комиссию, на которой будут присутствовать руководители тех медучреждений, куда обращалась мать вместе со своим ребенком. Правда, даже если эта комиссия установит виновников, мер уголовного наказания они применить не смогут, возможно лишь дисциплинарное взыскание: от штрафа до увольнения.

IMG_0744.jpgВерсия медиков
В Зеленоградской районной больнице утверждают, что 18 марта предложили маме госпитализацию, но женщина отказалась. И.о. главврача Михаил Друкер уверен, что это было не «формальное предложение». Действительно, у ребенка не брали анализы на скарлатину. Но, даже если бы такие анализы и были взяты, то на ожидание результатов уходит до трех дней. Как известно, мама впервые обратилась к врачу в субботу вечером, и, даже если бы на тот момент сразу заподозрили скарлатину и взяли анализы, то результаты были бы готовы вечером в вторник, когда диагноз был поставлен и без анализов.

В Зеленоградской больнице во вторник маме была предложена транспортировка ребенка на «скорой» до Калининграда. Однако, если бы «скорая» довезла ребенка до больницы и госпитализация ему не понадобилась, то малышу с матерью пришлось бы добираться уже «своим ходом» до Зеленоградска.

В Детской областной больнице о визите Сергея и его мамы говорить отказываются. Дело в том, что факт обращения к врачу является врачебной тайной, и, не располагая письменным согласием родителей, больница не может дать сведений о малыше, сообщил главврач медучреждения Станислав Мальцев. Впрочем, известно, что ребенку оказали в медучреждении помощь в части абсцесса и выдали направление в детское инфекционное отделение при Центральной городской больнице. В ДОБе же нельзя госпитализировать инфекционных больных. Работники ДОБа, в свою очередь, отмечают, что, как им показалось, мать хотела лишь получить консультации врачей, а заниматься лечением ребенка предпочла дома.

Во втором детском инфекционном отделении утверждают, что мальчик в отделение не поступал. Как предположила в разговоре с корреспондентом «Нового Калининграда. Ru» руководитель отделения, мать могла отказаться от госпитализации в приемном покое. Возможно, ребенка направили в первое отделение, но в этом подразделении больницы комментариев пока не дают.

Главврач ЦГБ Татьяна Серых отметила, что ее не было на рабочем месте, когда мать привезла мальчика (это около 21:00 во вторник), но пообещала предоставить комментарии во вторник.

Как отмечает Михаил Друкер, в инфекционном отделении могли отказать в госпитализации, так как не было предпосылок к тому, что болезнь примет столь тяжелый оборот. «Врачи, к сожалению, не боги, и не могут видеть наперед», — отметил Михаил Друкер. Вряд ли уместно в данный момент как-то комментировать эти слова. Всему своё время.

Текст — Ирина САТТАРОВА, фото — из архива семьи погибшего ребенка

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.