«Шаакен, волонтеры и кот Воровай»: фоторепортаж «Нового Калининграда.Ru»

В Калининградской области популярный афоризм стоит переиначить. «Время разбирать и время реставрировать камни» — вот так он звучит куда более калининградски. Такова, увы, судьба практически каждого исторического объекта на территории Калининградской области: сначала одно поколение растаскивает исторический объект буквально «на кирпичи», а затем их дети и внуки с грустью смотрят на останки зданий и пытаются вдохнуть в них жизнь. В минувшее воскресенье порядка 30 добровольцев отправились расчищать после пожара замок Шаакен, над разрушением которого потрудилось не только пламя, но и крайне «уважающие» историю люди. Корреспонденты «Нового Калининграда.Ru» присоединились к волонтерам.

Воскресенье. Холодно. Погода совсем не апрельская. «Ох, я-то как бежала, думала, что опоздаю», — вздыхает волонтер Екатерина. Несмотря на то, что работа добровольная, собравшиеся подошли к делу ответственно. В 10:55, за 5 минут до отправления, к автобусу подбегали взволнованные участники акции: «Не опоздали?».

Наконец, тронулись. Екатерина, дочь арендатора замка Шаакен Елены Бережной, начала исторический экскурс. Замок Шаакен был построен в XIII веке. За 7 веков владельцы строения менялись, здание перестраивалось, да и его предназначение не было неизменным. Во время войны замок не пострадал. До 1948 года он служил приютом для немецких сирот. Когда здание покинули сироты, в нем создали колхоз. На замковом дворе появилась конюшня. Потом покои высоких особ отошли местным жителя. Без ремонта строение обваливалось. На какое-то время замок опустел, но в 1990-х годах в нем вновь появились жильцы. В середине 2000-х годов в замок пришел частный арендатор, правда, ему достались лишь подсобные помещения. Мужчина пытался восстановить памятник архитектуры, но несколько лет назад здание перешло под контроль РПЦ, и предприниматель уехал в Чехию, где, по словам нынешних владельцев, вложил деньги в другое здание.

Сейчас основной корпус занят жителями, которые, впрочем, нечасто появляются на дворе Шаакена. В хозяйственной пристройке расположился музей и ресторан, занято и хозяйственное здание, построенное уже много позже. Пожар как раз произошел там, где находился каминный зал. Волонтерам предлагалось собрать кирпичи обвалившихся стен да обгорелые балки с кровли.

Добрались до замка. Даром, что субботником заправляла весьма юная Екатерина: задания всем розданы, «фронт работ» обозначен, мальчикам — таскать балки, девушкам — кирпичи, ну, или помогать по кухне. Гостей встретил черный кот Воровай — жирный и пушистый. Нисколько не стесняясь присутствия посторонних, кот вальяжно устроился на руках Екатерины. «Раньше он в каминном зале грелся. Вчера походил-походил по развалинам, да вернулся в подвал. Холодно ему теперь, греть надо», — заметила Екатерина.

Многие из участников субботника — реконструкторы. Поэтому разбор завалов отчасти сопровождался рассказами о рыцарских сражениях в современном исполнении. Подтягивались и местные жители. «Васильевы пришли», — оповестила молодая женщина, за которой семенили дочка и муж. Детям, кстати, перешла почетная обязанность по согреву Воровая. Поразительно, но основные замковые обитатели — жильцы главного корпуса строения — так и не появились на субботнике.

«Целые кирпичи — отдельно, половинки — отдельно, осколки выбрасываем», — повторял техзадание один из сотрудников замкового комплекса. Волонтеры споро следовали рекомендациям: черные балки скидывали в кучу во дворе, целые кирпичи складывали у стены, а половинки — у входа в здание.

«А кто эти, которые работают?» — спрашивал меня водитель автобуса, доставивший группу участников акции в Шаакен. «Волонтеры».  «А кто они, волонтеры?» — не унимался он. «Люди, которые добровольно решили помочь». Водитель не верил, что те, кто еще вчера не знал друг друга, сегодня уже рука об руку и за бесплатно в выходной день возятся с погорельцами.

Не верила в волонтерство не только водитель, но и арендатор замка Елена Бережная. «Все сгорело, и будто руки опустились, знаете. Может, специально подожгли, может, нечаянно. Но руки опустила. А тут дочь с этой группой, подсунула компьютер — там отзывы. Значит, думаю, надо то, что мы делаем. Приехали сегодня — и эти люди, несмотря на непогоду, пришли. И, самое главное, аисты прилетели. Если уже аисты прилетели, значит, и у нас все хорошо будет, правда?» — поделилась она.

Правда, «хорошо» в этой истории у всех свое. У постоянных обитателей замка «хорошо» в том, чтобы их не трогали и не пытались выселить из рыцарских покоев. Для волонтеров — то, что территория теперь очищена, для Елены — «хорошо», если удастся открыть Шаакен к туристическому сезону. Для нас с вами, если у Елены и РПЦ получится найти инвестора, который сможет восстановить замок. Но если у волонтеров получилось сделать свое «хорошо», значит, есть надежда, что и у всех остальных, если будет желание, получится.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.