Бесполезные мандаты: как область осталась без защитников прав заключенных

Все новости по теме: Исправительная система

Калининградская область временно осталась без Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), организации, занимающейся защитой прав заключенных. Голосование, на котором предполагалось утвердить регламент и выбрать председателя, было сорвано. Четыре человека (трое из них входят в лояльный УФСИН общественный совет) потребовали перенести собрание на другую дату. Таким образом, новые члены ОНК не могут воспользоваться своими мандатами и помочь осужденным. Среди тех, кто отказался голосовать, оказались: экс-прокурор, депутат-казак, общественник, пропагандирующий здоровый образ жизни, и мастер спорта по самбо. Они заявили, что им нужно «ближе познакомиться» с новым составом ОНК, а наспех утверждать регламент, по их мнению, некорректно. Предыдущий глава организации Александр Халтурин назвал случившееся «саботажем». Корреспондент «Нового Калининграда» рассказывает, что происходило на первом собрании правозащитников и чем это обернется для заключенных.

Четырнадцать человек с трудом втиснулись в маленькое душное помещении с портретами Путина и Медведева на стене. За полчаса до этого они получили мандаты членов ОНК, позволяющие им в любое время посетить любую исправительную колонию в области. На первом собрании будущим правозащитникам предстояло утвердить регламент организации и решить, кто же ее возглавит. Идея решить все технические вопросы здесь и сейчас сразу же встретила сопротивление.

Больше всех возмущался экс-прокурор Правдинского района Роман Мокшин. «Никто из членов ОНК с регламентом не знаком», — веско заявил он. Это было неправдой — документ помимо него не прочитали только три человека: казак Михаил Дударев, глава общественной организации «Трезвые поколения» Валерий Нестеров и его знакомый мастер спорта по самбо Дмитрий Заболотный. Все они входят в общественный совет при региональном УФСИН, организации лояльной этому ведомству.

«Как мы можем выбрать, если никого не знаем? — задавался вопросом Валерий Нестеров, чью кандидатуру в ОНК выдвигала Международная полицейская ассоциация. Нестеров уверял всех, что сделать выбор сможет только после того, как изучит биографии всех членов ОНК в интернете. Одна из женщина в ответ на это заявила, что не ведет активной деятельности в Сети, поэтому вряд ли Нестеров о ней что-то узнает.

IMG_8731.jpg

«Пока мы будем знакомиться, несколько месяцев пройдет», — вмешался в разговор высокий мужчина. Он настаивал на том, что откладывать выбор председателя не стоит, поскольку потом собрать людей в одно время и в одном месте не получится. Его поддержал аналитик калининградского антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл» Александр Вавилов.

«Слышал здесь за многих. Хорошие слова», — подал голос самбист Дмитрий Заболотный. Изъяснялся он как-то неуклюже, но мысль его была простой: нужно время, чтобы понять, на ком он хочет остановить выбор.

Экс-прокурор Роман Мокшин требовал дать ему десять дней, убеждая собравшихся в том, что выборы председателя без его голоса будет нелегитимными. Мокшин, судя по всему, блефовал, потому что для кворума достаточно и 10 человек. Впрочем одна из женщин все же колебалась между тем, чтобы поставить точку в этом вопросе немедленно и тем, чтобы дать возможность Дудареву, Мокшину, Нестерову и Заболотному время на знакомство с остальными членами ОНК.

В какой-то момент градус дискуссии, как и температура в помещении, повысился. Кто-то предложил устроить дополнительное голосование — чтобы решить вопрос с голосованием по председателю ОНК. Большинство обладателей мандатов говорили, что готовы сделать свой выбор сейчас. Они резонно замечали, что времени на ознакомление с регламентом у всех было предостаточно. «Мне надо сейчас все профильтровать. Сила в правде», — снова выступил самбист Заболотный. «Я не хочу просто каждую неделю собираться обсуждать каждое положение регламента», — с раздражением отреагировал один из мужчин.

Бородатый казак Михаил Дударев внезапно предложил решить все вопросы в ресторане, но его идею оставили без внимания. Легитимность получения мандата Дударевым поставил под сомнение экс-председатель ОНК Александр Халтурин (сам он не имеет права участвовать в выборах четвертый раз подряд). По закону об общественном контроле членом ОНК не может стать депутат. Тогда как Дударев, как выяснилось, является народным избранником в Гурьевском окружном совете. Как его кандидатуру одобрили в общественной палате, неизвестно.

_NEV8200.jpg

Члены ОНК занимаются общественным контролем соблюдения прав человека в местах принудительного содержания (речь идет о СИЗО и исправительных колониях). Фактически именно на них возлагается ответственность за мониторинг соблюдения прав человека в местах лишения свободы. Предыдущий состав ОНК возглавлял Александр Халтурин. Он полагает, что активность ряда правозащитников в 2017 году подтолкнула УФСИН «внедрить» в ОНК лояльных себе людей. Именно они, по его мнению, и «саботировали» выборы нового председателя. «Давайте, кто не хочет, пусть уходит», — предложил Александр Вавилов. Но экс-прокурор уходить никуда не собирался, голосовать, впрочем, тоже. «Можете этот регламент выкинуть», — сказал Мокшин и засобирался по делам.

Голосовать без депутата-казака Михаила Дударева, экс-прокурора Романа Мокшина, Валерия Нестерова и Дмитрия Заболотного в итоге не решились. Теперь если какому-нибудь осужденному потребуется помощь правозащитников, то помочь ему не смогут — мандаты членов ОНК после срыва голосования превратились в бесполезные бумажки. Во всяком случае, до тех пор, пока не выберут председателя.

«ОНК в Калининградской области нет, защищать права заключенных сейчас некому. Это саботаж и срыв голосования», — сказал в разговоре с «Новым Калининградом» Александр Халтурин. Произошедшее он назвал «цирком».

Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград».

Комментарии к новости

«Армия» выходит из берегов

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» о том, почему Роскомнадзор, МЧС и прокуратура стали главными ньюсмейкерами.