«Служить так же, как все»: фоторепортаж «Нового Калининграда.Ru»

Все новости по теме: Вооруженные силы
В областном сборном пункте областного военного комиссариата все выглядит примерно так: полуголые парни с потерянными и в некоторых случаях даже испуганными глазами ходят из кабинета в кабинет, носят бумажки, одеваются в камуфляж и первый раз примеряют солдатские кепки. Это происходит каждую весну и каждую осень, на Советском проспекте, 200, откуда у калининградских солдат и начинается новая армейская жизнь. За прохождением призывников по всем «кругам ада» наблюдали в четверг корреспонденты «Нового Калининграда.Ru».

Тест на годность
Какие мысли возникают у девушек при упоминании Вооруженных сил и армии? Не знаю, как у остальных, но у меня в голове обычно крутится песенка «а я люблю военных, красивых, здоровенных». Однако все эти ассоциации рушатся, когда речь идет о «призыве». Потому что мальчики срочники «здоровенностью» обычно не отличаются. Это, в основном, невысокие и еще не совсем окрепшие юноши. По крайней мере, такую категорию будущих солдат увидели журналисты в понедельник. А оценить их представители СМИ смогли в полной красе: с обнаженными торсами и в одних лишь трусах. Впрочем, некоторые призывники все же могли похвастаться и мышцами, и здоровым румянцем на щеках. Оно и понятно — почти все ребята уже прошли два медосмотра и теперь явились на итоговую военно-врачебную комиссию. Всех «некрасивых» и нездоровых отсекли еще на начальных этапах.

Но и здесь, на финише отбора выявляются больные, говорит председатель комиссии, врач-хирург Валериан Петроченков. Это в некоторой степени говорит о не очень тщательном обследовании на местах, в муниципалитетах. А еще врач со стажем вспоминает ребят, которые были еще 5–7 лет назад. Говорит, что они были здоровее и «бодрее». Ну, эти слова я, например, слышу, уже не в первый раз. Мельчают парни. Или, может, все крепыши давно нашли способ избавить себя от воинской повинности?

Парни в трусах смущаются (особенно девушек, ведь их в этом здании обычно очень мало), но все же отвечают на вопросы. Обаятельный 24-летний Александр (он как раз относится к категории высокий и «с мышцами») в российскую армию не верит, но служить идет добровольно. «Бегать потом от военкомата не хочется». Ну, а как же долг родине, — спрашиваю я. «Какой долг? Было бы чему долг отдавать… Власть такая…», — многозначно отвечает Александр на вопрос «почему?».

После медкомиссии — тестирование на «комплексе автоматической системы профотбора». Собственно, все рассаживаются в классе, где на партах установлено что-то наподобие компьютеров, но значительно примитивнее. За этими аппаратами призывники проверяются на степень агрессивности, степень правдивости и степень лживости. Вопросы, на которые нужно дать ответы «да» или «нет», честно признаться, веселят: «мои убеждения и взгляды непоколебимы», «я довольно безразличен к тому, что со мной будет», «с моим рассудком творится что-то неладное», или «кто-то управляет моими мыслями». И таких вопросов 186. Лишь около 10% опрашиваемых (по грубой статистике), способны войти в первую группу как не только здоровые, но еще и способные к развитию. Это обычно готовые старшины, сержанты. Большинство попадают во вторую и третью группу. Группа номер четыре — это совсем плохо. Таких, как говорится, не берут в космонавты. Но и случаев подобных практически не бывает.

«Аукцион рабов»
«Аукцион рабов» — это, по словам призывника Александра, с которым мне довелось поговорить у кабинета врача, когда приходят «всякие дяди и выбирают себе рабов». Он, по всей видимости, имел в виду распределение уже непосредственно по частям. Никакого «аукциона» нам застать не удалось. Если он и существует, то где-то за пределами сборного пункта. Зато было распределение по родам войск, и по предпочтениям призывников.

«Водителем хочешь пойти? Значит, пойдешь водителем», — говорил начальник отделения формирования Игорь Маврин стоящему перед ним парнишке. Несколько молодых ребят, заходивших в кабинет друг за другом, видимо специально к службе в армии отучились на водителя категории «С», получив права пару месяцев назад. Невысокие, 18-летние, из Советска, даже учатся в одном вузе. Среди этой партии уже отправляемых на места службы срочников, к слову, первой за весеннюю кампанию 2012 года, почти всех определили в сухопутные войска. И только парочка уже через некоторое время станет матросами.

Один из будущих "морских" встретился на вещевой базе, где призывникам выдают форму и вещи первой необходимости — мыло, иголку, кружку и алюминиевую ложку. Антон получил свою синюю одежду, поставил на ней необходимое клеймо и встал в шеренгу. Теперь у него на горизонте год службы на одном из кораблей Балтийского флота. А затем, может, еще и служба по контракту. Насчет этого Антон еще пока не решил.

Зато его земляк (тоже из Советска) Александр определился практически наверняка — будет служить по контракту. «Это и деньги, и соцгарантии, и решение жилищного вопроса», — говорит призывник. В осознанности его выбора пойти служить даже не приходится сомневаться — парню через 2 месяца должно было исполниться 27 лет, дома у него жена и двухлетний ребенок. Сейчас его семья будет получать 10 тыс рублей в месяц, хотя сам Александр на гражданке водителем зарабатывал под 30 тыс. И несмотря на то, что его жене и ребенку целый год придется жить на эти копейки, Александр уверен, что для него армия - лучший выход.

Призывникам раздают сразу два комплекта одежды — осеннюю и зимнюю. Все по последней моде — камуфляж, так называемая «цифра», относительно новый, не пятнами, а «пикселями». Кепка, камуфляжные трусы, полотенце, носовой платок, две пары носков. Вот, собственно и все, на первое время. Потом срочникам, в среднем, положено по 4 пары носков в месяц, ну и некоторые остальные недостающие вещи. Жизнь солдата сладкой не назовешь, особенно в сравнении привычной разгульной жизнью на гражданке.

И все же многие военные, да и гражданские уверены, что армия это и в самом деле школа для настоящего мужчины. Если даже не школа, то, как правильно замечают призывники, — бегать потом годами не хочется. Уж лучше год в камуфляжных трусах да в казармах, чем потом с судимостью за уклонение. Может быть, в скором времени, никто за 18-летними мальчиками бегать с повестками не будет — сами пойдут. Уже сейчас, по словам военного комиссара Калининградской области Валерия Хаткевича, серьезно растет число контрактников. Хорошо это или плохо — до сих пор спорят все, кому не лень. Кажется, всё же, главное, чтобы было где достойно служить и с помощью чего защищать, а это уже вопрос более глобальный, чем просто служба по призыву. А уж защитники, если в армии будет порядок, всегда найдутся.

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.