Устойчивые социальные связи: что нового в деле об убийстве 10-летней давности

Андрей Рывкин. Он находится в СИЗО в Москве, а с Калининградом общался по видеоконференцсвязи
Все новости по теме: Громкие преступления

В Калининграде облсуд отменил решение о взятии под стражу Андрея Рывкина, обвиняемого в подстрекательстве к убийству 10-летней давности. Следствие на основании показаний одного человека решило, что Рывкин причастен к убийству бизнесмена Андрея Жигаря. Перед рассмотрением апелляционной жалобы обвиняемого внезапно этапировали в «Матросскую тишину». Во время перенесенного заседания Андрей Рывкин рассказал об условиях содержания в столичном СИЗО и о том, как из него несколько лет назад пытались выбить признание в совершении преступления. Защите удалось добиться для Рывкина как минимум снижения срока содержания под стражей и пересмотра ходатайства, хотя она просила отпустить обвиняемого под подписку о невыезде или под домашний арест. За менеджера и бармена поручились 186 человек, они же собрали полмиллиона рублей на залог. Корреспондент «Нового Калининграда» рассказывает, как прошло судебное заседание.

Не всякий пикет в Калининграде собирает такое число людей, что пришло поддержать Андрея Рывкина. В прошлый раз их — родственников, друзей, коллег — было полсотни; не меньше в Калининградском областном суде появилось и в понедельник. За порядком во время процесса следили трое затянутых в черные маски человека с надписью «СООД» на спине.

Сам Рывкин находится в Матросской тишине, общались с ним по видеоконференцсвязи. В Москву его внезапно этапировали по решению следователя прямо накануне рассмотрения апелляционной жалобы. Рывкин рассказал, что 17 ноября в четыре часа утра (заседание должно было состояться в 10:15) к нему в камеру зашел конвойный и приказал немедленно одеваться, дав на сборы 15 минут. Еще через полчаса он, закованный в наручники, уже ехал в аэропорт «Храброво». Сразу после приземления, вспоминал Рывкин, его «положили лицом в землю», что сильно удивило летевших вместе с ним пассажиров.

Жена Рывкина Юлия Дьяченко нервничала. В клетку по ошибке завели не того человека, и женщина решила, что мужа она сегодня не увидит. «Нам его не покажут!» — с отчаянием в голосе сказала она. Но уже через пять минут Андрей махал рукой присутствовавшим и рассказывал об арестантских буднях.

Условия содержания в «Матросской тишине» вполне себе сносные, говорил Рывкин. В камере свежий ремонт, санузел выделенный, есть телевизор, но мало солнечного света. Вместе с ним в клетке площадью 15 квадратных метров живут еще два заключенных. «Общение с внешним миром по телефону запрещено, но есть какой-то сайт, через который можно отправлять письма», — делился Рывкин впечатлениями. Доступ адвоката к арестанту только по разрешению следователя. Вообще, это противозаконно, но такие в СИЗО негласные правила.

Рывкин жаловался на плохое самочувствие. По его словам, ему дают не все таблетки, которые нужны для поддержания здоровья, и ни разу не мерили давление. Проблемы со здоровьем подозреваемого (в середине 90-х ему присвоили третью группу инвалидности, но он ее впоследствии не подтверждал) — один из пунктов, к которому апеллировал адвокат Александр Добральский, убеждая судью Наталью Кирмасову отпустить Рывкина из СИЗО хотя бы под домашний арест. Суд первой инстанции, напомним, отправил подозреваемого в подстрекательстве к убийству за решетку до 8 января 2018 года. Еще, по словам Добральского, Ленинградский районный суд вообще отказал Рывкину в праве на защиту. Адвокат рассказывал, что ходатайство о мере пресечения рассматривалось поспешно и ему не позволили ознакомиться с материалами следователя. И даже когда Рывкину стало плохо во время судебного заседания и приехала скорая, судья унес ходатайство с собой, не позволив на него взглянуть. 

oblsud1.jpg

Критиковал защитник и следователя из отдела по расследованию особо важных дел СК России, который зачем-то указал, что Рывкин может оказывать давление на других участников дела. Оказалось, что это невозможно, поскольку оба участника находятся в СИЗО. «Следователь сознательно ввел в заблуждение суд», — отметил Добральский. Он считал, что следователю просто нечего будет ответить, если его спросить, как подозреваемый может оказать физическое давление на людей, сидящих за решеткой, при том условии, что сам Рывкин на свободе.

Добральский также подверг сомнению характеристику, где его подзащитного называли «скрытным, высокомерным и эгоистичным человеком, склонным к доминированию и оказанию психологического давления». «Суд дал неправильную оценку показаниям. Суд первой инстанции допустил ошибку. Само присутствие этих людей доказывает, что Рывкин прекрасный семьянин, друг», — показывал в сторону слушателей адвокат. Он ссылался на постановления Верховного суда, в котором говорилось, что наличие большого количества родственников и друзей должно трактоваться в пользу обвиняемого, если его вдруг решат отправить в СИЗО. «Вот мы видим устойчивые социальные связи», — сказал Добральский. Он принес в суд 186 подписей людей, которые поручились за Рывкина и сказал, что они готовы внести за него залог.

Когда очередь в процессе дошла до Андрея Рывкина, он заявил, что уже восемь лет назад понял, что он не просто свидетель, а человек, в котором следствие хочет увидеть причастного к убийству бизнесмена Андрея Жигаря. Рывкин рассказал, как его задерживали в 2009 году и пытались выбить из него показания, как он проходил детектор лжи и все равно приходил на допрос по звонку следователя. «Меня несколько раз избивали, а однажды 48 часов продержали в отделе милиции, требуя признания. Моя семья находится в Калининграде. Я единственный кормилец этой семьи. Я могу потерять работу, из-за того, что нахожусь под стражей, дайте мне возможность общаться с семьей», — изъяснялся Рывкин очень сумбурно.

«Я указывал, что человек не уклонялся от явки, хотя следствие продолжалось более 9 лет, но суд все равно заключил его под стражу», — дополнил речь своего подзащитного Добральский.

По его мнению, суд первой инстанции неверно оценил представленные следователем доказательства. Адвокат предложил допросить четырёх человек: мать, отца, брата и друга Рывкина. Прокурор заметил, что будет достаточно и одного. Судья, подумав, нашла компромисс: допросить двух — отца и друга.

Илья Рывкин рассказал судье, что его сын прекрасный семьянин, который не пьет и не курит. О человеке (в деле упоминается фамилия Лосев, но позже он ее поменял на фамилию Грунте), который дал против его сына показания, мужчина знал мало и видел всего два раза. Лосев, по словам Ильи Рывкина, был в полтора раза больше его сына, но когда он видел его в последний раз, тот выглядел как «сутулое мешкообразное существо».

oblsud3.JPG

Давний друг обвиняемого Алексей Колчков сказал, что пришел в облсуд, потому что выступает за «справедливый и честный процесс». С Андреем Рывкиным Клочкова объединяли личные и деловые отношения. «Детям нужен отец», — ответил он на вопрос адвоката по поводу необходимости освобождение Рывкина. У Андрея на иждивении четверо детей. Двое из них даже не ходят в школу. Вопрос прокурора, доверил бы Клочков жизнь Рывкину, судья отклонила как некорректный. Точно так же она отклонила и вопрос Добральского о том, способен ли Андрей на убийство в принципе.

В прениях адвокат указывал, что тяжесть предъявленного обвинения не является доводом в пользу ареста Рывкина, даже домашний арест — крайняя мера пресечения, не говоря уже о СИЗО. Прокурор в ответ бубнил себе под нос, что права Рывкина никто не нарушил, а документов, указывающих, что он по медицинским показаниям не может сидеть в СИЗО, защита так и не предоставила.

«От меня требовали признаться в убийстве. Но он [Лосев-Грунте] отказался от показаний, сказал, что это выдуманная им история. Фактически я понимал, что я подозреваемый, что я подстрекатель этого дела. Но даже не думал о том, чтобы куда-то уехать», — обратился к судье обвиняемый. Он рассказал, что два десятка раз ездил отдыхать за рубеж, но мысли покинуть страну из-за возможного уголовного преследования у него не было, потому что в Калининграде у него «семья, дети и кредиты». В какой-то момент судья позволила Рывкину из-за плохого самочувствия отвечать не вставая со стула. «Я человек, за свои слова отвечающий, и готов приходить на все суды и на следственные действия», — подытожил обвиняемый свою речь.

Ожидая, пока судья вернется из совещательной комнаты, Андрей Рывкин общался с друзьями и женой. Юлия Дьяченко показывала в камеру фотографии детей и почти плакала. Друзья ждали его на встречу выпускников, Рывкин в ответ пошутил, что если не получится, то проведет ее в онлайн-режиме из «Матросской тишины». Секретарю периодически приходилось делать слушателям замечания за слишком шумные разговоры. Александр Добральский дожидаться решения не стал, так как опаздывал на самолет в Москву, чтобы встретиться в СИЗО со своим подзащитным.

«Андрей, мы все с тобой!» — успел несколько раз крикнуть мужчина перед появлением судьи Натальи Кирмасовой. На принятие решения у нее ушло около 40 минут. Она отменила постановление первой инстанции о взятии под стражу Рывкина и постановила направить ходатайство следователя на новое рассмотрение в Ленинградский районный суд.

Несмотря на то, что Рывкину сидеть в СИЗО еще до 1 декабря, а чем закончится новый процесс в Ленинградском районном суде, пока неизвестно, — его друзья и родственники стали аплодировать решению Кирмасовой, назвая это «маленькой победой».

Текст, фото — Олег Зурман, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader