И 8 детей в придачу..

Чтобы сосчитать всех членов этой семьи, пальцев вам точно не хватит: Женя-старший, Инна, Лена, Таня, Андрей, Оксана, Витя, Юля, Наташа, Алена, Оля, Саша, два Артема, Женя-младшая, Никита, их родители Валерий и Наталья, бабушка Тамара и два деда Виктора. Семья появилась в тот момент, когда жительница Полесска бросила все и переехала в деревню к отчаявшемуся вдовцу.

Стала мамой и одновременно бабушкой

О том, как все началось, Наталья рассказывает просто: в 1990 году она бросила пьющего мужа, приехала к сестре в поселок Гвардейское и встретила там Валерия Аршинникова. Случился роман, но Валерий был женат, а разбивать семью с тремя детьми Наталья не хотела. Вернулась назад в Полесск, устроилась на работу на рыбокомбинат, растила двух дочек. К мужу, несмотря на его уговоры, не вернулась. О Валерии думать себе запретила.

Прошло восемь лет. Как-то мама Натальи случайно обмолвилась: у Аршинникова-то, дескать, жена умерла. И тут же спохватилась: «Даже не думай туда ехать! Восемь детей у него!» Но Наталья все решила в один миг.

– В тот год, в апреле, собрались мы с подружками погадать, – вспоминает она. – Я это дело не люблю, но как-то поддалась на уговоры. Цыганка карты передо мной разложила и говорит: «Ой, детка, уедешь ты скоро. Замуж выйдешь, жить будешь на границе. Семья у тебя будет большая, муж хороший». Я думаю: ну куда я поеду, на какую границу и откуда семья большая?

Гвардейское – почти граница с Польшей. Семья Аршинниковых жила в стареньком домике без удобств, вдесятером в трех комнатках. Когда жена Валерия Татьяна умерла от рака, их младшей дочке не было и двух лет.

– Валера, если честно, хотел тогда руки на себя наложить, – говорит Наталья. – Он вообще по натуре пессимист, а тут еще желающие поддержать, так сказать, морально появились. У нас ведь как бывает: помочь физически – никого, а для выпивки всегда компания найдется.

Наталью и в Гвардейском уговаривали к Аршинникову не ходить, но за слухами не угонишься, и уже вечером Валерий пришел сам.

– Мы с ним всю ночь проговорили. Под конец Валера сказал: «Не могу я тебе такую обузу на шею повесить». Я ему: «Ты не вешай, ты замуж возьми. А уживемся или нет, видно будет».

Наталья переехала к Валерию сразу – в тот самый сырой домик из трех комнатушек. Сестрам покойной Татьяны сказала: детей не отдам, будут все вместе. А потом мыла, стирала, убирала, готовила, доила коров, кормила скотину, вытирала носы и слезы, утешала, объясняла... И терпела пересуды, без которых в деревне, как известно, «ни сойтись-разойтись, ни сосвататься». Разве что ленивый не обсуждал, как «бывшая любовница мужика к рукам прибрала».

Но ее больше беспокоило, что не ладятся отношения со старшими детьми Валерия.

– Маленькие быстро стали меня мамой называть, а старшие Валере говорили: «Почему ты с мамой так не жил, как с тетей Наташей живешь?» С Инной мы более-менее стали только сейчас общаться, когда она сама замуж вышла и родила. Но я никогда не разделяла, где чужие дети, где родные, – для меня все были свои. Их мать ведь, когда умирала, посылала Валеру ко мне: «Езжай. Она воспитает наших детей».

Про Аршинниковых говорят, что аист мимо их дома не летает. Через год Наталья родила Валерию сына Сашу, а еще спустя год в доме появился Артем Валерьевич Аршинников. Через 17 дней она стала еще и бабушкой – ее старшая дочка Лена родила сына, которого тоже назвали Артемом. Сейчас в доме два Артемки одного возраста – дядя и племянник.

– Я кормила Сашу и абсолютно не чувствовала, что опять жду ребенка. Поняла, только когда он шевелиться начал. Говорю Валере: «Слушай, я беременна». А он не верит. И никто не верил.

Свадьбы у Аршинниковых не было: расписались «заодно», когда пошли в загс регистрировать новорожденного Сашу. Дома, уложив одиннадцать наследников спать, тихонько почаевничали.

А потом случилось нечто, подтверждающее старую поговорку «Дал Бог детей – дасти на детей».

Как-то Наталья, продавая в соседней Стрельне молоко, рассказала пенсионерке-покупательнице, что никак не может вывезти детей к морю – оно под боком, а добраться не на чем. Та посоветовала попросить у администрации Калининградской области старенький микроавтобус.

Аршинниковых тогда было уже 15 человек: они взяли к себе отца и больную маму Натальи, оформили опекунство над ее восьмилетней племянницей Олей, забрав девочку из дома беспробудно пьющих родителей. Чтобы как-то разместиться, перенесли кухню на веранду – комнат стало четыре.

Вскоре в домишко Аршинниковых приехали люди из администрации, посмотрели на сырые стены, на детей – да и огорошили: вместо микроавтобуса будет вам дом! И через год – хотите верьте, хотите нет – семья уже обживала новые стены. Два этажа, несколько ванных комнат, одна гостиная больше, чем двухкомнатная хрущевка.

– Дом-то получился непростой, – рассказывает Наталья. – Он из такого материала построен, что в комнатах очень сухой воздух и дышится легко. У меня дети прошлой зимой вообще не болели. Это что-то невероятное, конечно. Нам сказали, что мы попали в нужное время к нужным людям.

Собрать всю семью вместе – задача не из легких. Как и прокормить


– Кто-то ходит в соцзащиту, а мы не ходим, – говорит Наталья. – Живем на мою зарплату – я сейчас воспитатель в детском доме – и на то, что в хозяйстве есть. Продаем молоко, сметану, масло, творог, сыр, мед, овец у нас много. Где-то тысяч двадцать выходит в месяц. Платим за квартиру, свет, газ, топливо сами покупаем. Если надо детей, например, в школу собрать, по гуманитаркам не ездим – покупаем нормальную одежду и обувь на рынке. Я так им говорю: дома ходите в чем хотите, а в школу прилично оденьтесь. Поэтому они ничем от других детей не отличаются. Трудно, но ничего – справляемся.

Старшие дети Аршинниковых уже учатся и работают. Средние взяли на себя половину работы по хозяйству – девчонки вместе с мамой в доме убирают, готовят и коров доят, мальчишки помогают отцу и дедам управляться со скотиной. У всех есть дело, даже шестилетний Сашка – кстати, уже первоклассник – запросто может приготовить какой-нибудь салат или пожарить «чипсы». Наталья с Валерием теперь могут куда-нибудь съездить вдвоем, зная, что в доме все будет нормально.

Думаете, это все? Как бы не так! В апреле Наталья стала мамой еще для двоих детей – смешливой девочки Жени и ее глазастого брата Никитки.

Когда трехлетняя Женя попала в детское отделение больницы, она не умела ни говорить, ни ходить, ни даже нормально жевать. Наталье медсестры рассказали, что пьющая мамаша держала ее в клетке – Женю нашли за диваном в самодельном загончике. Там девчушка ела, спала, ходила в туалет. Она была девочка-маугли, которую из детского отделения никто не хотел брать – дефективная, мол, ходить и говорить никогда не будет. Когда отказались очередные кандидаты в родители, кто-то из персонала в сердцах сказал: «Ее бы к Наталье Аршинниковой!»

И Наталья девочку забрала. Как раз в тот момент они с Валерием вдруг заметили, что дети подросли, в доме становится тише – и как-то это непривычно. Женька уже и ходит, и с ложкой управляется – Аршинниковы уверены, что однажды и заговорит.

Потом выяснилось, что у нее есть младший брат Никитка. Когда Наталья рассказала об этом Валерию, он не раздумывал ни минуты: «Возьмем и его». Так семья увеличилась до 21 человека – и это, может быть, еще не предел.

– Физически мы готовы взять еще детей, – говорит Наталья. – Не люблю я, когда в доме тихо. У нас летом знаете как? Каждый где-то на улице своим делом занимается, и никого рядом. А мне нравится, когда гомон стоит – там пищат, тут пищат. Столько жизни! Мне все говорят: ну зачем тебе такой большой дом. А кто знает, что дальше будет? Дети вырастут и куда пойдут жить? Все сюда вернутся, и всем место будет.

Понять, кто в этом доме кому родной, а кто нет, невозможно ни с первого взгляда, ни с десятого. Да это и не главное. Главное – в Наталье, которая однажды не побоялась стать родной всем.
Источник: Собеседник

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.