«Кругом агенты»: чего ждать региональным НКО от закона о зарубежных грантах

Законопроект, предполагающий наделять статусом «иностранного агента» некоммерческие общественные организации, которые получают гранты из-за рубежа и при этом занимаются политикой, может сыграть злую шутку с калининградскими общественниками. Почему в нашем регионе попасть в разряд «агентов» могут не только общественные организации, но и муниципалитеты с инвесторами, выяснял корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Штирлиц и маразм

Депутат Госдумы единоросс Алексей Сидякин, инициировавший скандальный закон о повышении штрафов за «неправильные» митинги, разродился новой инициативой. Он внес в Госдуму законопроект, предлагающий наделять статусом «иностранного агента» российские некоммерческие организации, которые финансируются из-за рубежа и занимаются политикой.

Иностранное финансирование — любые деньги от правительств, международных и иных организаций, граждан, юрлиц и лиц без гражданства. При этом понятие «занятие политикой» в законопроекте несколько размыто — это «участие в политической деятельности независимо от целей и задач, указанных в документах (уставе), проведение политических акций в целях воздействия на принятие госорганами решений, направленных на изменение госполитики, а также формирование общественного мнения в указанных целях».

«Иностранных агентов» предполагается вносить в специальный реестр, для них будет действовать особый режим, предусматривающий дополнительные отчеты и проверки. За нарушение законодательства обещают штрафовать на миллион рублей и сажать на срок до четырех лет. Законопроект предлагается рассмотреть уже в пятницу, 6 июля.

Член региональной общественной палаты, президент регионального «Союза женщин» Марина Матюнина сообщила корреспонденту «Нового Калининграда. Ru», что «чувствует себя Штирлицем» и «двойным агентом».

«Все это глупо и смешно, ведь можно получить и от российских коммерческих структур и государства гранты, и работать чуть ли не как подрывники, — сказала Матюнина. — Конечно, мы не раз говорили, что в сфере получения грантов нужно навести порядок, организовать обмен информацией — к примеру, чтобы делиться опытом, не дублировать заявки. В частности, я выяснила, что какая-то организация получила грант в 1 млн рублей на развитие демократии в СМИ Калининграда, но я даже не знаю, что это были за люди, работали ли они в Калининградской области. Да, наверное, контроль должен быть. Но не надо доводить дело до маразма!».

Областной «Союз женщин» в настоящее время на шведские деньги занимается реализацией проекта «телефон доверия для женщин», сумма гранта — 10 тысяч евро, деньги получают сотрудники, которые отвечают на звонки женщин, пострадавших от домашнего насилия, и передают информацию психологам.

«Выходит, что я, как получатель иностранного гранта, априори считаюсь врагом народа, — говорит Матюнина. — Хотя, если рассудить, у нас областной кризисный центр для женщин строился на датские гранты, центр социальной помощи населению получает датскую и итальянскую помощь, да даже многие муниципалитеты — тот же самый Полесск получил грант на развитие сельского туризма. Одни враги кругом».

«Зарубка» быть в оппозиции

Глава Полесской администрации Игорь Болсун уверен, что в список «иностранных агентов» из-за зарубежного гранта не попадет. «Мы же не общественная организация, а муниципалитет, нас контролирует государство. Мы априори не можем быть иностранными агентами», — утверждает Болсун.

То есть, муниципалитетам повезло. Они могут получать гранты без ярлыков. А вот немалую часть общественных организаций, которые написали заявки на участие в новой совместной Программе приграничного сотрудничества «Литва-Польша-Россия», ситуация ждет анекдотическая. В рамках программы, разработанной специально для трех граничащих между собой стран, планируется реализовать около 50 совместных проектов, сумма финансирования — 50–60 млн евро, в том числе из бюджета ЕС.

ivanova_1.jpgРуководитель агентства по международным связям правительства области Алла Иванова предпочла пока законопроект не комментировать, поскольку она его еще не читала. «Я так понимаю, что речь идет о законе, аналогичном тому, что действует в США. Но я уже две недели без компьютера, пока мне сложно говорить, что это за проект и как он повлияет на Программу приграничного сотрудничества. Но, насколько мне известно, он касается политических организаций», — отметила Иванова и предложила подождать два дня, пока она сможет дать комментарий.

Впрочем, выяснилось, что НКО, задействованные в проекте, все же, могут рассчитывать на включение в список «агентов». Вероятно, что закон может коснуться даже «Ассоциации муниципальных образований Калининградской области», которая является некоммерческой организаций и тоже может получать деньги из-за рубежа. Но пока что готовится войти в список «шпионов» сопредседатель «Экозащиты» Александра Королева.

По ее словам, сейчас организация занимается реализацией двух проектов, направленных на ратификацию Орхусской конвенции и Конвенции Эспо (одна касается доступа к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам окружающей среды, вторая — оценки воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. На реализацию проекта от Совета министров Северных стран «Экозащита» получила 600 тысяч датских крон.

«Кроме того, сейчас мы ожидаем старта совместного с польской стороной проекта в рамках Программы приграничного сотрудничества „Литва-Польша-Россия“ — это 300 тыс евро в течение 2 лет на проект экологического образования, — рассказала Королева. — Проект не политический, но на самом деле трактование российского законодательства может отнести и нас к „иностранным агентам“. Что ж, сдадим паспорта куда надо, получим штамп „шпионы“ и будем работать дальше. Все это безусловно противно, но что делать».

При этом Королева отметила, что общественные организации и без дополнительных статусов постоянно отчитываются перед грантодателями, налоговой и прочими структурами, которые рассматривают их деятельность «под увеличительным стеклом».

«Это еще одна „зарубка“ быть в оппозиции этой власти. Сказали бы сразу, что общественные организации им не нужны», — отметила Королева.

Кстати, Ассоциация «Голос», точнее, калининградское ее представительство, которое все и вся обвинили уже в получении иностранных грантов, как выяснилось, в реестр «иностранных агентов», скорее всего, и не попадет.

«Московский офис действительно получает зарубежные гранты, но мы — представители в регионах — работаем по гражданско-правовым договорам, получаем деньги за выполненные работы от российской организации «Голос», являемся честными налогоплательщиками, поэтому в реестр попадем вряд ли, — сообщил представитель «Голоса» в Калининградской области Сергей Рыбин.

Он сообщил, что проводит по договорам с московским офисом дискуссионные клубы, съезды волонтеров, организовывает подготовку наблюдателей к осенним выборам, и за все это получает 10 тысяч рублей в месяц.

«Минус налоги — еще меньше. А зарабатываю на жизнь я как частнопрактикующий юрист», — утверждает Рыбин.

Кстати, и Ассоциация иностранных инвесторов тоже, как оказывается, в черный список не попадает. «Все наши предприятия — российские резиденты, поэтому закон нас не коснется. Хотя, конечно, понятие „политическая деятельность“ в нем очень размыто — если у нас проходит встреча с губернатором, получается, что мы занимаемся политической деятельностью, — прокомментировал проект исполнительный директор ассоциации Олег Скворцов. — Думаю, что если закон будет принят в таком виде, он станет серьезным барьером на пути иностранных благотворительных фондов. Конечно, ничего хорошего».

money_1.jpgГусева — «за»

Только один опрошенный нами общественник согласился с тем, что закон — на благо. Это руководитель сельскохозяйственного кооператива «Агросоюз» Раиса Гусева, бывший кандидат в депутаты Госдумы от «Единой России», направленная на выборы от Общероссийского народного фронта.

Гусева признала, что несколько лет назад получала иностранные гранты, но сейчас ее организация занимается только российскими, которые выделяет Минсельхоз РФ — это гранты начинающим фермерам и семейным фермерам.

«Многие гранты выдавались не на реальные дела, а на семинары, круглые столы, всевозможные поездки, и сводились к тому, что нужно было собирать информацию. Может быть, наши общественные организации, которые получали эти гранты, сами того не осознавая, передавали затем информацию агентам спецслужб, — рассказала Раиса Гусева. — Деньги на проекты экологических десантов, посадку деревьев и т. д. получить было невозможно, а вот на „болтологию“ и покупку компьютерной техники, которая потом использовалась для сбора этой информации — запросто».

По словам Гусевой, в свое время серьезные гранты получали переселенческие организации, к примеру, переселенцев из Казахстана. Однако ничего реального на эти деньги сделано не было — не были построены дома, не приобреталась техника, зато иностранные грантодатели получили информацию о том, сколько переселенцев, и как власти к ним относятся.

«Я знаю, что некоторые экологические организации получают деньги не на то, чтобы изменять ситуацию в лучшую сторону, а на то, чтобы выставлять Россию в неприглядном виде, — отметила Раиса Гусева. — Мне и самой как-то предлагали грант явно шпионского характера, который был направлен на сбор информации. Но я отказалась».

На вопрос о цене вопроса Раиса Гусева предпочла не отвечать, но признала, что цена была высокой — речь шла о сотнях тысяч евро. Похвально для бывшего кандидата в депутаты Госдумы, который живет на 2 тысячи рублей в месяц (напомню, в декларации за 2010 год она указала, что получила доход 25,9 тысяч рублей).

Впрочем, легковесное отношение российских чиновников к толкованию законодательства вызывает опасения и у Раисы Гусевой. Она не исключила, что в итоге «под одну гребенку» с «иностранными агентами» могут замести и честных получателей российских грантов, направленных на реальную помощь населению.

kudryavin_1.jpgВпрочем, выяснилось, что никто не знает, сколько в Калининградской области общественных организаций могут получить шпионский статус, поскольку получают зарубежные гранты. Даже глава агентства по внутренней политике правительства области Игорь Кудрявин данной информацией не владеет.

«Информация о том, многие ли являются получателями иностранных денег, мне неизвестна. Насколько мне известно, ассоциация „Голос“ получает деньги из-за рубежа. Но я считаю, что закон не совсем выверен, есть в нем множество нюансов, ведь, насколько я понял, даже Русская православная церковь получает деньги из-за рубежа. Закон требует доработки, более четких формулировок», — считает Кудрявин.

Он также отметил, что агентство по внутренней политике взаимодействует с НКО в части распределения грантов из бюджета Калининградской области между социально ориентированными организациями.

Кудрявин также заявил, что для агентства не имеет значения, «агент это или не агент, шпион или не шпион».

«Если организация оказывает реальную помощь населению, работать мы с ней будем», — сказал он.

Впрочем, есть и альтернативные мнения. В частности, сопредседатель «Экозащиты» Владимир Сливяк считает, что законопроект никак не повлияет на те организации, которые уже работают и регулярно получают деньги из-за рубежа.

«Общественные организации никогда не получали напрямую денег из бюджета США, это было бы технически невозможно, — сказал Сливяк. — На самом деле законопроект совсем не о том, чтобы закрыть НКО. Попортить им слегка жизнь — это да, обязать клеймо ставить на публикации и т. п. Но Минюст РФ и так прекрасно знает, у кого откуда финансирование, так что этот список иностранных агентов — это игра на публику».

По мнению Сливяка, у закона другое, более важное значение — его задача в том, чтобы не дать возможности российским НКО работать с обычными людьми, расширяя базу поддержки.

«Многие наши НКО, получающие деньги из-за рубежа, по сути, с обычными людьми не работают. А если с кем работают, так это осознанное сотрудничество, которому точно никакое клеймо не повредит. Закон же воздвигает стену перед теми, кто хочет работать с обычными людьми. Это у них будут проблемы, и это игра на опережение — предотвращение появления новых очагов общественного волнения и оформления их в организации. Все, что делается сейчас — закон об НКО, о митингах — это все игра на предотвращение нового. А старое пусть будет, никто не рассчитывает на то, что какая-то крупная организация закроется, потому что это приведет только к лишнему скандалу. Конечная цель проекта — изолировать НКО от общества».

dementev.jpgДиректор центра «Молодёжь за свободу слова» Илья Дементьев (кстати, центр уже пять лет не получает иностранные гранты) также считает, что законопроект может привести к «затруднению общественного диалога».

«Требованием указывать источник средств в распространяемых материалах и публиковать отчёты в „третьем секторе“ никого не удивишь: как правило, это обязательство грантополучателя содержится в договорах с иностранными донорами, — говорит Дементьев. — Подлинная новация в проекте закона — это наименование „иностранного агента“, которое в нашей стране, пережившей сталинизм, вызывает вполне определённые ассоциации, затрудняющие общественный диалог».

По его словам, понятие «политическая деятельность» трактуется в законопроекте расширительно — подразумеваются любые действия по формированию общественного мнения, а этим занята любая НКО за исключением мёртвых.

«Кроме того, в пояснительной записке отмечено, что „проект не ухудшает положение некоммерческих организаций“, но это явная неправда, потому что закон предусматривает обязательный ежегодный аудит за счет самой организации. Расходование средств отдельного гранта на аудит всего бухучёта НКО может быть признано нецелевым использованием, а стоимость аудиторских услуг в нашей стране весьма велика, — отмечает Дементьев. — Если не считать финансовые издержки, расширившиеся возможности для манипуляций и унизительность процедуры самоаттестации в ранге „иностранного агента“, то в остальном принятый в таком виде закон едва ли принесёт хоть какую-то пользу нашему обществу».

Так это или нет, но желание российских законодателей навешать ярлыки «шпионов» на общественные организации прослеживается явное. Напомню, что впервые о том, что «вокруг одни враги», дискредитирующие «Единую Россию» заявил в радиопрограмме «Сухой остаток» бывший депутат Госдумы от Калининградской области петербуржец Евгений Федоров, ныне представляющий в парламенте Ростовскую область. Правда, те законы, которые инициирует Госдума, в итоге могут привести к тому, что врагами окажутся все вокруг.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото  clip.dn.ua, из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.