«Это как зомби-апокалипсис»: Россельхознадзор в Калининграде о вспышке АЧС

Африканская чума свиней продолжает победное шествие по региону. Не успели снять карантин в Багратионовске, новый очаг был зафиксирован в Калининграде. Теперь ограничительные меры коснутся областного центра. Заместитель главы местного управления Россельхознадзора Вадим Смирнов рассказал «Новому Калининграду», будут ли в городе перебои с мясом, стоит ли ждать забоя всех свиней, которых держат горожане, и какие шансы у чумы охватить весь регион.

— Вадим Иванович, на днях очаг заразы был зарегистрирован в одном из личных подсобных хозяйств в Калининграде, в поселке Совхозном. Что это для нас означает?

— Что самые худшие прогнозы сбылись в плане развития сценария АЧС в Калининградской области. Сначала мы имели вспышки в дикой фауне, теперь это плавно перетекло в личные хозяйства. И здесь кроется основная опасность. Потому что в дело вступает антропогенный фактор, человек. И отследить дальнейшие перемещения заразы становится все труднее. Плюс ко всему АЧС относится к категории острозаразных, и мероприятия, которые направлены на ликвидацию последствий вспышки — крайне жесткие.

— Выделяются очаг и три угрожаемые зоны. Что это значит?

— Самый жесткий режим в очаге — полная санация, запрет на въезд всех видов транспорта, за исключением задействованного в ликвидации последствий, проводится дезинфекция территории, часть полевых дорог перекопана на подступах и так далее. При достаточной эффективности этих мероприятий можно прогнозировать купирование вспышки на данном этапе и минимизацию последствий. А они могут быть весьма плачевными, если, допустим, в первой угрожаемой зоне окажется предприятие по переработке мяса свиньи. Автоматом оно подпадает под запрет вести хозяйственную деятельность. А последствия понятны — рабочие места, налогооблагаемая база, «социалка». Не даром ущерб — миллиарды от АЧС. В первой угрожаемой зоне свой комплекс мер, тоже достаточно жестких, во второй, в третьей — слабее. Проводится серьезная работа, основное в этой ситуации — блокировать расползание из очага, чтобы не случилось как в Архангельске, где фермер продал 40 поросят, и они получили 40 вспышек АЧС спустя 3–4 дня.

— В третью угрожаемую зону попадает весь Калининград. Это значит, что у нас сейчас исчезнут все ярмарки выходного дня, где свининой торговали?

— Естественно. Прежде всего ужесточение коснется уличной торговли. Случаи несанкционированной торговли не редки, неоднократные рейды это показывают. И если сейчас в личном подсобном хозяйстве случай зафиксирован — гарантий же никто не дает, что это массово не разнесется при уличной торговле.

— А мясо, которое продается на рынке?


То, что продается на рынке, проходит ветеринарно-санитарную экспертизу. Речи о том, что у нас со всех прилавков резко исчезнет свинина — не идет ни в коем случае, это спекуляция. Свинина не пропадет. Ведь как у нас распределено поголовье? Процентов семь от общего поголовья региона находится в личных подсобных хозяйствах. Все остальное (это почти 190 тыс. голов) — в крупных свиноводческих комплексах.

Вадим Смирнов, заместитель начальника регионального управления Россельхознадзора

3341ad0d24f180466119a0ce6588517e.jpg

— А крупным хозяйствам пока ничего не грозит?

— Комплексы имеют 4-й уровень компартмента, самую высшую степень биологической защиты и могут существовать в условиях АЧС, даже в очаге или первой угрожаемой зоне. Люди вложили достаточные средства в систему безопасности предприятий, постоянно мониторят и контролируют. Но получается парадоксальная ситуация — если брать в разрезе цифровом, 190 тыс. организованных и 10–12 тыс. — частный сектор. И получается эти 10–12 тыс. несут прямую угрозу этим почти 200 тыс. Мы приходим к ничтожности причины и катастрофичности последствий.

— До этого были зафиксированы очаги в Багратионовском и Ладушкинском округах. Как АЧС оказалась в Совхозном?

— Наиболее вероятный путь — пищевые отходы. Свиньи там содержались безвыгульно, они были биркованы. Личное подсобное хозяйство было зарегистрировано, было подтверждено, что свиньи содержались в закрытом помещении. Так что остается только один вариант — кормовой. Сейчас проводится расследование. Есть возможность очень быстрой передачи из хозяйства в хозяйство. Масса примеров по России, когда чума попадает в одну точку, зараженные животные были забиты на бойне, с этой бойни заболевание расходится в геометрической прогрессии. Нас может ждать тот же сценарий.

— С какой скоростью чума может распространяться дальше?

— Это будет зависеть от плотности поголовья. Прогнозы трудно делать, все зависит от того, насколько эффективно будет выстроена система противодействия продвижению. Это прежде всего депопуляция кабана на территории региона. И разрыв и блокировка мест, где возможна передача вируса как от кабана домашним свиньям, так и от домашних свиней путем продажи зараженной продукции.

— А какими темпами идет депопуляция дикого кабана?

— За ноябрь было добыто 622 головы. Из них в рамках снижения численности — 328 голов. Пока не выделяется АЧС. Пробы везут в две лаборатории, плюс периодически идет отправка проб в город Владимир. Добыча дикого кабана проводится по всей территории области.

— Нынешняя вспышка уже нанесла какой-то ущерб?

— В Багратионовском районе на изъятие свиней у населения у нас уже ушло 3 млн государственных рублей уже. И если в дальнейшем все это пойдет — это компенсации, это деньги, которые можно было бы использовать где-то в социальной сфере, они просто ушли на погашение разгильдяйства отдельных граждан, будем называть вещи своими именами.

— У калининградцев тоже будут изымать свиней?

— Да, но это не значит, что раз — и по всему Калининграду побегут свиней изымать. Изъятие будет происходить только у тех, кто попадает в первую угрожаемую зону. По расчетам службы, там 4–5 голов всего. Все-таки Калининград — не область, здесь не так много свиней держат в личных подсобных хозяйствах.

eb1a3a3763f392537f151a5d5984a839.jpg

— Откуда АЧС к нам вообще пришла? Из Литвы?

— Или из Польши. Трудно сказать. Чтобы установить пути распространения, нужно проводить исследования на уровне ДНК вируса, делать типизацию, брать польские и литовские образцы и сравнивать ДНК. Пока подтвержденных данных нет, только догадки.

— В Польше и Литве вспышка началась еще в 2014 году, и справиться с ней никак не могут. Почему у вас остается надежда, что в Калининградской области ее удастся как-то купировать?

— У нас разная структура фермерского хозяйства. У них это в основном мелкотоварное производство, по 200–300 голов, сетью покрывающие территории стран. У нас все сосредоточено в крупных комплексах защищенных. Поэтому Польша и Литва оказались более уязвимы и у них за 3 года за тысячу вспышек перевалило. Мы в более выигрышном положении. Какую биологическую защиту может обеспечить мелкий фермер в своем свинарнике? Никакую!

— Означает ли это, что все частное поголовье в области лучше ликвидировать?

— Мы с самого начала вспышки агитировали людей заниматься альтернативным животноводством, и произошло снижение поголовья свиней в частном секторе где-то на 4%. Идеальный был бы вариант, конечно, убрать прослойку свиней в незащищенных хозяйствах, полностью ликвидировать частное поголовье хотя бы до стабилизации обстановки. Тогда можно было бы что-то сделать. Так с АЧС боролись, например, в Испании. Но они 40 лет к этому шли.

— Если в личном подсобном хозяйстве случится вспышка АЧС — что ждет хозяина? За нарушение правил предусмотрена ответственность?

— Да. В Полесском, Зеленоградском районах уже после вспышки АЧС фиксировались случаи, когда хозяева допускали выгул животных. Эти действия подпадают под статью 249 Уголовного кодекса РФ (нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями). Не исключено, что кто-то будет привлечен по этой статье у нас. Если будет установлено, что человек нарушил санитарные требования и допустил у себя в хозяйстве вспышку АЧС. Мало того, что никакой компенсации не получит, он еще будет подвергнут уголовному преследованию. Наши граждане об это не задумываются.

— Можно ли строить какие-то прогнозы по развитию ситуации в регионе? Охватит ли чума всю область?

— Это сильно зависит от того, как будет вести себя население. Если у нас будет повторяться ситуация, в которой охотники отстреливают кабана и шкуру на месте бросают, как это было в Полесском районе… вопиющий случай. На территории наших охотхозяйств не выполнялись предписания, а потом находили трупы кабанов, которые пали от АЧС. А если дикие кабаны потом растащат это дальше, а мясо развезут охотники коллективом в 10 человек, то к чему мы приходим? Это как зомби-апокалипсис в фильме, когда показывают — такие стрелочки идут во все стороны быстро-быстро — вот сейчас то же самое мы примерно и будем наблюдать.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.