«До Клайпеды и обратно»: репортаж «Нового Калининграда.Ru»

Все новости по теме: Туризм
Пересечение границы на Куршской косе превращается в испытание стойкости и дает возможность переосмыслить все жизненные ценности, прочитать книги, до которых никак на доходили руки, позвонить всем, чьи номера телефонов имеются в наличии и проклясть свое решение навестить соседей. В этом убедился корреспондент «Нового Калининграда.Ru», съездивший в выходные в Клайпеду.

Первый блин

В субботу мы с приятельницей Аней решили съездить в Клайпеду. И это, в принципе, простое путешествие принесло массу впечатлений, по большей части — не слишком приятных.

Первая попытка сесть в автобус «Кениг авто» в семь утра успехом не увенчалась. Оказалось, что желающих посетить Клайпеду в это уикенд настолько много, что свободных мест в автобусе не было. Поэтому мы приобрели билеты на следующий рейс в 11:15 и поехали обратно домой приходить в себя после нечеловечески мучительного подъема в 6 утра.

Вернувшись на вокзал через три часа, мы спокойно загрузились в полупустой автобус и отправились в Клайпеду. И практически сразу обнаружилось, что автобус находится в состоянии, очень далеком от идеала.

Начнем с того, что часть стекол была мутной настолько, что через них ничего не было видно. Причем это сами стекла помутнели, а не грязь затрудняла процесс любования окрестностями. Хорошо, что народу было мало, поэтому с проблемой удалось справиться быстро своими силами, пересев на свободные места. А к концу путешествия выяснилось, что невозможность глазеть в окно — вообще не то, на что стоит обращать внимание.

Минут через пять после отъезда на мою приятельницу стало что-то капать с багажной полки. Что это такое и как с этим бороться, выяснить не удалось. «Конденсат накопился, — высказали предположение опытные пассажиры. — Эти автобусы вообще воды боятся: во время дождя и в салоне капает, и в багажные отделения внизу автобуса вода попадает». Эту неприятность мы тоже быстро устранили, просто сменив место.

Нужно ли говорить, что туалет в автобусе не работал? Это, наверное, уже общее правило — на пути в Клайпеду мобильные санузлы ни к чему.

Чем дальше в лес…

Но, опять-таки, недостаток комфорта в автобусе — ничто по сравнению с тем, что ожидало нас впереди.

До самой косы мы доехали без особых приключений. А вот примерно за километр до контрольно-пропускного поста на косе мы поняли, что про прохождение границы в стиле «легко и просто» нужно забыть и приготовиться к долгому ожиданию — в очереди стояло больше двухсот машин!

Рейсовый автобус, как известно, пользуется преимущественным правом при пересечении границы. Поэтому на наш, российский пункт пропуска мы попали через минут 10 ожидания. И это была просто фантастическая скорость. Из разговора с теми, кто пытался проехать в Литву на машине, выяснилось, что в 13:30 перед шлагбаумом стояли те, кто выехал из Калининграда в 7:00. Они были в самом конце очереди, когда мимо них проехал тот семичасовой автобус, на который мы не сели.

lietuva.jpg

Пяти часов ожидания многих автопутешественников заставило пересмотреть свои планы, и вместо Клайпеды они предпочти остаться на родной земле, благо, погода на косе с утра стояла хорошая. «Мы приехали на границу к 11 утра, — рассказал позже мой коллега Алекс. — Простояли четыре часа и развернулись обратно. Говорили, что у литовцев какие-то технические проблемы, из-за чего очередь не двигается, поэтому многие разворачивались уже на литовском пункте пропуска».

Как пояснили наши пограничники и таможенники, действительно, машины перед российским пунктом пропуска скопились из-за того, что литовцы не принимают выехавших с нашей стороны. «Машинам просто некуда ехать, на нейтральную полосу мы их не можем пустить, а на литовский КПП они заехать не могут, так как там уже стоят машины, которые ждут оформления», — пояснил пограничник.

Но мы провели на нашей границе менее получаса, за который прошли таможенный досмотр и паспортный контроль. И уже к 14:00 наш автобус затормозил перед шлагбаумом литовского КПП.

Цветочки на просвет

Ждать зеленого света нам пришлось минут двадцать. Пограничника, который забрал наши паспорта, минуты три. А вот возврата паспортов мы ждали почти два часа.

Конечно, никто нам не стал объяснять, что случилось и почему паспортный контроль идет так долго. Поэтому мы маялись от безделья и изводили себя разными предположениями. Немножко развлеклись во время таможенного досмотра. Если кто не знает, эта процедура существенно отличается от российской. Раньше она была очень примитивной — таможенник просто заглядывал в сумку и «на глазок» определял, все ли там в порядке.

Теперь на литовском КПП установили таможенный рентген-аппарат, через который нужно пропускать часть багажа. Но визуальный контроль сохранился для небольших сумочек. То есть, как и раньше, проходишь на досмотр по одному, чемодан отправляешь на просветку, а сумку показываешь человеку. Ну, в каждой избушке свои погремушки, не мне советовать, как правильно работать таможне, да еще и не родной.

Но даже эта процедура заняла всего сорок минут. И мы продолжили слоняться возле автобуса, ожидая паспорта и рассматривая других туристов, пересекающих границу. Автомобилистов заставляли открывать багажники — и все. Эффектного литовского мотоциклиста с синяком под глазом попросили открыть специальные багажные моточемоданы прямо на улице, поэтому мы теперь знаем, что он любит синие и красные майки.

Но мотоциклист был только один, поэтому через час мы уже готовы были выть от скуки и радостно кидались в автобус при каждом появлении пограничника. Но сначала были пропущены около десятка машин, и только потом нам вернули наши паспорта. Когда пограничник нес их, Аня, человек по натуре непоседливый и с богатой фантазией, предположила, что в недрах КПП в наши удостоверения личности добавили каких-нибудь изюминок в виде аппликаций, орнаментов и рисунков. Но нет, получили мы свои документы только с обычными штампиками.

И до самого парома ничего особенного больше не происходило.

klaiped.jpgСюрприз-сюрприз!

А вот в Смильтине (Клайпедский Морской музей) нас поджидала настоящая неприятность. Еще в автобусе некоторые пассажиры припомнили, что их коллеги-родственники-друзья, недавно ездившие в Клайпеду, говорили им, что теперь за паром нужно платить и на этой стороне. Кстати, на автовокзале в Калининграде такой информации нам никто не сообщил.

Мы понадеялись, что собиравший пару дней назад плату мужчина был просто мелким мошенником, так как ну с чего бы клайпедчанам менять установившийся порядок? Но увы, все оказалось правдой, которая прямо на глазах принимала железобетонную твердость. Никакого мужика с портативной кассой уже не было. Вместо него стояла кассовая будка, в которой сидела кассир с билетами по цене 1,45 лита в одну сторону. Ворота к парому охранял контролер.

И мы, честно говоря, сначала растерялись — эти несчастные 1,45 лита могли просто все перечеркнуть. Наличных литов у нас не было, а в кассе принимали только их. Ни банкомата, ни обменника поблизости как не было раньше, так нет и сейчас.

Но, к счастью, оказалось, что пока к таким неподготовленным гостям отношение вполне снисходительное. Нас пропустили на паром бесплатно. Потом выяснилось, что в таких случаях уже при выезде из Клайпеды на паромной переправе с туристов, как и раньше, берут двойную плату.

Обратный путь из Клайпеды в Калининград на автобусе в воскресенье в 15:20 оказался зеркальным отражением субботнего вояжа. Только в сильно облегченном варианте. Очередь была перед литовским КПП, но шла она очень быстро. Наш автобус вообще прошел обе границы моментально — литовцы в течение пятнадцати минут проштамповали паспорта, разобрались с судовой ролью одного из пассажиров, а багаж традиционно оставили без внимания. На нашей стороне мы прошли обычные процедуры досмотра и проверки и поэтому уже в 17:07 отправились в сторону Зеленоградска, а в 18:40 были на площади Василевского.

Тур, полный внезапных открытий и ожидаемых сюрпризов, закончился.

Текст — Татьяна НОВОЖИЛОВА, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru», kenigavto.ru, kommersant.ru

Комментарии к новости

Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.