Калининградские новобрачные дарят цветы Канту

Водители свадебных кортежей всегда сворачивают с Московского проспекта в сторону острова Кнайпхоф. Там, у северной стены собора покоится Иммануил Кант (1724-1804). Жители Калининграда, бывшего Кенигсберга, почитают немецкого философа, словно соотечественника. На саркофаге из красного гранита всегда свежие цветы. А вскоре, на 200-летие со дня смерти, 12 февраля 2004, гробницу украсят венки и роскошные гирлянды.

Большинство тех радостных молодых людей, которые в столь праздничный для себя день приезжают на могилу философа, никогда не будут читать его труды по философии морали. А если бы они прочитали, что именно писал Кант о браке и семье, едва ли они так торопились бы с цветами. Но интуитивно они видят в Канте связующее звено между Кенигсбергом, Калининградом и современной Европой. "Иммануил Кант означает для меня мир и цивилизованное общество", – говорит учительница физики Ирина.

Любопытную пару образуют Кант и постсоветский Калининград. Гениальный немецкий философ и город – ровесники. Крепость Кенигсберг была основана в 1255 году, а город образовался из слияния трех городков в том же 1724 году, когда и родился Кант. Благодаря кантовской революционной теории познания город стал духовным центром Европы. Но сегодняшний Калининград находится "в трагическом противоречии между исторической традицией и безысторичностью, порабощенный своим вытесненным и табуизированным прошлым, покинутый духом Канта", – с горечью говорит Владимир Гильманов, культуролог и убежденный кантианец.

Сейчас в Калининграде мало что напоминает о городе Канта

Во время Второй мировой войны город был практически полностью разрушен и не восстановлен. Советское правительство решило построить новый, социалистический город. Но собор чудесным образом выстоял. Во времена социализма его спас именно Кант, поскольку философ считался одним из далеких провозвестников марксизма. И хотя Брежнев издал приказ о сносе собора, коммунистическое руководство города осмелилось его ослушаться.

Теперь собор восстанавливается. В башне, где находится знаменитая Библиотека Валленродта, устроили музей Канта. Здесь собраны сочинения, слепок посмертной маски. Музей привлекает тысячи посетителей, как русских, так и немцев. Калининградский университет снова принял Канта в свои объятья. Перед зданием стоит памятник философу, а внутри располагается Российское общество Канта. "Категорический императив" изучают в недавно основанном Институте философии.

Калининград притягивает всех, кто интересуется Кантом. Например, философа Вадима Курпакова, работающего над детальной биографией Канта.

К сожалению, не сохранилось никаких исторических мест, связанных с этим "великим одиночкой между двух эпох". Его дом на Принцессенштрассе был снесен еще в немецкое время. Исчез и садовый домик лесничего Вобзера в Модиттене, где Кант проводил каникулы. Хотя некоторые путеводители и уверяют в обратном.

На стене, за которой когда-то возвышался Кенигсбергский замок, остатки которого были взорваны в 1968 году, сегодня вновь висит памятная доска со словами Канта: "Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, – это звёздное небо надо мной и моральный закон во мне". ("Критика практического разума", пер. Смирнова).

В этом году в Калининграде приедет множество гостей. Но вряд ли кто-нибудь из них случайно доедет до поселка Веселовки, лежащего в 90 км восточней Калининграда. А здесь, в бывшей деревне Юдшен, Кант три года (1747-1750) работал домашним учителем в семье пастора Андерша, после того как перед ним закрылись двери Университета Альбертина.

Пасторский домик сохранился, кладка надежная, правда, крыша протекает, так что через пару лет дом, наверное, развалится. Здесь эпоха Просвещения давно закончилась. Сегодняшний жилец ничего не знает о своем великом предшественнике: "Нет здесь никаких философов. Ни разу не слышал."
Источник: Немецкая волна

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.