Калининград прощается со знаменитым рыбаком

Сегодня в Калининграде хоронят Героя Социалистического Труда Бориса Андреевича Супруненко. Человека, вся жизнь которого была связана с рыболовным флотом.

Вырос он на Азовском море, в Керчи. Его отец, Андрей Федорович, служил на одном из миноносцев, которые в 1905 году были направлены в составе эскадры в Одессу, подавлять мятеж на броненосце “Потемкин”. Матросы эскадры отказались тогда стрелять в восставших. Зато пострелять на охоте Андрей Федорович любил страстно. А еще технику любил, изобретать и придумывать из железок что- то новое. В оккупацию Крыма фашистами он прокормился, передвигая вместе с женой Домной Ильиничной по окрестным керченским селам агрегат собственной конструкции - тачку с точильным кругом. Страсть отца к морю и механизмам передалась и Борису, привела его сначала на Черное море, в Одесскую мореходку, а после ее окончания на Балтику, в Ленинград.

На подступах к Ленинграду и застала Бориса Супруненко Великая Отечественная война. Сражался он вначале в партизанском отряде, а после ранения в конце 41 -го года всех морских специалистов отозвали на флот. Суда, на которых он ходил, по какой-то нелепой случайности почти всегда поражал противник.

Первым в этой череде был военный транспорт под номером 565 на Балтике. С трудом в полузатопленном состоянии добрался он до Кронштадта. В 1942 м году немецкая подводная лодка торпедировала пароход “Щорс”. Команду наши военные моряки успели снять и доставить в Архангельск. В следующем году авиация немцев потопила пароход “Пролетарий”, судно затонуло. А механика Супруненко вместе с командой успели снять. В Архангельске его после этого ждало новое назначение в Дальневосточное морское пароходство. Транспорт “Одесса” также не избежал участи прежних судов, и принял в борт торпеду чьей то подводной лодки. Ходила тогда “Одесса” между Владивостоком и портами Америки.

Когда торпеда с подводной лодки попала в третий трюм с мукой, и судно стало медленно оседать, дрожа корпусом, свободный от вахты механик Боря Супруненко мигом взвизгнул вниз по судовым поручням к судовому двигателю, ожидая там команды капитана: судно спасать! Торпеда взорвалась, но содержимое трюма не позволило наделать ей самого страшного.

Война закончилась для Супруненко в английском Ливерпуле. Россия, Америка, Англия, Франция делили оставшийся от побежденных флот, стоящий в разных портах. Представитель российской делегации наравне со всеми тянул бумажки с названиями судов из офицерской фуражки, предварительно хлопнув по стопке за здоровье победителей.

Уже в первый послевоенный год, когда их судно зашло на небольшой ремонт в Николаев, отпросился у капитана механик Супруненко на пару дней к родителям в Керчь. На скопленные в рейсах деньги купил он им новый дом с фруктовым садом. Старший Супруненко сконструировал систему полива сада с подачей воды из вырытого колодца старой судовой помпой. Сад тот заложили итальянцы, которых привезли в Россию русские моряки после извержения вулкана Этна. Под кронами фруктовых деревьев в возрасте 83 лет, за два дня до ухода в мир иной, и прочел в “Известиях” Андрей Федорович Супруненко, что его сын - старший механик плавбазы “Тунгус” Борис Андреевич Супруненко к орденам, полученным за войну, ордену Трудового Красного Знамени и медалям прибавил орден Ленина и Золотую звезду Героя Социалистического Труда.

А на “Тунгус” попал Супруненко так. После войны в бывшей немецкой Восточной Пруссии начиналось становление знаменитого Калининградского управления экспедиционного лова. В 1949 году Балтгосрыбтрест пригласил Бориса Андреевича на должность старшего механика плавбазы “Тунгус”, которая должна была стать флагманом УЭЛ. Судно серии “Либерти”, построенное на верфях Ричмонда Супруненко знал от киля до клотика еще по рейсам через Тихий Океан.

Времена были суровые. Все подчинялось простому слову “надо”. Проездом к родителям в Керчь, Борис Андреевич заглянул в Министерство рыбной промышленности и предложил оборудовать на плавбазе ремонтную мастерскую, дабы не становиться на зимний ремонт, а чинить мелкие неисправности на промысловых судах во время их разгрузки у борта в море. Его идею одобрили и вскоре мастерская на “Тунгусе” стала успешно работать.

В начале 60 - х новое “надо”. Супруненко возглавил судовую команду на китобойной базе “Юрий Долгорукий”, два раза обошел вокруг Южного полюса.
Источник: Правда.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.