Адвокат: «Закон об эвакуаторах напрашивается на антикоррупционную экспертизу»

Александр Косс.
Все новости по теме: «Не паркуйся, как ...!»
Что именно не учли в своем законе об эвакуации транспорта депутаты Облдумы? С какими сложностями столкнутся автомобилисты после того, как их машины заберут эвакуаторы? Что может вызвать протест прокуратуры в принятом в первом чтении законопроекте? На эти вопросы корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» ответил адвокат, доцент кафедры международного и европейского права БФУ им. И. Канта, автор экспертизы законопроекта, проведенной по заказу Общественной палаты, Александр Косс.


— Мне кажется, основная проблема этого документа в том, что его авторы не учли прошлый опыт работы эвакуаторов. Мы помним, как несколько лет назад еще до принятия регионального закона, активно работали эвакуаторы. В этом были несомненные плюсы: проблема нарушений правил дорожного движения в части стоянки автомобилей носит массовый характер, это провоцируют аварийные ситуации. Работа эвакуаторов в некоторой степени не позволяла водителям чувствовать себя безнаказанными. Несмотря на все эти позитивные моменты, работа эвакуаторов вызывала и ряд справедливых нареканий.

Я боюсь, законодатель, разрабатывая этот законопроект, не защитил автомобилистов от воспроизведения этих ситуаций. Боже упаси вмешиваться в деятельность ГИБДД. Как я подчеркнул в экспертном заключении, сейчас проблема состоит в том, что предполагается, что в качестве так называемых уполномоченных организаций могут выступать коммерческие фирмы.

— Уполномоченные организации — это те компании, которые будут непосредственно эвакуировать авто и хранить его на штрафстоянке?

— Именно так. Взаимодействие между ГИБДД и коммерческими организациями вызывает ряд концептуальных вопросов, потому что именно это и порождало проблемы несколько лет назад.

Мы помним, что основной задачей коммерческой организации является получение прибыли. В связи с этим возникает вопрос: почему закон, который касается административно-правовых отношений, общественного блага и соблюдения правил дорожного движения в конечном итоге, в известной степени, может потворствовать интересам коммерческой организации? К тому же, вопросы тарификации услуг уполномоченной организации в законе четко не прописаны.

— Вы указывали в экспертизе, что федеральные власти не прописывали возможность коммерциализации этого процесса.

— Мы полагаем, что суть этого закона вообще должна быть изменена. Нас часто сравнивают с соседями — Германией, Польшей, Литвой. Там есть разный опыт, но в большинстве случаев хранением и эвакуацией авто в Европе занимаются сугубо муниципальные организации. Во-первых, с них требовать можно немножко по-другому: не только в гражданско-правовом, но и в административном порядке. Во-вторых, там как раз и возможно требовать создания системы оповещения водителей эвакуированных транспортных средств, единой системы тарификации, единого подхода к эвакуации.

Сейчас вопросов к закону много. Законодатель не учел многих нюансов. Вообразим ситуацию, что человек отсутствует — уехал в командировку, попал в больницу, — его машину эвакуировали. Как будет налажена система оповещения? Из чего он должен будет заключить, что его машину эвакуировали, а не, скажем, угнали? И как он должен установить, где именно находится его машина, на какой конкретно стоянке? Создатель законопроекта этот момент никак не отрегулировал.

— Я правильно понимаю, что у коммерческой организации не будет личных данных водителей?

— Да, должно быть налажено взаимодействие. Машина хранится у одной организации, а вопросами правонарушений и доступ к базам данных имеет только ГИБДД. Депутаты говорят, мы не можем указывать ГИБДД, что делать. Это вопрос дискуссионный. В соответствии с Конституцией, вопросы, связанные с общественной безопасностью, завязаны на компетенцию региональных органов власти. В любом случае, попытки создания такой системы взаимодействия были бы более обоснованы, чем отказ от попытки наладить подобную схему.

По сути автомобилист после эвакуации остается один на один с коммерческой фирмой. Он не может с нее ничего потребовать: договор на хранение между ними не заключен, автомобилист не может спросить, почему его не известили об эвакуации, претензии к состоянию автомобиля он может решить через суд.

evaq_4.jpg— Как обстоит вопрос с компенсацией ущерба владельцам эвакуированных автомобилей, если он будет нанесен?

— Исходя из текста закона, я думаю, по общим правилам, в суде. Я уже указывал в экспертизе, что есть предпосылки к тому, что ущерб не будет компенсирован в полной мере. Нет четких требований к осмотру автомобиля перед погрузкой на эвакуатор, нет обязательств по фотофиксации состояния автомобиля. В законе нет требований к материальной обеспеченности компании. Если бы эвакуацией занималась муниципальная или государственная служба, можно было бы с кого-то спрашивать, а здесь мы рискуем вновь столкнуться с ситуацией, когда фирма-эвакуатор набирает долгов на 30 млн рублей и становится банкротом.

Я не являюсь антикоррупционным экспертом, но подобного рода закон просто напрашивается на антикоррупционную экспертизу. Она здесь необходима и должна быть обязательно проведена как прокуратурой, так и независимыми экспертами. Вполне возможно, что те вопросы, которые мы поднимаем, надуманы. Но пускай тогда эксперт ответит на них. На мой взгляд, сейчас принимать закон преждевременно.

По сути, эвакуация транспорта — это обеспечительная мера, которая применяется при совершении административного правонарушения. Заочно решается, что водитель совершил правонарушение, к нему применяется мера, препятствующая дальнейшему нарушению правил. Сотрудник ГИБДД без принятия каких-либо мер по розыску виновника, его оповещению принимает решение о необходимости эвакуации. Но мы все помним, как это было: дорогие автомобили стоят, забирают автомобили подешевле. Подбегают водители, чей автомобиль можно было бы снять с эвакуатора, а им в ответ — нет, уже будем эвакуировать, забирайте свою машину на Московском.

В новом законе есть норма о том, что если отпали причины для эвакуации, то можно ее прекратить. А кто будет принимать решение, можно или нельзя? Сотрудник полиции в лице инспектора ГИБДД дал указание эвакуировать. Появился водитель на месте происшествия. Кто скажет, что эвакуацию можно прекратить? Если сотрудник ГИБДД, то депутаты уже указывают, как поступать сотруднику ГИБДД. Уполномоченная организация? Сам водитель? В законе на эти вопросы ответа нет.

Такое чувство, что мы не то что изобретаем велосипед, а идем собственным, очень опасным путем, который несколько лет назад уже был пресечен. Тогда права многих людей были нарушены, а виновники так и остались безнаказанными.

— После принятия закона об эвакуаторах прокуратура должна проверить его соответствие федеральным правовым актам?

— Должна.

— Если закон будет принят в той редакции, которая обсуждается сейчас, протест прокуратуры последует?

— Мне сложно судить. Мне позиция прокуратуры не известна, хотя и интересна. Я полагаю, было бы хорошо, если бы прокуратура вмешалась сейчас, пока законопроект не принят, и постаралась вернуть закон на доработку.

Парадокс в том, что система эвакуация необходима, но вопрос в том, правильно ли расставляются акценты. Я специально уходил в экспертизе от рекомендаций. Надо привлекать значительно большее количество экспертов, в том числе и независимых юристов.

Ведь была межведомственная рабочая группа, которая несколько месяцев назад взялась за разработку проекта. Группу возглавляла Тамара Кузяева (на тот момент представитель губернатора в Облдуме — прим. «Нового Калининграда.Ru»). Они увязли, а потом внезапно законопроект появился от имени депутата Александра Кузнецова. Группа-то не закончила свою работу. Сырой текст оказался в руках депутата, и теперь мы его обсуждаем как вариант закона.

Хорошее, благое дело правильно начиналось, но как-то неправильно заканчивается. Получается, что мы вроде бы не даем указаний ГИБДД, но получается, что без них никак не получается. К чему эта спешка при принятии закона? Почему до сих пор не поставлен вопрос перед муниципалитетами об организации муниципальных служб эвакуации. Я этого почему-то не слышу, но это ведь ключевой вопрос. С муниципалов ведь можно спросить, в отличие от коммерческих эвакуаторов. Сейчас прошло только первое чтение. И еще не поздно сделать так, чтобы после принятия закона критики избежать.

Текст  — Ирина САТТАРОВА, фото - пресс-службы БФУ им. И. Канта, из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.