Проект калининградского Лас-Вегаса: На Балтийской косе есть казино и аэродром с подогревом

Как только окончательно решилось, что одна из четырех игорных зон в России будет в Калининградской области, местные жители принялись гадать, какое именно место нашего маленького региона отведут казино и «одноруким бандитам». Почему-то крепнет уверенность, что для «прибалтийского Лас-Вегаса» места лучше Балтийской косы не найти. Поэтому мы и отправились в Балтийск.

Военный исход

Углы основания постамента памятника Петру I успели обвалиться, на камзоле бронзового самодержца зияли две дыры, эфес императорской шпаги надломан. Ободранный Петр Алексеевич мрачно взирал через пролив на прибрежные дома поселка Коса. Внешность не знавших капремонта, видимо, с 45-го года, зданий и вправду была малопрезентабельной. Отнюдь не вызывал ассоциаций с роскошной жизнью и военный паром, на которой торопливо всходили пассажиры.

- Снова секретный объект снимаете?! – загремел усиленный динамиками голос, едва фотокор «Комсомолки» навел объектив на древнее судно. – Сейчас милицию вызову!

Неизвестно, насколько реальной была угроза шкипера, но поторопиться следовало – следующий рейс ожидался только вечером.

Народ на палубе на двух чужаков глядел хмуро, на вопросы отвечал скупо. Видимо, сказывались привычки старожилов погранзоны. Идея местного Лас-Вегаса в массах отклика не находила.

- Лучше бы переправу нормальную организовали, - в сердцах бросила живущая на косе с 1969 года Гелия Филипповна. – Когда военные у нас стояли, паром каждый час ходил.

- Так если у вас игровая зона будет, глядишь, сообщение наладят.

- Э-э, когда еще будет! Наши дети, может, и доживут, а мы-то уж точно нет.

У самого причала на том берегу плавсредство Балтфлота благополучно село на мель. На причале уже томилась толпа народа, за которой виднелся небольшой караван легковых и грузовых машин. В их числе – несколько военных КАМАЗов. После того как парому со второго захода удалось-таки пришвартоваться, вновь ожил громкоговоритель.

- Эй, ракетчики! – зычно разносилась над волнами конфиденциальная информация. – Грузиться собираетесь? Давайте первыми!

Ракетчиков, кстати, как мы скоро узнали, с косы собираются выводить. Из силовиков после этого здесь останутся только пограничники на заставе «Нормельн».

Московское присутствие

В маленьком кафе, недавно объединенном с продуктовым магазином, кроме нас двоих пил пиво единственный клиент. Валерий проводил жену на несколько дней в Калининград, сына отправил в школу и взял выходной на работе. О том, что на косе скоро может появиться игровая резервация, он знает уже давно. Якобы все население поселка – около 1 тысячи человек - в связи с такой возможностью собираются переселить на материк. Уезжать, по словам, нашего собеседника, не желает практически никто из аборигенов.

- У меня здесь отдельный дом, пусть и не очень большой, - в ответ на наши сомнения принялся рассказывать Валера. – Две машины, гараж, сарай, огород – фрукты и овощи только свои, жена варений и солений наделала, на всю зиму хватит. Бойлер я поставил – горячая вода теперь есть. На кой мне однокомнатная квартира (другой ведь не дадут!) в Балтийске или даже в Калининграде? А природа здесь какая! Доедайте свои пельмени, я вам все покажу.

Старенький «Москвич», приобретенный, по уверениям владельца, за 500 долларов, завелся с пол-оборота. Как мы вскоре поняли, для косы такой транспорт - просто идеальный вариант. Доставшиеся в наследство еще от немцев дороги, выложенные бетонными плитами, без ухода порядком обветшали. Ближе всех располагалась бывшие гидрогавань и аэродром Люфтваффе. Кладка стен огромных ангаров поражала своей добротностью, а бетонные арки перекрытий – монументальностью. Как рассказывал наш гид, объект показывали московскому мэру. Лужков пришел в восторг и объявил о намерении обустроить тут теннисные корты. И хотя московское присутствие на косе пока выражается в недавнем приезде рабочих, принявшихся восстанавливать мол со стороны моря, лиха беда начало…

Немецкое наследство

Вдоль уреза воды выстроился аккуратный ряд старых колодцев с какими-то трубами внутри.

- Заправочные колонки для самолетов, - пояснил Валера. – Авиатопливо шло с того берега по проложенным по дну залива трубам. А чуть дальше у берега на грунт положена огромная плита. Я въезжаю прямо в воду, машину мыть очень удобно.

Попетляв по рулежным дорожкам аэродрома, со всех сторон окруженных кустами, ломящимися от жирной облепихи, мы выезжаем на взлетку. Известно, что сооружение это воистину уникальное. Благодаря проложенным под бетонными плитами трубам отопления, полоса никогда не покрывалась льдом, снег на ней не задерживался, и можно было совершенно безбоязненно садиться в любую погоду. И если гидрогавань отлично можно приспособить для катеров и яхт богатеев, то аэродром вполне способен принимать небольшие частные лайнеры и воздушные такси. Инфраструктура также почти вся уцелела: мелькнуло за окном здание диспетчерской, тут и там виднеются зияющие входы многочисленных бункеров. Такое впечатление, что сейчас из какого-нибудь высунется палка с белым флагом и послышится: «Гитлер капут!» Фантазии, кстати, небезосновательны – утверждают, что в некоторые подземелья нога человека не ступала с самой войны.

Чтобы доказать, что это не пустое преувеличение, Валера ведет нас в один из бункеров. Внутри сухой пол, и определить с уверенностью происхождение устилающего его мусора действительно трудно. Виднеются стрельчатые арки, и наш провожатый уверят, что хотя облазил массу аналогичных сооружений, нигде больше подобного не видел. Потом демонстрирует у ближайшей дюны сосну, резко отличающуюся от окружающих «собратьев». Что это за порода, мы, не будучи дендрологами, гадать даже не пытаемся. Под ногами валяются насквозь проржавевшие гильзы от немецких снарядов.

Гарнизонное казино

Однако самый большой сюрприз ожидает нас на обратном пути. Валера останавливает свой вездеход у длинного строения со свернувшейся винтом нелепо длинной трубой.

- Изначально здание было двухэтажным, - коротко объясняет провожатый причуды архитектуры. – А когда наши здесь обустроили казарму, верхний этаж восстанавливать не стали, вместо него положили крышу. Сейчас такое покажу – ахнете!

Стены некоторых комнат внутри выложены кафелем, видно, тут располагались кухня и столовая. Потом мы оказываемся в большом зале и действительно застываем от удивления при взгляде на потолок. Он весь выложен дубовыми панелями, благородный отблеск которых не потускнел до сих пор. Стены украшены полуколоннами, и тот из нас, кто хорошо знаком с устройством советских казарм, начинает о чем-то догадываться.

- У немцев здесь был комплекс, включающий ресторан, офицерское казино и гостинцу на втором этаже, - подтверждает самые смелые предположения Валера. – А мы сейчас стоим в одном из игровых залов. Перегородки в один кирпич – это уже наши постарались.

Оторвавшись, наконец, от созерцания потолка, мы замечаем, что полы выложены мрамором. Соседнее помещение зала с остатками подиума когда-то была дольно вместительным концертным залом. Да-а, неплохо для скромного гарнизонного казино!

Рядом вдруг слышатся шаги, и мы сталкиваемся с мужчиной и женщиной, которые явно шли на производимый нами шум. Ольга, оказывается, начальник поселкового ЖЭУ. Узнав, кто мы такие, она явно успокаивается.

- Только кирпичи с собой не уносите, - все-таки на всякий случай просит она напоследок. Видимо, коммунальщики больше других жителей поселка надеются на скорые перемены к лучшему.

Народ приспособился

- Ну, сами посудите, кто отсюда добровольно переселится? – возвращается к разговору Валера, пока, под завязку набравшись впечатлений, мы коротаем время в ожидании обратного парома. – Мы добились, чтобы врач регулярно наведывался, видите объявление – терапевт завтра осмотр устраивает. Занятие в поселковом тренажерном зале стоит 10 рублей, как при социализме. Уровень преступности – нулевой, здесь даже машины на улицах не закрывают.

- Но три рейса через пролив в сутки, - вяло возражаем мы. - А вдруг что срочное?

- Да приспособились все уже. У каждого – или резиновая моторка, или катер. Да и кроме парома за 100 рублей с носа тебя вон лоцман на своем боте на тот берег запросто перебросит. Да и потом, на новом месте ведь работу нужно искать, средства к существованию.

- Если игровая зона будет, обслуживающий персонал понадобится, - используем мы последний козырь. У Валеры этот довод почему-то вызывает приступ неудержимого веселья.

- Местные и так очень даже неплохо зарабатывают. За рыбой сходил – только на одном судаке по полторы-две тысячи в день выходит. Или янтарщики: ночь постоишь, и долларов на 500, глядишь, и насобирал. И сами себе хозяева, хотят – работают. Хотят – выходной устроят. Кого из них ты соблазнишь в казино прислуживать? Не знаю как вам там в Калининграде, а нам здесь никакая игровая зона на фиг не нужна. Вы лучше как-нибудь с семьями приезжайте, такой отдых организуем – нигде лучше не найдете.

КОММЕТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«У нас преимущество перед другими регионами»

Николай ВЛАСЕНКО, министр промышленности Калининградской области:

- Точное место для игорной зоны пока не определено. Теоретически ее можно разделить на две – на западе и востоке области. Возможно, ясность появится после заседания правительства России, которое пройдет 29 декабря. Что касается суммы финансирования, которое потребуется для строительства игорной зоны, то об этом сейчас говорить преждевременно. В этом вопросе нужно идти от бизнеса – спросить о сумме вложений у предпринимателей.

- Насколько мне известно, сегодня в Калининграде действует 4 казино, - сообщил Президент Калининградской Ассоциации развития индустрии развлечений и отдыха Богдан Головаха. – Это в общей сложности около 20 игровых столов. Для нашего города вполне достаточно. Конечно же, когда на территории области начнет действовать игровая зона, количество подобных заведений резко увеличится. Тем более, я считаю, что наш регион обладает несомненным преимуществами перед другими, в которых намечено размещение трех других зон. Европа под боком, коммуникации развиты. С нами может сравниться разве что Дальний Восток – у них там китайцы рядом, тоже наверняка будут ездить. Что до конкретного места где можно было бы обустроить игровую зону, то мне кажется, целесообразнее всего это сделать где-нибудь в районе Окружной дороги, рядом с шоссе, ведущем из аэропорта.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.