«Позвонили на перемене»: калининградский юноша о своей работе в «Яндексе»

Все новости по теме: Интернет

1.jpg

Уроженец Калининграда 19-летний Гарри Тонаканян — один из самых молодых сотрудников «Яндекса». Юноша начал работать в компании почти 3 года назад, когда ему было всего 16. Подростку тогда пришлось переехать в Москву и совмещать работу с учебой в вечерней школе. Сейчас Гарри занимается дизайном главной страницы «Яндекса», которую видит пользователь, открывая Yandex.ru. О больших и маленьких городах, скорости перемен в интернете, российском образовании, поддержке родителей и не только — в интервью Гарри Тонаканяна «Новому Калининграду».

Сейчас я дизайнер главной страницы «Яндекса». Всего нас человек 30 — разработчики, аналитики, менеджеры, тестировщики. Главной страницей я занимался не сразу, поработав сперва дизайнером портальных и внутренних сервисов, а позже «Яндекс.Диска».

В работе над сервисом мы опираемся на метрики. К примеру, смотрим на количество кликов, переходов, просмотров видео и т. д. Письма от людей тоже получаем. Когда мы запускаем новый функционал, мы смотрим, как с ним взаимодействуют и не стало ли от него хуже другим блокам. Или мы внедряем редизайн, где всё такое аккуратненькое и неброское, и смотрим, не упала ли от этого какая-то важная метрика, не стали ли люди хуже замечать какие-то элементы.

Оценить процент удачных экспериментов сложно. Это напрямую зависит от масштаба задачи. Если это какая-то сложная вещь — скорее всего, нужно будет сделать несколько шагов, чтобы её внедрить. Потому что главная страница «Яндекса» для многих — это такой уютный дом, который они обжили. И если там что-то глобально меняется, то люди воспринимают это как: «Ко мне в квартиру пришли и поменяли мебель местами». Люди тяжело принимают подобное, и это понятно. А если это какие-то маленькие детали, связанные, скажем, со стилистическими правками, то всё сильно проще.

Есть вещи, которые ты никогда не заметишь, если тебе не покажут две картинки с отличиями рядом. Вот сейчас мы, например, зафиксировали размеры блоков внизу страницы. Нам стало проще эти блоки создавать. А для человека никакой разницы нет, он никогда не заметит, что по ширине у него эта карточка стала чуть меньше, а нам намного удобнее. Такие вещи проходят очень гладко. Мы регулярно запускаем эксперименты и сравниваем их с эталоном, чтобы понять, какой работает лучше. Они бывают сложные или простые, но изменения на странице внедряются каждый день.

Люди стали быстрее привыкать к переменам в интернете. Когда-то все ссылки были подчеркнуты, и делать иначе было нельзя. Со временем все привыкают к тому, как работают интерфейсы, появляются новые привычки. И поэтому, иногда надо оглядываться и спрашивать себя: не везем ли мы багаж каких-то вещей, которые давно можно поменять, потому что все уже давно привыкли и понимают, что как работает. Со временем у сервиса появляется все больше возможностей для смелых решений. Люди становятся к ним готовы.

Самым ярким из недавних запусков я считаю трансляцию Олимпиады 2018. Мне кажется, что возможность на главной странице «Яндекса» в прямом эфире смотреть события Олимпиады очень крутая. Или фестиваль «Золотая маска». Ты не выходя никуда просто открываешь ноутбук и смотришь театральные постановки. По-моему, это очень здорово. Это как раз совсем свежая штука. Последним большим стилистическим экспериментом, был редизайн мобильной версии главной страницы, который получилось запустить в два шага. И это тоже большое достижение.

Периодически я занимаюсь и другими задачами в «Яндексе». Недавно, например, мы обновляли иконки приложений «Яндекса» — «Навигатора», «Погоды», «Диска» и др. Нужно было вывести единую стилистику для всех этих сервисов. Это графически очень интересная задача, которая подразумевает владение художественными навыками и даёт возможность руки размять и голову тоже.

Дизайнер главной страницы — это далеко не «потолок». Есть некая шкала «прокачки» дизайнера в «Яндексе». Если ты прошёл порог отбора, но ещё неопытен, то ты младший дизайнер. А дальше в зависимости от скорости развития ты можешь дойти до ведущего дизайнера или арт-директора. В этом случае ты будешь как продолжать сам работать руками, так уже и помогать и развивать других дизайнеров, выстраивать процессы, обучать людей. Поэтому расти мне еще о-го-го сколько.

3.jpg

Я никогда не чувствовал, что ко мне относятся как-то снисходительно из-за моего возраста. Когда я попал в «Яндекс», вокруг меня оказались менеджеры, программисты, аналитики, среди которых про мой возраст почти никто не знал. Потом появилась статья, после которой коллеги узнали, сколько мне лет. Но к этому времени мы уже успели наработать совместный опыт. Отношение ко мне не поменялось, потому что я уже был полноценным членом команды. И я не могу сказать, что я заметил какие-то изменения. Ну, просто вот так получилось, что я пришел в компанию в 16 лет. Ну ок. Мы тут все делаем работу, и если ты делаешь её хорошо — то и вопросов к тебе никаких нет, и какая разница, сколько тебе лет. Результат оценивается очень объективно. И не было ни разу такой ситуации, что я сделал что-то плохо, но мне простили, потому что я «еще не дорос».

Я много раз пытался вспомнить, с чего всё началось. Мне нравились красивые картинки, я начал обращать внимание на логотипы, оформление заведений и подобные вещи и в какой-то момент стал читать тематические ресурсы, группы про дизайн в соцсетях. Мне нравилось то, что я видел, и хотелось делать что-то похожее. А когда ты понял, что тебе что-то нравится, самое важное — как можно быстрее это попробовать. Однажды я просто пришёл к одноклассникам и сказал: ребята, теперь я дизайнер, если что — обращайтесь. И так получилось, что скоро ко мне пришел одноклассник и сказал: «Вот мне нужен дизайнер, можешь помочь?». Тут нужно быть просто открытым к таким штукам и говорить: «Да, конечно, давай сделаем».

Сейчас понимаю, что мы допустили кучу ошибок, и знаю, какие именно. Но на тот момент я получил огромный опыт, и он помог мне двигаться дальше. Я начал делать какие-то буклеты, афиши, картинки для друзей, у которых есть своя кафешка, приглашения на мероприятия. Постепенно я понял, что меня больше всего интересует продуктовый дизайн, то, с чем можно взаимодействовать.

Обучение дизайну — огромная проблема. Мы много раз обсуждали это с коллегами — учиться дизайну просто негде. Я вот, например, не знаю, что ответить, если меня спросят. Тут ситуация сложнее, чем, скажем, с историей, где можно читать книгу за книгой и ничего не упустить. Мне кажется, что в случае с дизайном на какие-то лекции или воркшопы нужно просто бросаться, потому что это редкая возможность получить хоть какие-то структурированные знания.

В какой-то момент я увидел анонс про Школу дизайна, которую устраивал «Яндекс», и понял: всё, надо идти. Там было тестовое задание и собеседование. И по итогам собеседования я попал в школу. Она проходила летом в Москве, это было круто. Работа в большом коллективе, где вы все ученики, очень сильно «прокачивает». Если я правильно помню, то воронка была такая: около 700 заявок от желающих, из них в районе 100 отобрали, 70 человек прошли интервью, из которых 30 набрали в саму школу. А после Школы дизайна 10 человек взяли на работу в «Яндекс».

Из «Яндекса» мне позвонили на школьной перемене. Сказали: мы хотим назначить вам собеседование в школу. Это было очень забавно. Но колебаний не было, в голове картина на будущее уже сложилась. Я уже решил, что хочу быть дизайнером, а дальше было бы странно заниматься чем-то другим и отказаться от такой возможности. Собеседование я прошел, и мне предложили вакансию дизайнера портала и внутренних сервисов.

Мои родные очень обрадовались. Мы с родителями давно договорились, что меня никто не будет отправлять в университет на, скажем, юриста, если я не захочу идти на юриста. Мне сказали: что тебе нравится, то и выбирай. Я выбрал дизайн. Они были за меня очень счастливы, и вопросов у них не было. Я считаю, что в этом плане мне повезло.

Если ты видишь, что твой ребёнок раньше времени стал самостоятельным, то не нужно бояться этого. Надо менять своё отношение к нему, общаться на равных. Все родители переживают за своих детей и хотят, чтобы им было хорошо. Но мне кажется, что нужно в какой-то момент срезать количество опеки. И вот тогда твоему ребёнку будет лучше. Если ребёнок берёт на себя больше ответственности и с ней справляется — нужно дать ему возможность дальше проявлять себя, а не говорить, что это отвлекает его от уроков.

2.jpg

Первое время после переезда я жил один. Ко мне скоро приехал старший брат и стал заниматься своими делами, мы жили с ним вдвоём. Мне пришлось искать школу, в которой бы я мог доучиться. Попробуй самостоятельно найти в школу в Москве, да ещё и совмещать её с работой. В итоге я пошел в вечернюю школу. Из-за того, что меня взяли в «Яндекс» в 16 лет, у меня был неполный рабочий день. А четыре часа в день после работы была вечерняя школа. Я старался, чтобы на работе на это время никто не назначал встречи. Утром приходишь в офис, работаешь, ходишь по встречам, потом летишь в вечернюю школу, там учишься, а потом возвращаешься в офис — что-то доделать или с кем-то встретиться, или уже домой едешь. Я вот так пожил и понял, что на следующий год я точно не поступаю в вуз. И это было одно из самых правильных моих решений, иначе у меня бы просто батарейка села.

Два года спустя я всё ещё не стал поступать в университет. Долго об этом думал, но пока не вижу, зачем мне сейчас туда идти, а в будущем жизнь покажет. Если речь о дизайнерском образовании, то, мне кажется, его можно заменить постоянной практикой, саморазвитием и обучением на курсах длиной в пару месяцев, а не в пару лет. А если говорить про что-то более привычное, например факультет математики или лингвистики, — да, они дают базу, на которую новые знания хорошо ложатся, и в «Яндексе» много дизайнеров, у которых техническое образование. Они сначала пошли в университет, обучались там математике, экономике и т. д., а после этого перешли в дизайн и стали работать в этой профессии. Но я не знаю ни одного дизайнера, который бы сказал: кажется, мне не хватает системного подхода, пойду я поучусь на программиста и потом обратно вернусь в дизайн. Мне кажется, что это немного странно.

Возможно, я выберу обучение за рубежом. Но это предполагает кардинальные перемены. Ты не можешь работать здесь и учиться там — тебе придется переезжать. В «Яндексе» ещё много чего классного, чего бы мне хотелось поделать.

В Калининграде я бываю примерно раз в году. Вижусь с друзьями, каждый раз зову их в Москву в гости. Чувствую большую разницу в воздухе, когда приезжаю из Москвы в Калининград. Сначала в Москве этого не замечал, потом, когда первый раз после отъезда приехал в Калининград, понял, что, воздух здесь намного чище.

Я знаю многих молодых ребят, которые в Калининграде работают программистами, дизайнерами. Вопрос, устраивает ли работа в Калининграде конкретно тебя. Если да — можно найти место куда устроиться. Есть хорошие компании и ребята — Ultimate Guitar, например. Это сервис с гитарными аккордами. Они сидят в Калининграде, но сервисом пользуются люди во всем мире. Круто же.

Учреждений, где системно учат работе над цифровыми продуктами, в городе я выбрать не смог. Сегодня технологии развиваются так быстро, что вузам очень сложно угнаться за этими изменениями. Я ходил на некоторые лекции по работе над продуктами, но какие-то вещи можно понять только с большой практикой. И когда ты имеешь возможность ходить на какие-то мероприятия, где команда профессионалов говорит тебе, что как делать — это экономия лет твоей жизни. Сейчас как раз «Яндекс» проводит воркшопы Школы дизайна. Ребята поедут в несколько городов, в том числе в мае в Калининград. Если говорить про возможности, за которые надо хвататься, — это как раз та самая.

Мне кажется, калининградцы вообще очень мобильны. Почти все, кто здесь живет, в Литве или Польше точно были. Есть возможность съездить в ту же Германию — до Берлина 700 км. Можно поехать на выходные. И мне кажется, что это немного меняет людей. Они видят, как живут люди за границей, у них новый опыт приобретается. Они видят, что есть какие-то другие возможности. И понимание того, что ты можешь попробовать побывать в разных городах, ведет к тому, что ребята из Калининграда с бОльшим азартом куда-то переезжают и не видят в этом никаких проблем. Возможно, эта повышенная мобильность — одна из наших региональных особенностей.

Наверное, я бы остался, если бы Калининград был больше. Я не знаю, возникло бы у меня такое желание, если бы я не был в Москве. Вероятно, да. Когда ты приезжаешь в большой город, у тебя бывает такой период акклиматизации, когда ты понимаешь сколько людей вокруг, какой огромный город и сколько всего интересного есть. А потом ты возвращаешься в Калининград и думаешь, куда бы пойти. Есть разные места, но их мало, тебе их начинает не хватать. Хочешь пойти в парк, но их всего четыре-пять, и ты везде был кучу раз. При этом я понимаю людей, которые не любят московскую суету и не хотят переезжать из Калининграда в мегаполис.

Текст — Алла Сумарокова, фото из личного архива Гарри Тонаканяна

Комментарии к новости

После футбола

Корреспондент Оксана Ошевская — об ожидаемых и непредвиденных итогах ЧМ.