Почему в Калининградской области редеют ряды доноров

Все новости по теме: Проблемы донорства
2 января у молодой женщины, госпитализированной по поводу внематочной беременности, открылось кровотечение. Она потеряла два литра крови – почти половину своей нормы. Эритроциты и замороженная плазма, необходимые для её спасения, поступили в районную больницу из банка областной станции переливания крови в количестве, полученном примерно от сорока доноров. Ещё больше кровяных компонентов потребовалось пациентке городской частной клиники: рядовая безобидная операция обернулась массивным кровотечением, осложнённым несвёртываемостью крови.

- Новогодние каникулы по традиции складываются напряжённо, - рассказывает главный врач станции Нина Кабанчук, - но таких экстремальных праздников не припомню. Помимо уже описанных случаев – новорождённый с гемолитической болезнью, резаная рана, прободная язва, серьёзные ожоги… Поскольку большинство тяжёлых больных оказались с резус-отрицательной кровью, израсходована примерно половина запасов соответствующих эритроцитов, а дающие её доноры – в дефиците.

- А говорят, создана искусственная «голубая кровь»…

- Да, перфторан. Надо сказать, это не единственный кровезаменитель. Они годятся в качестве первой помощи при шоковых состояниях, связанных с кровопотерями, и способны в течение нескольких часов выполнять функцию кислородного обеспечения – пока пациенту не введут требуемые натуральные компоненты и препараты крови, альтернативы которым пока нет и которые, к слову, обходятся дешевле, нежели «голубая кровь». Так что очень важно иметь банк крови (а Калининградская область – один из восьми регионов страны, где он создан) и постоянно его пополнять.

По российской статистике, в стационарах каждому третьему больному необходимы полученные из донорской крови эритроциты, плазма, альбумин, иммуноглобулины. Чтобы обеспечить ими жителей региона, областной станции нужно заготавливать и перерабатывать свыше 15 тонн крови в год. План выполнять всё сложнее. Если в 1998 году в картотеке КОСПК было около 15 тысяч постоянных доноров, то теперь – чуть более восьми тысяч. Это, по словам Кабанчук, край, за которым – пропасть.

Прежде чем задуматься над вопросом, по какой причине люди не хотят «идти» в доноры, попытаемся понять, почему ими становятся. Нина Августовна рассказала о преуспевающем бизнесмене из Германии, на визитке которого среди прочих данных значилось: «Донор». Она удивилась: «Зачем?» И в ответ услышала: «Это почётно».

У нас в стране, что греха таить, иные стимулы. Хотя существует официальное звание «Почётный донор России», для людей остаётся важной и материальная сторона. Для кого-то даже 200 рублей, выдаваемые на питание после кроводачи (расценки не пересматривались уже два года), – далеко не лишние. Ещё недавно многие стремились в почётные доноры, поскольку это предполагало льготы на лекарства, зубопротезирование, услуги ЖКХ, позволяло бесплатно ездить в общественном транспорте по городу и по области. «Монетизаторы» положили за всё 6000 рублей в год, к ним небольшую прибавку даёт индексация. «В прошлом году удалось убедить депутатов сохранить бесплатный проезд хотя бы в тех случаях, когда доноры едут давать кровь, теперь нет и этого, - говорит Нина Кабанчук. – А у нас, например, «дефицитные» доноры живут и в Гусеве, и в Большаково. Как мы будем их вызывать по срочной надобности, если полученных 200 рублей едва хватит на дорогу?»

Вывод из беседы с главным врачом неутешительный: быть донором у нас не почётно. Во многих странах работодатель, рассматривая резюме претендентов на трудоустройство, отдаст предпочтение донору. И будет – в рамках законодательства – содействовать выполнению благородной миссии. У нас же доноры, особенно из частных фирм, порой вынуждены давать кровь, скрывая сей факт от своих боссов, не говоря уж о том, чтобы предъявить справку о положенных к отпуску добавочных оплаченных днях. Вот пришёл на Калининградский рыбоконсервный комбинат новый руководитель и заявил, что донорства на этом предприятии больше не будет. И законодательство не предусматривает никаких мер против подобных действий. Ни ОАО «Молоко», ни АО «Русский хлеб», ни «Автотор», ни сетевые супермаркеты, ни гражданские вузы не откликаются на просьбы провести у себя День донора. «Провальными» оказались последние выезды в Багратионовский, Зеленоградский районы. Зато юридический и пограничный институты, трамвайно-троллейбусное предприятие, Калининградская железная дорога, Краснознаменский, Нестеровский, Полесский районы всегда активны в этом вопросе.

- Я думаю, не должны стоять в стороне от этой проблемы областные власти, - продолжает Нина Августовна. – Сейчас в стране реализуются приоритетные национальные проекты, направленные, в частности, на улучшение здоровья населения, на исправление демографической ситуации. Повышается зарплата медицинским работникам, закупается дорогое диагностическое оборудование, развиваются высокие технологии, планируется построить в регионе центр сердечно-сосудистой хирургии и нейрохирургии, а о службе крови – ни слова. А ведь без неё воплощение всех этих красивых планов неизбежно будет буксовать. Не говоря уж о повседневных нуждах гематологов, травматологов, онкологов, ожогового центра. Нехватка доноров – одна сторона проблемы, требующая незамедлительного решения. Вторая – укомплектованность кадрами нашей станции, где штаты не заполнены и наполовину ввиду низких зарплат.

…Недавно в Калининграде проходил семинар «Клиническое использование крови» с участием видных зарубежных специалистов. После экскурсии по областной станции переливания крови профессор Майкл Штарк из Берлина положительно оценил организацию её работы, использование современных технологий и международных стандартов на всех этапах заготовки и переработки драгоценного «сырья», сравнив станцию с банком крови Лондона. Как бы удивился профессор, если б узнал, что все достижения – не благодаря, а вопреки...

Татьяна ИЗОТОВА
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.