Про животных и людей: как пожар поссорил калининградских зоозащитников

Все новости по теме: Жизнь животных

30 июля в поселке Полевое Гурьевского округа случился пожар — загорелся жилой дом, рядом с которым размещен частный приют для животных «Ковчег». Несколько собак и кошек погибли. О трагедии сообщили многие местные и федеральные СМИ. Хозяйка приюта Алла Логинова написала заявление в полицию, так как считает, что их жилище подожгли недоброжелатели. В это же самое время одни волонтеры начали активно собирать деньги и строить новые вольеры для «Ковчега», а другие организовали собственную кампанию по расследованию деятельности приюта, чистоплотность которой, по их убеждению, вызывает сомнения. «Новый Калининград» попытался разобраться в этой запутанной истории.

Сделка на доверии


«Я не созналась — меня же только каленым железом пытать надо, а у них не было», — шутит Алла Логинова после ухода полицейских, выяснявших обстоятельства пожара. Она считает, что в правоохранительных органах подозревают в поджоге самих домочадцев, и поэтому даже сняли у них отпечатки пальцев.

Алла Логинова (в девичестве — Вагнер) — 47-летняя ухоженная блондинка. Вместе с сыном Антоном, которому сейчас 27 лет, переехала в Калининградскую область из Казахстана. Несколько лет поскитавшись по съемным квартирам, в 2012 году семья по протекции родственницы нашла жилье, покупку которого могла себе позволить — половину старого немецкого дома в поселке Полевое под Калининградом.

Договорились, что как только хозяйка жилья — пенсионерка Тамара Степанова — оформит собственность на земельный участок при доме, то тут же будет заключен договор купли-продажи и недвижимость за 350 тысяч рублей отойдет Логиновой. Пока же семья уже может вселиться в дом и начать его ремонтировать.

Дальше рассказы собственницы и потенциальной покупательницы жилья разнятся. По заверениям Логиновой, они от руки составили и подписали предварительный договор купли-продажи, правда, она не знала, что его необходимо ежегодно пролонгировать.

«Ей 72 года, и я не рассчитывала, что в этом возрасте люди могут вот так обмануть. В 2013-м по ее заявлению в доме было отключено электричество. Там был долг за свет, но не наш, а накопленный предыдущими жильцами. Она хотела, чтобы мы погасили его, но нам удобнее и выгоднее было подключить генератор. Я списывала все эти ее капризы на возраст. К тому же жить нам все равно было негде, поэтому приходилось терпеть», — поясняет Логинова.

Степанова в свою очередь заявляет, что никакого предварительного договора она не подписывала и все соглашения были только на словах, а долг за электроэнергию накопила именно семья Логиновых. Пенсионерка уверяет, что несколько раз пыталась проверить показания счетчика, но Логинова ее в дом не пускала, объясняя это беспокойством за сохранность своих личных вещей. В 2016 году Степановой пришла повестка в суд: оказалось, что с ноября 2012 года по апрель 2013 года потребляемую электроэнергию никто не оплачивал. В итоге приставы сняли с банковского счета пенсионерки в общей сложности почти 7 тысяч рублей в качестве погашения долга.

«Она еще всем в поселке рассказывала, что дом у меня уже купила и собирается перепродавать. Я тогда пошла в Росреестр и написала заявление, чтобы без моего личного присутствия никакие сделки по дому не оформляли. А то вдруг она подделает мою доверенность?» — говорит Степанова.

Но отношения собственницы и жильцов были испорчены задолго до истории с долгами, и поводом стало как раз открытие на придомовой территории приюта для животных.

Собачий не бизнес


«Всю свою жизнь я мечтала о собаке. Но родители как говорят обычно: „Вырастешь — заведешь“. Так и вышло. В съемную квартиру собаку не возьмешь, поэтому когда в доме поселилась, то купила сучку стаффорда и назвала Телли. Мужа на тот момент у меня не было, сын взрослый, внуков нет. Что делать тетке? Надо кого-то любить, надо куда-то свою энергию девать, — вспоминает Логинова. — Потом как-то знакомые попросили взять больную раком собаку на передержку: мол, у меня есть участок возле дома. Так и поселилась у меня Берта. Потом появилась вторая больная собака. А потом я обнаружила в соцсетях группы помощи бездомным животным и не смогла остаться безучастной».

Так Логинова примкнула к уже существующему сообществу калининградских зоозащитников. Однако в 2015 году она создала отдельные группы в соцсетях и назвала свой приют «Ковчегом». 


«Заработать? Да вы что! Я бы уже давно на Канарах жила, если бы мне за животных платили. Сегодня у тебя прошел сбор на больную собаку и ты рассчитался с долгами в клинике, а завтра ты не знаешь, на что корм купить. Это занятие бизнесом не будет никогда!» — отвергает Логинова предположение, что содержание приюта может стать основным видом заработка. 

0NEV4857.jpg0NEV4849.jpg0NEV4860.jpg0NEV4850.jpg0NEV4862.jpg


В уходе за животными Логиновой помогают сын Антон и невестка Анна. Сама же Алла Логинова, по ее словам, долгое время пыталась совмещать волонтерство и работу в фирме «Балтстрой».

Сейчас в приюте «Ковчег» содержится порядка полусотни псов и несколько кошек. Не отказывает приют в передержке и домашним псам, хозяевам которых надо уехать, но это уже за отдельную плату. Здоровых взрослых уличных псов Логиновы стараются не подбирать — привозят к себе в приют в основном именно больных, нуждающихся в уходе собак и кошек.

«Когда тебя просят передержать бездомную собаку, пока ее не пристроят, то человек, привезший ее, очень быстро исчезает в туман и больше не возвращается. Если тебе привозят больного пса, то ты понимаешь, что он у тебя навсегда. Ну а когда у тебя уже десять собак наберется, то там десятком больше, десятком меньше — разницы особой нет», — говорит Логинова.

Энтузиазма семьи Логиновых не разделяют ни Тамара Степанова, ни владелица второй половины дома Елена Андреева, ни многие другие соседи по поселку.

«Мы с ней неоднократно ругались по телефону: я хотела, чтобы она убрала этот приют для животных, потому что она его со мной не согласовывала. Разве я бы ее пустила с этими собаками к себе?!» — возмущается Степанова.

Елена Андреева рассказала, что ее половина дома и до пожара находилась в аварийном состоянии, поэтому там давно уже никто не жил. Однако когда-то она на время разрешила поселиться там знакомым, они уверяли, что сохранить добрососедские отношения с Логиновой у них не выходит, а наличие приюта создает неблагоприятные условия для проживания всей округи — в первую очередь, из-за распространяющегося неприятного запаха.

«Алла Геннадьевна — человек крайне несдержанный, вспыльчивый. В ее порядочности я очень сомневаюсь, поскольку сталкивалась с ее откровенной ложью. Например, когда-то они навалили на моей территории кучу строительного мусора. Сначала Алла Геннадьевна обещала все вывезти, а когда даже спустя год этого не произошло, заявила, что это не ее мусор. Она и многим другим соседям подкинула немало неприятностей. Так, однажды она взяла и закрыла доступ к немецкому питьевому колодцу, который находился рядом с нашим домом и им пользовался весь поселок. Хороших отзывов о ней я ни разу от односельчан не слышала», — поясняет свою позицию Елена.

Не получилось у Аллы Логиновой подружиться и с другим жителем поселка — Михаилом Супрягиным. Мужчина даже озвучил несколько жутких предположений о зверствах, творящихся на территории «Ковчега». Правда, Супрягин честно признался, что никаких доказательств тому не имеет, зато сам неоднократно ругался с Логиновой как раз из-за того, что грозил ружьем бездомным псам, забежавшим на его территорию.

«В приюте полный бардак: вой, писк, визг и вонь. А еще она щенков выкидывала в соседние поселки. Например, в Заречном люди мне рассказывали, что не раз ее на этом ловили и потом предупредили, что не дай Бог еще раз увидят. Потом в Поддубном стали собаки беспризорные появляться. Весь наш поселок категорически против того, чтобы этот концлагерь „Ковчег“ тут размещался», — очень эмоционально рассказывает Супрягин.

Логинова же, наоборот, говорит, что за редким исключением с соседями у нее хорошие отношения, и доказательство тому — помощь, которую многие оказывали ее семье после пожара. Что же касается якобы выброшенных в других поселках собак, то главным аргументом женщины в свою защиту является отсутствие свидетелей: «А он сам видел?» — возмущается хозяйка приюта.

Судиться и еще раз судиться


Несмотря на множество скандалов, когда в 2016 году Тамаре Степановой удалось оформить документы на земельный участок, она все-таки предложила Алле Логиновой наконец купить дом. Однако пенсионерка в качестве цены за жилье озвучила уже совсем не ту сумму, о которой шла речь за четыре года до этого. Степанова считает, что условий сделки не меняла, а просто еще в 2012 году перевела оговоренные 350 тысяч рублей в долларовый эквивалент и в 2016-м предложила расплатиться с ней в рублях по нынешнему курсу.

«Когда-то я ее просто пожалела, поэтому согласилась на 350 тысяч рублей, что значительно меньше, чем я рассчитывала получить от продажи этого жилья. Так всегда в договорах делается: в эквиваленте долларов на день расчета. И вот я прошу ее купить у меня дом за 11 тысяч долларов», — поясняет Степанова.

Логинова отказалась от сделки на таких условиях. В августе 2016 года Степанова потребовала выселения Логиновых через суд и в декабре выиграла тяжбу. Правда, Логинова несколько раз добивалась отсрочки выселения, а потом и вовсе подала встречный иск на возмещение расходов на ремонт дома.

«Все эти годы добросовестно восстанавливала, ремонтировала и содержала дом. Здесь раньше было практически нежилое помещение. Мы меняли крышу, заливали полы, клали плитку. Моя экспертиза оценивает ремонт в 1,4 млн рублей», — рассуждает Логинова.

В ходе судебных разбирательств уже по возмещению расходов было сделано несколько экспертных оценок недвижимого имущества. Московский районный суд вынес постановление выплатить Логиновой 336 тысяч рублей в качестве компенсации вложенных в дом средств.

Логинова подала апелляцию, посчитав, что сумма не покрывает ее расходов на ремонт. Она убеждена, что до пожара у нее был шанс это доказать. Степанова же, напротив, уверяет, что это ее оппоненты действовали нечестно, предоставляя в суд «липовые» документы, чеки и фотографии дома до ремонта.

Пенсионерка тоже подала встречный иск: она требует компенсировать ей упущенную выгоду из-за того, что все это время, пока семья Логиновых отказывалась съезжать, дом мог сдаваться в аренду. Также Степанова намерена получить деньги на возвращение дома в первоначальный вид: «Имела место реконструкция и перепланировка: они там стену снесли, какие-то перегородки сделали и веранду новую пристроили. Мне это все не нужно. В итоге еще неизвестно, как там повернется — может, то на то и выйдет, а может еще она мне останется должна». Суды всё ещё идут.

По рассказам Логиновой, она какое-то время назад переехала к подруге в Калининград, а сын с невесткой остались следить за приютом. Семья уже собиралась окончательно выехать из чужого дома — ждали только заказанного мобильного дома, который рассчитывали установить возле нового приюта. Участок, где возводятся новые вольеры, расположен буквально через несколько дворов от старого приюта — там Алла взяла у муниципалитета в долгосрочную аренду 35 соток земли.

Спасенные воем


Около шести утра Антон и Анна Логиновы проснулись от громкого воя. К подобному семья уже давно привыкла, так как на веранде они держали серьезно больных собак. Но в этот раз вой был особенно надрывным и громким — выл больной раком лабрадор, которого привезли накануне вечером.

«Жена мне сказала, что пахнет гарью, — вспоминает Антон. — Я поднялся, вышел в пристройку, а там уже все в дыму и слышен треск. Сразу понял, что горим. На улицу выбегаю, а пылающая крыша веранды практически у меня над головой складываться начала. Тогда я обежал дом выбил окно, вытащил Аню и нашел на ощупь двух собак — их тоже в окно. Успел взять мобильные телефоны, свой паспорт и кошелек, которые рядом с кроватью лежали. Все. Дальше там пошел такой дым, что на расстоянии метра открытого окна не видно». 

0NEV4867.jpg0NEV4868.jpg0NEV4870.jpg0NEV4879.jpg0NEV4884.jpg


Вызвали пожарных, полицию. Позвонили Алле, которая ночевала в съемной квартире. Потом Аня и Антон попытались залить водой веранду. Приехала Алла, следом — ее подруга.

«Мне позвонил сын и закричал в трубку: „Мама, дом горит! Я в пижаме прыгнула в машину. Я даже не ехала — я летела!“ — вспоминает Алла Логинова утро, когда случился пожар. — Когда я подъехала к дому, то увидела бегающих вокруг Аню и Антона — они были в одном нижнем белье и босиком».

«Я пытался зайти в дом. Слышал, как там орут животные, но везде открытое пламя — никак не пробраться. Тогда мы побежали тушить забор, по которому пламя подбиралось к беседке и к вольерам», — рассказывает Антон.

Пожарные тушили дом примерно до 11 часов. Вольеры с животными удалось спасти. Внутри жилища выгорело практически все имущество: мебель, бытовая техника, одежда посуда и даже банки с заготовками на зиму. Также пострадала машина Анны — у нее оплавилась краска на дверях с одной стороны, бампер и фары.

«У меня из одежды остались только труселя и один носок. Потом Аня еще из сгоревшей стиральной машинки пару маек и шорты грязные достала. Вот знакомые кроссовки привезли, а то я полдня босиком ходил», — говорит Антон, на голове которого блестит стразами бейсболка — этот головной убор, принадлежащий его жене, тоже удалось выудить из стиральной машины.

Вследствие пожара погибло, по словам Логиновой, семь собак и минимум четыре кошки — некоторые животные разбежались, поэтому подсчитать точное число жертв не удалось. От дыма задохнулся совенок, клетка которого располагалась в уличной беседке. Список кличек погибших животных волонтеры выложили в общем доступе.

«Мы потеряли почти все имущество, но это не такие уж ценные вещи: там не было золота или миллиона рублей. Больше всего я вчера плакала из-за больных собак. Сын стоял на коленях и просил: „Мам, прости! Я ничего не смог сделать“», — вздыхает Логинова.

Плохие, хорошие, злые


Как только пожар был потушен, Логиновы сделали две вещи: написали заявление в полицию о поджоге и разместили пост в соцсетях, где тоже говорилось о том, что случившаяся в приюте трагедия — отнюдь не случайность. Там же было приглашение прийти на помощь для разгребания завалов и номер банковской карты для пожертвований.

Уже спустя час после этого на месте трагедии собралось немало народу — люди ехали со всех уголков региона. Они везли посильную помощь: матрацы, одежду, корм, медикаменты и стройматериалы для нового приюта.

На следующий день народ стал собираться в Полевом уже для того, чтобы как можно скорее отстроить вольеры на новом участке и перевести туда собак. Среди людей, помогавших Логиновым строить новый приют, были волонтеры, активисты-общественники, члены сообщества мотоциклистов и просто незнакомые люди, которые откликнулись на сообщение в соцсетях.

Правда, в это же время под постами о пожаре в «Ковчеге» в «Фейсбуке» и «ВКонтакте» разгорелись жаркие споры. Появились сообщения, что Логиновы — вовсе не жертвы чьего-то злого умысла, а люди, которые используют трагедию в корыстных целях. Некоторые комментаторы в соцсетях даже предположили, что и сама Логинова могла пойти на поджог, чтобы досадить на прощание хозяйке дома.

«Пусть мы такие нехорошие и хотели кому-то нагадить, но нам за этот дом должны были денег дать, а теперь нам за что будут платить? Мы теперь зависим от справки пожарных. Нам уже неофициально и дознаватели, и пожарные заявили, что это поджог. Они нашли бутылочку, в горлышке которой торчала перчатка. И вот пока мы там все ходили, то четко ощущали запах бензина», — уверяет Антон Логинов.

0NEV4881.jpg0NEV4871.jpg0NEV4886.jpg0NEV4890.jpg

В разговоре с «Новым Калининградом» Алла Логинова поначалу заявила, что видит единственную кандидатуру на роль подозреваемой в поджоге — Тамару Степанову (позже она добавила «подозреваемых»).

«Так чтобы нам кто-то прямо конкретно угрожал — такого не было. Недовольные есть всегда и везде. Если бы хотели сделать гадость приюту, то метили бы конкретно в вольер. А тут подожгли дом — это связано с имуществом», — поясняет Логинова.

Данные подозрения в свой адрес Степанова считает необоснованными и нелогичными: «Мне-то зачем свое имущество как-то приводить в негодность? Мне от этого никакой выгоды — только убытки. Как мне дом теперь продавать?».

Пенсионерка предполагает, что семья Логиновых никаким генератором не пользовалась и нелегально подключилась к электросети, а из-за несоблюдения техники безопасности в итоге и произошло короткое замыкание.

В пресс-службе УМВД «Новому Калининграду» сообщили, что пожарно-техническую экспертизу дознаватели МЧС уже завершили, но по данному факту назначена комплексная экспертиза, которая проводится уже совместно с полицейскими.

«Волонтерское расследование»


Пока одни калининградцы активно взялись за помощь приюту, другие организовали собственное расследование уже в отношении «Ковчега». Группа зоозащитников уверена, что в деятельности приюта много нарушений, связанных с содержанием животных и сбором денег на их лечение. Уже через день после пожара они создали группу в соцсети «Волонтерское расследование», где предложили всем делиться своими историями сотрудничества с приютом.

Активисты считают, что Алла Логинова брала в приют гораздо больше собак, чем способна была разместить, а это значит, что там они долго не задерживались. Причем, по рассказам калининградцев, за каждое привезенное животное в «Ковчеге» брали фиксированную сумму денег на прививки и глистогонные средства. Сама Логинова этого не отрицает. За каждое животное она брала по 1100 рублей.

«Я уже много лет занимаюсь волонтерством и знаю, как сложно найти хозяев бездомному псу — это единичные случаи. При этом многие люди нам говорили: „А вот в „Ковчеге“ все собачки пристраиваются быстро“. Вот тут и вопрос: куда?» — говорит заместитель председателя КРОО «Право на жизнь» Екатерина Ублинская.

По словам волонтеров, очень многие люди, привозившие в «Ковчег» животных, так и не смогли добиться от Логиновой внятных ответов об их дальнейшей судьбе. Один такой скандал с «пропажей» десяти щенков, который разгорелся в 2015 году, активно освещался в СМИ. Сейчас в группе, членами которой являются уже более 600 человек, подобных историй выложено очень много.

Ирина Абразумова — одна из волонтеров, которая несколько лет сотрудничала с «Ковчегом», ничего дурного о его хозяйке сказать не может. Когда пошла волна обвинений, то женщина разместила в группе в «Одноклассниках» объявление о поиске людей, которые брали к себе животных из «Ковчега».

«Если бы хоть кто-то написал, то можно было бы что-то противопоставить обвинениям. Странно, но я не получила ни одного отклика», — говорит Абразумова.

Логинова уверяет, что, скорее всего, люди, бравшие собак и кошек в ее приюте, просто не активные пользователи соцсетей. Она заявляет, что принципиально не намерена отвечать всем возмущенным в интернете, и предлагает им лично приехать в приют и предъявить ей претензии, а также получить контакты новых хозяев животных.

«Я могу всех и не помнить, кому собак отдавала. Но вы приезжайте и предъявите мне конкретные факты. Если их нет, то это все голословные обвинения», — отрезает Логинова.

Смущает зоозащитников и огромное количество историй, связанных с жестоким обращением с животными, которые выкладывал «Ковчег», объявляя очередной сбор на лечение своих питомцев.

«Зачастую животные сами попадают в какие-то передряги или ДТП, а случаи жестокого обращения с ними — единичны. Мы всегда замечали, что Алла излишне давит на жалость, рассказывая жуткие истории про собак с перерезанным горлом или кошек, запененных монтажной пеной», — поясняет Ублинская.

Логинова объясняет такое обилие истерзанных псов тем, что ее помощница по приюту Наталья Толмачева намеренно колесит по Калининградской области в поисках несчастных и брошенных на произвол судьбы животных.

«Наташа все время по лесам и морям шляется круглосуточно в поисках того, кого бы спасти. Они намекают, что мучаю я сама? Они что думают, что я сама лапу животному отрезала, побила его или червями обложила? Но вот раз им такие мысли в голову приходят, то можно предположить, что они сами об этом думали. Да и не так уж часто у нас появляются экстренные животные — примерно раз в полгода», — поясняет Алла.

0NEV4933.jpg0NEV4911.jpg0NEV4972.jpg0NEV4970.jpg0NEV4957.jpg


Еще одна претензия коллег по цеху к «Ковчегу» — это скрытая бухгалтерия по пожертвованиям. Волонтеры всегда недоумевали по поводу того, что Логинова не размещает под постами о сборе средств информацию о том, кто и сколько перечислил на банковскую карту. Также, по их словам, в приюте не считают нужным регулярно отчитываться о том, на что конкретно пошли собранные деньги: практики в обязательном порядке выкладывать чеки из ветеринарных клиник, аптек и зоомагазинов нет.

«В августе прошлого года нашу группу „ВКонтакте“ техподдержка заблокировала. Моя помощница Наташа сидела полтора месяца — фотографировала все чеки и расписывала все подробно. Администрация соцсети нас снова открыла только после полного финансового отчета, и с тех пор ежемесячно отчитываемся. Есть альбомы в группе „Приход“ и „Расход“ — там все можно найти», — говорит Логинова.

Руководители примерно десятка местных приютов подозревают, что в «Ковчеге» не все хорошо и с содержанием животных. По заверениям Елены Сумской, которая держит приют для кошек «Кошкин Дом 39», у Логиновой действительно репутация среди коллег неоднозначная. Однако как только зоозащитница узнала, что случился пожар, то сразу предложила помощь. В течение нескольких дней и не без споров с семьей Логиновых зоозащитница забрала к себе и из приюта пятерых котят и четырех взрослых кошек, включая спасенную из пристройки, которая в итоге все-таки скончалась.

«Все кошки были истощенные, блохастые, с ушными клещами и еще кучей заболеваний, требующих срочного лечения. Животные, на которых собирают деньги, в таком ужасном состоянии быть не должны», — говорит Сумская.

«Я уже сто раз пожалела, что им кого-то отдала. Ушной клещ? Да, согласна — прощелкала. Но это бывает и у домашних животных», — парирует Логинова.

Многие калининградцы рассказывают о взрывном характере Логиновой и нетерпимости к критике в собственный адрес.

«Если надо послать — я посылаю. Я не могу промолчать, хотя меня за это все время ругают близкие. С нормальными людьми я нормально общаюсь, но если что-то не так, то я встаю в позу. Я принципиально буду делать назло и сама от этого страдаю», — признается Логинова.

Волонтеры рассчитывают собрать как можно больше свидетельств калининградцев, которые имели негативный опыт сотрудничества с приютом, и коллективно обратиться в прокуратуру, УМВД и другие ведомства. «Мошенничество тут, конечно, доказать очень тяжело. Но мы приложим все усилия, чтобы этот приют перестал существовать, и будем писать во всевозможные инстанции, чтобы провели проверку его деятельности», — заявляет Ублинская.

«Закошмарить приют»


В соцсетях нашлись люди, вставшие на защиту Аллы Логиновой. Многие уверяли, что сотрудничают с приютом «Ковчег» не один год и никогда у них не было никаких претензий к его работе. Правда, озвучить свою позицию журналистам большинство из них отказалось, объясняя это нежеланием говорить по телефону или опасением, что пресса «всё перевернёт».

Людмила Михайли рассказала, что уже несколько лет подряд привозит в «Ковчег» бездомных животных и всегда видела, что за ними хорошо ухаживают, а также знала, куда их потом пристраивают. Она уверяет, что Алла Логинова — очень «добрый и мягкий человек». По ее словам, все рассказы о странных смертях или исчезновениях животных в приюте — не более чем домыслы.

«Нет ни одного приюта, где бы не умирали животные. Все мы болеем, все мы смертны. Это расследование — клевета и травля, которые преследуются по закону. Ни одного факта предъявлено не было — один пустой треп. Большинство этих людей никогда не были в приюте „Ковчег“ и понятия не имеют, что там да как. Но им просто заняться нечем, видимо. Сейчас еще где-нибудь что-нибудь случится, и они туда перекинутся», — поясняет Михайли.

Михайли убеждена, что войну в соцсетях приюту «Ковчег» и семье Логиновых одни волонтеры объявили из зависти, другие — из мести. Так, по словам Михайли, год назад Алла Логинова выступила свидетелем по заявлению в полицию в отношении КРОО «Право на жизнь», которое якобы не должным образом тратило бюджетные средства, и с тех пор члены общества затаили обиду.

«Главное, закошмарить приют, а животные будут скитаться по улицам. Алла спасает самых тяжелых животных. Другие их даже и не берут — это те, кто сейчас ее оскорбляет. Их интересует только, сколько денег она собрала», — негодует Михайли.

Сама хозяйка «Ковчега» говорит, что у нее давно сложились личные неприязненные отношения с руководителем КРОО «Право на жизнь» Натальей Галяс. Когда-то и сама Логинова была членом организации, но вышла оттуда со скандалом: сейчас каждая из сторон обвиняет другую в финансовых махинациях.

«Они собирают про меня сейчас всякую грязь. Возможно, прикрывают таким образом свою попу: что-то у них произошло, и они отвлекают внимание на меня, — предполагает Логинова. — На нас сейчас все накинулись: им подумалось, что в связи с пожаром миллиарды к нам полетят. Это случай резонансный, и люди помогали нам — огромное им спасибо! Они же хотят отрезать вероятный поток помощи нам, потому что тогда кто-то меньше даст в этот раз другим приютам».

По словам Логиновой, она уже написала заявления в прокуратуру, в суд и в полицию, чтобы привлечь за клевету Наталью Галяс. Мало того, теперь хозяйка приюта уже не исключает, что и поджечь ее жилище мог кто-то из завистников, о чем уже доложила в правоохранительные органы. 

«Одно до них не доходит: они гадят сейчас не мне, а всем животным, которые нуждаются в помощи, — подчёркивает Логинова. — Люди не будут разбирать, какой там конкретно приют значится в сборах — он просто запомнили негатив. Простой обыватель скажет: „Все сволочи!“. И кто-то из-за этого не сможет собрать денег на операцию больному животному».  

Текст — Екатерина Медведева, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград».



Комментарии к новости

prealoader
prealoader