ГАИ доводят до белого каления своими эвакуационными причудами

Все новости по теме: Война на дорогах
«Что ж вы, варвары, творите?!» - во весь голос кричит Лев Васильевич, повиснув на дверце «отчалившего» от тротуара эвакуатора МУП «Дортранссигнал». «Не твое дело!» - огрызается его водитель. Одной рукой он держит руль, другой пытается смахнуть «наглеца» с подножки. Однако щуплый, но жилистый пенсионер намертво «приклеился» к дверце. Тогда в дело вступает пассажир эвакуатора - инспектор ГАИ. Выскочив на ходу из кабины, служивый хватает висящую на плече старика сумку и с силой тянет к себе. Ремень у сумки рвется, и та, упав, попадает прямо под вращающееся колесо тяжелой машины...

Этот едва не закончившийся трагедией инцидент случился в полдень минувшей среды на улице 9 Апреля. Его очевидцами стали мы с председателем общества защиты прав автомобилистов «Оса» Георгием Румянцевым. С чего это вдруг нас в разгар рабочего дня занесло туда? А благодаря вышеупомянутому Льву Васильевичу. Он взялся показать место, откуда ровно неделю назад труженики принудительной эвакуации забрали его авто.

«В субботу, часов в одиннадцать, приехал я на 9 Апреля, - рассказывает 66-летний Лев Власюк. - Припарковался на тротуаре (благо он здесь широкий и оборудован карманом для стоянки) и пошел в сбербанк за пенсией. Выхожу оттуда, а моего «Ниссана» и след простыл. Ну, думаю, украли...»

В изложении Власюка далее события развивались так. В областном управлении ГАИ взволнованного посетителя «успокоили» - мол, его находившийся под запрещающим знаком автомобиль не украден, а лишь доставлен на штрафстоянку, что на улице Гагарина, и, чтобы его вызволить оттуда, придется заплатить полторы тысячи рублей за эвакуационные «услуги». «Позвольте, ведь эвакуировать можно только тот транспорт, который стоит в неположенном месте на проезжей части и мешает движению других машин», - пытался сопротивляться грамотный автомобилист. Однако сотрудники ГАИ в дискуссию вступать не пожелали. Они лишь вручили «нарушителю» квиток о «штрафных» ста рублях, разрешение забрать легковушку и показали на дверь. Но въедливый «гость» потребовал еще одну обязательную бумажку - протокол о задержании «Ниссана», необходимое для будущей судебной тяжбы с обидчиками. В ответ ему было заявлено, что такие документы выдают непосредственно на штрафной стоянке «Дортранссигнала».

О своем визите на улицу Гагарина Лев Васильевич до сих пор не может вспоминать без волнения. Он последними словами клянет муниципалов за то, что те «не озадачиваются» насчет расписания своей работы и другой обязательной настенной информации, а также кассовых чеков и элементарных бытовых удобств. «Мне стало там плохо, и я попросил дать мне стул. Получил грубый отказ, - с горечью вспоминает Власюк. - А когда обмолвился о нужном мне протоколе, работники стоянки посоветовали искать его в ГАИ».

В тот день пенсионер попал не в Госавтоинспекцию, а в больницу - сердце не выдержало переживаний. Оклемавшись, он вновь заглянул за документом в областное управление ГАИ и получил все тот же от ворот поворот.

Со Львом Васильевичем мы общаемся на крыльце торгового центра «Акрополь». Сюда Георгий Румянцев пригласил тех, кого несправедливо обидели эвакуаторщики. Плюс представителей одного из местных телеканалов и автора этих строк.

Почему правозащитник выбрал именно эту «точку» для встречи? Дело в том, что рядом, на улице Баранова, - самое известное место эвакуационной охоты, о сомнительных причудах которой неоднократно рассказывалось на страницах «Калининградки». Узнать, прислушались ли в «Дортранссигнале» и ГАИ к критике, и понаблюдать за нынешней процедурой очистки улиц от неправильно припаркованных машин - цель нашего мероприятия.

Может, мороз отпугнул оппонентов, может быть, они прослышали о нашей затее, но известных колесному люду желтых платформ с «мигалками» пока не видно. В ожидании их коротаем время, слушая откровения автомобилистов на животрепещущую тему. Пожалуй, наиболее любопытная история у калининградца Дмитрия Шумилина. Вот ее краткий пересказ. Вечером 9 января на улице Судостроительной только что заправившегося Шумилина останавливает инспектор ГАИ и требует предъявить документы. У Дмитрия нет водительских прав. Вместо них - временное удостоверение, выписанное в Волгограде месяца четыре назад. «Оно действительно только в течение двух месяцев, поэтому вы сейчас не имеете права ездить», - замечает инспектор и тут же начинает оформлять направление на штрафстоянку. Ошарашенный неожиданным «поворотом сюжета», Шумилин пытается объяснить, что волгоградские служивые в октябре прошлого года отправили сюда по почте его «корочки», изъятые за пересечение сплошной линии для вынесения решения о наказании, но бандероль еще не дошла. Эти оправдания инспектор предпочитает проигнорировать. Тогда водитель звонит супруге, данные которой занесены в полис ОСАГО, и просит ее срочно приехать, чтобы отогнать машину домой.

Увы, избавить легковушку от путешествия на улицу Гагарина не удалось. Изобретательный инспектор нашел веский «запретительный» аргумент и для жены Дмитрия: у нее-де нет доверенности от мужа на право управления автомобилем. Зачем она нужна, инспектор объяснить не удосужился. Не стал он утруждать себя опечатыванием бензобака «арестанта», поисками двух положенных понятых и прочими протокольными формальностями. «В результате мы остались на дороге без нашего «Мерседеса» и документа о его изъятии», - говорит Дмитрий. «На закуску» он выдает пикантное - что машину вернули почти с пустым бензобаком.

«Во-первых, инспектор не имел оснований для задержания машины, ведь временное удостоверение не являлось просроченным, - комментирует Румянцев. - Во-вторых, он был не вправе требовать доверенность, поскольку присутствовал хозяин автомобиля. Если же транспортное средство было задержано без понятых и протокола, то это - грубейшее нарушение административного законодательства». Попутно он замечает, что дела и Шумилина, и Власюка имеют «хорошую перспективу в суде».

Отчаявшись дождаться эвакуаторщиков, отправляемся на их поиски. «Объект» обнаруживается на улице 9 Апреля, двадцать метров обочины которой почему-то украшены запретительными «кругляшами».

Мы наблюдаем и фотографируем, как с тротуара в присутствии одного понятого лебедкой сдергивают старенький «гольф», слышим, как трещит ударившийся о поребрик бампер задерживаемого. Вот тут-то не выдерживают нервы у Льва Власюка, и он кидается в бой...

...Эвакуатор останавливается. Лев Васильевич вытаскивает из-под колес свою помятую сумку, достает из нее раздавленные очки и эмоционально машет ими перед носом молоденького инспектора с погонами младшего лейтенанта. «На каком основании забрали машину с тротуара? Где второй понятой? Почему проигнорировали тот роскошный джип, стоящий на проезжей части?» - вмешиваемся в разборку мы. Но «младшой» лишь вращает глазами. Правда, удается выяснить, что фамилия инспектора - Макаренко.

Минут через десять подруливает сине-белая «Шкода», за рулем которой капитан милиции. Это подмога, вызванная по рации нашим визави. Младший лейтенант проворно забирается внутрь. Мы же вместе с телевизионщиками пытаемся «выжать» из прибывшего, который не выпускает из рук баранку, комментарий по поводу случившегося. Тщетно. «А у вас есть разрешение на съемку меня?» - наконец удосуживается разлепить губы капитан. Не дожидаясь ответа, он нажимает на газ...
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.