Обзор прессы: Вилла Ярошука в Каннах и судьба дома на Литовском валу

Основные события, на которые обратили внимание на минувшей неделе региональные печатные издания: известие о том, что у семьи мэра Калининграда обнаружился особняк во Франции; судьба дома на Литовском валу, который предполагается снести ради развязки; расследование аварии с участием депутата; премия «Золотая маска» Евгения Марчелли.

Ярошук и Канны
«У супруги мэра Калининграда обнаружилась вилла в Каннах», — пишут журналисты «Комсомольской правды в Калининграде» в четверг.

Издание отмечает, что утро среды для главы Калининграда началось с нехороших новостей. «Заголовки информационных агентств пестрели броским заголовком: „У жены главы Калининграда нашли незадекларированную виллу на Лазурном берегу“», — напоминает издание и тут же сообщает, что Ярошук — человек небедный, на пост мэра Калининграда пришел из бизнеса, еще в 90-е годы создал сеть магазинов строительных материалов «Бауцентр», которая развивалась успешно и даже вышла за пределы Калининградской области.

«Однако теперь он муниципальный служащий и поэтому в обязательном порядке должен ежегодно подавать декларацию о доходах. Равно как и члены его семьи. Но в декларации за 2011 год никаких вилл во Франции не значилось», — пишет газета.

Журналист издания побывал на брифинге, на котором Ярошук объяснил, что вилла появилась в пользовании жилищного кооператива лишь в 2012 году и была внесена в новую декларацию.

«Все имущество, которое находится в пользовании, задекларировано, — процитировала огазета мэра, — до 1 июня будет официально опубликована моя декларация и членов моей семьи — жены и несовершеннолетних детей. Сама декларация была сдана до 30 апреля, где и значится дом площадью 160 метров и 10 соток земли».

При этом глава города затруднился назвать стоимость дома, признавшись лишь, что «где-то в районе 1,2 млн евро». При этом он отметил, что его супруга в год зарабатывает 20–26 млн рублей, поскольку ее фирма оказывает транспортные услуги, и её дохода хватает, чтобы купить дом.

«Немного шума и… ничего», — пишет Максим Говоров в газете «Калининградская правда». Издание также сообщает о публикации в газете «Коммерсант» и передает слова Ярошука, которые тот донес до журналистов в ходе брифинга, после чего делает вывод, что «сенсация создана на пустом месте». «„Информационная бомба“ о том, что жене калининградского градоначальника принадлежит дом в Канне, — как раз пример такой дутой сенсации, — пишет газета. — Во-первых, действующее федеральное законодательство не запрещает выборным лицам и чиновникам, а также членам их семей владеть собственностью за границей. Во-вторых, Александр Ярошук никогда не скрывал, что пришел в политику из бизнеса. Причем бизнеса успешного».

Газета приводит слова мэра Калининграда о том, что в 2001 году он пришел во власть из бизнеса и на тот момент декларировал 12 млн долларов, «которые честно заработал». «Пусть боятся те чиновники, которые не имеют опыта работы в бизнес-структурах и не декларировали свои доходы. Вот к ним могут быть вопросы, на какие средства они приобретают недвижимость, а мне бояться нечего», — цитирует газета Ярошука.

Также газета пишет о том, что о наличии у жены недвижимости во Франции Александр Ярошук лично сообщил в интервью московскому журналисту Марату Хайруллину еще в середине прошлого месяца. «Политик четко обозначил свою позицию, состоящую в строгом следовании законодательству. Вот и получается, что глава областного центра не стал дожидаться итогов очередной декларационной кампании и публично сообщил о недвижимости, принадлежащей члену его семьи. И весьма странно, что сейчас на основе этого факта попытались поднять шумиху», — делает вывод газета.

Спустя три дня «Калининградка» возвращается к теме виллы в Каннах. В статье «По семейным обстоятельствам» Анна Владимирова объясняет, почему жена и дети Александра Ярошука живут во Франции.

«Многие калининградцы, наверное, задают вопрос — почему семья Александра Ярошука живет во Франции. Мэр уже отвечал на него в фильме, который демонстрировался прошлым летом по телеканалу „Каскад“, и, видимо, сегодня необходимо вновь вернуться к этой теме», — полагает журналистка.

Она пишет о том, что несколько лет назад с его дочерью случилось несчастье — ее сбил лихач, несшийся на автомобиле на огромной скорости. «Ребенок фактически умер под колесами машины. Произошла клиническая смерть: в приемном покое у дочки Ярошука сердце уже не билось. В сочетании с тяжелой черепно-мозговой травмой это выглядело как конец, — пишет газета. — Глава Калининграда до сих пор считает врачей, которые помогли вернуть ребенка к жизни, кудесниками. Дочь удалось вывести из комы только на двадцатые сутки».

Издание отмечает, что после травм девочка тяжело возвращалась к жизни, мозг сильно уставал и не справлялся с привычным темпом обучения. «К большому сожалению, забота о больных детях в нашей стране до сих пор остается „привилегией“ их родителей. С высоких трибун многое говорится о необходимости улучшения работы с детьми, которые столкнулись с медицинскими проблемами. Но, к сожалению, воплощение всех этих правильных слов в жизнь качественно отстает от существующих потребностей», — пишет газета и сообщает о том, что семья Александра Ярошука искала учреждения, которые помогли бы проводить реабилитацию ребенка.

«Когда стало ясно, что в нашей стране нет образовательных учреждений, ориентированных на реабилитацию детей с подобными травмами, в зону поиска включили заграницу. И выяснилось, что во Франции подобные структуры с большим опытом работы и позитивными результатами есть. Но обязательным условием успеха работы с пострадавшими детьми тамошние специалисты считают пребывание ребенка в семье, — пишет журналист. — В создавшихся условиях Александр Ярошук сделал очевидно единственно правильный выбор: переселил жену и детей поближе к реабилитационному центру. Состояние Ани в результате своевременно оказанной помощи идет на поправку. <…> Остается только порадоваться за большую победу в жизни ребенка. Аня все чаще приезжает в Калининград, и сейчас она со своими братьями Андреем и Георгием отдыхает на Куршской косе».

Исторические фишки
Журналисты газеты «Страна Калининград» поднимают вопрос о судьбе немецкого дома на Литовском валу, который могут снести «ради кусочка дороги».

Издание напоминает, что о решении снести здание на Литовском валу, 59, которое является «немногим из оставшихся осколком Кенигсберга», стало известно за неделю до публикации, и «калининградцев, можно сказать, поставили перед почти свершившимся фактом», чтобы расширить дорожное полотно на перекрестке Литовского и Московского.

«У нас был проект по расширению дорожного полотна — добавить еще одну полосу с правой стороны как по Московскому проспекту, так и по Литовскому валу до улицы Гагарина. Но реализации этого проекта мешал дом на углу Московского проспекта и Литовского вала, — цитирует издание Александра Ярошука. — Мы договорились с правительством Калининградской области о сносе этого дома и прокладке на его месте магистрали». Все уже согласовано и с ГИБДД, отмечает издание.

По словам журналистов, новость сразу стала одной самых обсуждаемых в интернете, социальных сетях и даже на кухнях. «Страна Калининград» решила узнать мнение специалистов о предложении властей. Доцент института транспорта и технического сервиса БФУ им. И. Канта, кандидат технических наук Сергей Буйлов отметил, что бороться с пробками на Литовском валу и Московском проспекте необходимо. «Но, чтобы принять обоснованное решение, нужно провести трудоемкие расчеты: есть специальные программы, которые, учитывая транспортные и пешеходные потоки в разное время, работу светофоров и др., просчитывают варианты организации движения, — говорит эксперт. — Снос дома — дело слишком затратное, чтобы принимать решение без тщательных расчетов». По его словам, городу нужна дорога, которая соединит улицу Гагарина и Московский проспект, желательно с выходом на Куйбышева.

Главный эксперт НПЦ по охране памятников истории и культуры, историк и краевед Авенир Овсянов говорит, что проезжую часть в районе Литовского вала необходимо расширять. «Здание, о котором идет речь, не является памятником культуры. После Первой мировой войны военное ведомство продало Литовский вал городским властям. А те снесли часть фортификационных сооружений, на месте которых построили доходные дома», — утверждает Овсянов.

Главный архивист Калининградской области Анатолий Бахтин уверен, что уничтожение дома приведет к нарушению единого архитектурного комплекса, «в котором все продумано и гармонично». «Необходимо решить транспортный вопрос — откройте Закхаймские ворота и пустите еще одну полосу. Как мне кажется, это решение лежит на поверхности, и непонятно, почему до этого не могут додуматься наши властные структуры!» — говорит Бахтин.

«Раз за разом Калининград теряет „фишки“», — пишет в «Комсомольской правде в Калининграде» Алексей Денисенков. Он уверен, что если не относиться внимательно к историческому наследию, то можно и туристов не дождаться, и своеобразие потерять.

Журналист рассказывает, что однажды он ехал в поезде с парнем из Белгорода, который возвращался из Калининграда, где учился в пограничном институте, на историческую родину. Журналист поинтересовался у него, в каком городе лучше. Парень ответил, что Белгороде, где нет «этого всего старья, домов древних».

«Жизненная философия юного пограничника совершенно понятна: молодость стремится к новизне. Жаждет стряхнуть с себя все старое и, как кажется, ненужное. Все то, чего пока еще так много в Калининграде, — пишет журналист. — Брусчатку, осыпающиеся немецкие здания, неудобные гранитные бордюры и прочее». Алексей Денисенков проводит аналогию с изъеденным жучком бабушкиным комодом, который сначала выкидывают на помойку, а потом вдруг выясняется, что комод оказывается кому-то нужен, и он не на помойке уже, а в антикварном салоне, и денег больших стоит после реставрации.

«Примерно так и с Калининградом. В масштабах всей Европы ценность нашего комода, конечно, невелика (ну, по сравнению с роскошной мебелью из Версаля, к примеру). А вот если принимать во внимание матушку Россию, то нужно заключить, что на всем ее тысячекилометровом протяжении таких комодов больше нет», — пишет издание.

Журналист пишет о том, что его очень расстраивают сообщения о сносе в Калининграде очередной постройки Кенигсберга. «Эта дорожка — медленно, но верно — к потере своеобразия. Калининград мало-помалу теряет „фишки“, превращается в серую массу китайского ширпотреба из магазина „Икея“. Кому интересен такой город? Знаю точно — гастарбайтерам. Но лишь по той причине, что Европа близко», — уверен Денисенков.

По его словам, город должен развиваться. Но при этом нужно помнить, что Калининград — город исторический, и это его главное преимущество на географической карте постсоветского пространства. «Думаете, если снесут дом на Литовском, Московский проспект освободится от пробок? Не уверен», — говорит он в заключение.

Также издание напоминает, что в среду во время отчета перед калининградцами мэр сообщил, что на сегодняшний день никакого решения по поводу дома на Литовском валу еще не принято.

_MG_8593.jpgДепутат и ДТП
Журналист газеты «Страна Калининград» Екатерина Тейге в публикации «Депутат оплатил похороны своей жертвы и попросил прощения у родных» рассказывает о расследовании уголовного дела в отношении 29-летнего депутата Полесского районного совета Александра Васильева, которого обвиняют в совершении аварии со смертельным исходом.

Газета напоминает, что авария произошла 21 ноября 2012 года на трассе Калининград — Полесск в районе пос. Баевка (Гурьевский район). В интернете гуляет ролик — запись с видеорегистратора, которую выложил в сеть один из автомобилистов. В 16:55 депутатский «Mercedes S55 AMG» 2001 года выпуска идет на обгон, несется в сторону областного центра. Следующая картинка — народный избранник стоит около тела на обочине, звонит по мобильнику. Интервал между кадрами — 5 минут. По версии следствия, Васильев, не снижая скорости, вылетел на нерегулируемый пешеходный переход и в ту же секунду сбил юношу, переходившего дорогу. Погибший — 17-летний житель Гурьевска Александр Урбетис.

«Автомобиль был в исправном состоянии. А вот его хозяин не совсем. Согласно выводам экспертов, на момент ДТП Васильев находился „под кайфом“, употреблял каннабис (марихуану)», — пояснили изданию в следственном комитете, — причем, по имеющимся данным, обвиняемый курил не позднее чем за два часа до аварии.

Как следует из материалов уголовного дела, в тот день Васильев управлял машиной, имея временное удостоверение, поскольку в суде рассматривался вопрос о лишении его водительских прав. Сейчас обвиняемый находится в СИЗО. Его поместили туда сразу после происшествия по ходатайству следствия. Поводом стало то, что депутат или кто-то из его окружения оказывал давление на свидетелей.

«После случившегося по Гурьевску разъезжал черный джип с незнакомцами, которые показывали прохожим фото моего сына. Спрашивали, где можно найти, — рассказала газете мать одного из очевидцев аварии. — Я даже охрану хотела нанять. Сын из дому не выходил. И сейчас мы ходим — оглядываемся».

Издание также отмечает, что свои извинения матери погибшего Васильев принес, оплатил похороны парня, но на приговор это не повлияет, депутату грозит до 7 лет тюрьмы.

«Золотая маска» Марчелли
Журналист «Комсомольской правды в Калининграде» Александр Катеруша пообщался в бывшим худруком областного драмтеатра Евгением Марчелли, который в этом году завоевал свою вторую «Золотую маску», на этот раз в номинации «Драма/Лучший спектакль большой формы» победила его постановка «Без названия».

Марчелли рассказал, что не ожидал такой награды и что «Золотая маска» — это как лотерея. Он подтвердил, что актер Виталий Кищенко, также получивший маску за лучшую роль, готов отдать награду Тильзит-театру в Советске, однако пока там идет ремонт.

Марчелли отметил, что в Ярославле спектакли театра очень популярны, зал заполнен на 90%, есть даже ночные показы. «Театр Волкова — единственный федеральный театр в провинции, который подчиняется центральному министерству культуры. Зарплата у меня солидная. Гораздо выше, чем была в Калининграде. У нас и театру выделяют гораздо больше денег, и актеры получают гораздо больше. 31 тысяча — средняя зарплата актера. Это значит, кто-то получает 40–50 тысяч, кто-то 15 тысяч. Но меньше 15 нет зарплаты. В Калининграде, думаю, максимум 15. У нас — минимум», — рассказал Марчелли.

На вопрос о том, почему три года назад он решил уехать из Калининграда, он рассказал, что у него «как-то с Калининградом удивительно не сложилось и внутри театра, и снаружи». «И вроде все шло так… Радости не было, а когда нет радости, я не могу жить и работать», — сказал Марчелли. Он также рассказал, что ему хотелось активной поддержки со стороны властей, а отношение их было «бессмысленно деловое».

«Культурная среда везде бедная в России, не только в Калининграде. Когда во главу угла ставится только зарабатывание, когда главный сегодня золотой телец — такие вещи культурная среда сложно переносит. Вы думаете в Москве много культурной среды? Там буржуазная публика, а среда, которая есть, в театр не ходит. В Москве в театр приходит много случайной публики. Идут-то на медийное лицо, на раскрученного артиста из сериала. А в провинции ходят — в театр», — сказал Марчелли.

Он также рассказал, что пока не думает переезжать из Ярославля в Москву или Питер, хотя предложения есть и были. «В Ярославле хорошо. Я скорее вернусь в родной Тильзит-театр, чем вообще куда-либо! Мне интересна его судьба, люди, которые в нем трудятся», — сказал он.

Оксана МАЙТАКОВА, фото из архива «Нового Калининграда.Ru», kommersant.ru

Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.