Сельская школа: опыт одиночного сопротивления

О сельской школе в Краснолесье знает, наверное, уже вся Калининградская область. Жители этого поселка лесозаготовителей решили повернуть ход федеральной реформы и отстоять от реструктуризации, а фактически – упразднения, свою маленькую школу. Вот уже полгода их дети никуда не ездят на школьном автобусе, а продолжают учиться в формально закрытой школе. А учителя продолжают их учить, не получая ни копейки от государства.

Проект реструктуризации сети сельских школ был запущен в 2001 году. Он предполагает закрытие или реорганизацию малокомплектных учебных заведений и подвоз детей в базовые (опорные) школы. Предполагается, что сельские дети, оказавшись в большой школе, смогут получать более качественное образование. Проект напрямую завязан на два направления нацпроекта "Образование" – введение нормативно-подушевого финансирования и программу "Школьный автобус".

Принцип подушевого финансирования прост: деньги следуют за учеником и не зависят от числа работников образовательного учреждения. На каждого ученика выделяется определенная сумма. Из этих денег платится зарплата учителям. Чем больше учеников у школы, тем больше у нее денег. Для сельских школ, с их малой наполняемостью, предусмотрены повышающие коэффициенты, однако их регион определяет сам. Впрочем, удаленным школам, где учеников меньше 10, не выжить ни при каких коэффициентах.

Краснолесье – небольшой поселок в самом углу Калининградской области, еще 16 километров – и Польша. В поселке с населением около 500 человек два сравнительно крупных производства: лесхоз и карьер. В двухэтажном здании Краснолесенской основной школы этой осенью должны были учиться 43 ребенка; еще 23 будущих ученика подрастают в детском саду. К 2010 году, краснолесенцы посчитали, они начнут выходить из демографической ямы и детишек прибавится. Еще очень рассчитывали на переселенцев из других районов России, но теперь никто в поселке не задерживается – ведь основной школы нет.

"Зачем надо было реорганизовывать нашу школу? – недоумевает Любовь Михайленко, учитель русского языка и литературы. – Я здесь проработала 40 лет, еще при немцах здесь была школа. И наши детки поступали и в калининградский институт, и в питерские вузы". Этого не понимает никто из жителей Краснолесья, но, видимо, хорошо понимают власти.

В апреле 2006 г. краснолесенцы получили постановление №421 за подписью главы местной администрации Натальи Чавычаловой о реструктуризации Краснолесенской основной школы в начальную школу-сад в связи "с недостатком финансирования". Как выяснилось, цена вопроса была – 373 тысячи рублей. Именно столько не хватало до конца 2006 г. на зарплату учителей. Детей с 5 по 8 классы было предложено возить в школу поселка Дубовая роща, за 12 км от Краснолесья.

Спорить с властью – дело безнадежное. На селе это понимают особенно хорошо. Все равно, рано или поздно, бюрократия передавит. Однако в этом случае краснолесенцам отступать было некуда – они не могли отпустить детей в автобусе за 12 км по дорогам, капитальный ремонт которых, похоже, проводился еще при немцах. А потом только латали дыры, пробитые камазами и лесовозами.

"Кто даст мне гарантии, что мой ребенок останется жив-здоров в этом автобусе? Там такие страшные спуски", – возмущается Надежда Шидлаускене, мать семиклассника Димы. Гарантий жителям никто дал, зато чиновники в очередной раз пообещали, что очень скоро дороги отремонтируют. А детей пока предложили возить по аварийным.

19 августа прошлого года был собран сход, и 196 жителей высказались за сохранение школы в прежнем статусе. Однако министр образования и науки Калининградской области Наталья Шерри уверена, что это решение ничего не меняет. "По закону для реорганизации школы не нужен сход, – сказала она в интервью газете "Первое сентября". – И вы же понимаете, если сегодня мы разрешим Краснолесью, то тогда завтра у нас каждый жилой дом в Калининграде скажет – мы хотим иметь школу у своего подъезда. Это же нереально".

Жители возражали – не была проведена экспертная оценка последствий, никто не посчитал суммарные расходы на бензин, зарплату водителя, ремонт и обслуживание автобус. Их не слышали. В конце концов, решили краснолесенцы, раз все дело упирается в деньги, то надо их найти. И сумели, нашли спонсоров, которые были готовы покрыть недостачу в 373 тысячи. Но региональное министерств заявило, что образование в Российской Федерации по конституции бесплатное, и потому финансировать школу из внебюджетных источников нет возможности. Детей будут возить.

На что краснолесенцы отреагировали симметрично – прибегли к конституционному праву на самообразование. Дети формально занимались дома, а фактически ходили в школу и осваивали обычную учебную программу. Учителя, выведенные за штат, за эту работу не получали ничего.

Автобус из Дубовой рощи, уехав пару раз пустым, больше не приезжал. Всю осень чиновники продолжали уламывать родителей, предлагая самые невообразимые варианты, вплоть до школ-интернатов. Однако все предложения сводились к той или иной форме подвоза. Родители, в свою очередь, требовали одного – оставить их школу в покое. Ситуация складывалась безвыходная.

К ноябрю краснолесенцы успели проиграть два суда – и районная и областная судебные инстанции признали законным постановление главы местной администрации. На родителей начала давить комиссия по делам несовершеннолетних, а детям грозили неаттестацией. И тогда жители поселка решили оспорить действия регионального министерства образования и науки. Они подали в прокуратуру заявление о незаконности самой методики расчета норматива. Прокуратура к заявлению прислушалась и подала в суд на Министерство образования Калининградской области. Однако дело тянется до сих пор.

Тем временем стороны сумели договориться: 5-8 классы Краснолесья будут до конца года учиться в консультационном пункте вечерней школы города Нестерова. Ребята будут аттестованы, а учителя получат хоть какую-то компенсацию за свой труд. Впрочем, сами педагоги намерены учить детей по программе основной школы. Администрация Нестеровского района согласилась на этот вариант лишь временно, до 1 июня. После этой даты родители, как сказано в постановлении, "должны определиться с формой обучения своих детей".

За борьбой Краснолесенкой основной школы следят, наверное, все малокомплектные школы Калининградской области, да и других российских регионов. Ведь от ее исхода зависит и их судьба.

Впрочем, в самом министерстве все уже решено. В план реструктуризации на 2006-2007 гг. вписаны 65 сельских школ, и медлить чиновник не может. Дело в том, что в марте заканчивается прием заявок на новый конкурс Минобрнауки РФ по поддержке субъектов РФ, внедряющих комплексные проекты модернизации образования. В условиях отбора написано, что регион должен осуществлять "переход на нормативное подушевое финансирование общеобразовательных учреждений". За этот пункт конкурсантам дают 270 баллов. Общая призовая сумма конкурса больше 16 млрд рублей. А такие цифры заслоняют все сельские школы вместе взятые.
Источник: Утро.ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.