На текущей неделе обсуждались связанные с коррупцией вопросы

Больше ли, чем прежде, у нас стали давать взяток? Чаще ли их берут? И как с этим бороться? Так выпало, что эти и другие связанные с коррупцией вопросы на текущей неделе громко зазвучали.

Общественная палата РФ обнародовала 20 февраля в Москве доклад о коррупции, в котором та названа главным препятствием в развитии России. А в Калининграде, где в последнее время частенько вскрываются факты мздоимства, в этот день политически подкованная молодежь, в принципе поддерживающая как федеральную, так и региональную власть, в центре города боролась с коррупцией, предлагая прохожим не давать взяток.

Прохожие не разочаровали активистов двух молодежных движений. Взяток у них на глазах никому не давали. Некоторые охотно обещали этого вовсе никогда не делать.

Но противник, чего и говорить, не из слабых. Недавно первый заместитель генерального прокурора РФ Александр Буксман заявил, что рынок взяток в России сопоставим с федеральным бюджетом. А по оценкам международных экспертов в рейтинге коррумпированности Россия занимает 126-е место из 159 возможных. Трудно сказать, какое место было бы отведено нашей области в аналогичном рейтинге, если бы опрос проводился среди российских регионов. Скорее всего, не первое, но и не последнее.

Органами прокуратуры выявляются десятки тысяч нарушений законодательства о государственной и муниципальной службе. Возбуждаются сотни уголовных дел, в которых фигурируют факты коррупции. Чиновники, виновато понурив головы, каются. И в Москве, и в Калининграде. По всей стране. Кого-то отправляют на нары. Вроде бы надолго. Оказывается, что нет. Так, как это случилось, к примеру, с Саввой Леоновым. Оно и понятно, бороться с коррупцией в целом, как с явлением, сотрясая воздух на митингах да с высоких трибун, сподручнее. Кто против? Никто, само собой. А что толку? Как давали и брали, так и продолжают.

Есть с чем бороться. В конце 90-х в нашей области на это всех нацеливал Михаил Каретный, на совещаниях под руководством которого местные силовики ехидно перемигивались. Потом Каретного в роли «организатора и вдохновителя» сменил Владимир Пирогов. Борьба с коррупцией в администрации губернатора Владимира Егорова продолжалась и после ухода из нее Пирогова.

Как выясняется, осуждение Саввы Леонова тому подтверждение, коррупция была совсем рядом. На волне борьбы с ней у нас были приняты сразу несколько антикоррупционных законов. Губернатор Георгий Боос, возглавив регион, перво-наперво сообщил, что создаст антикоррупционную структуру управления. И даже пообщался на эту тему с главой фонда «Индем» Георгием Сатаровым.

Борьба продолжается. Чем ближе очередные выборы в Госдуму, тем, наверное, чаще вновь станут выявлять «оборотней» в погонах и в цивильной одежде. А потом вновь последует пауза.

Авторы доклада Общественной палаты сами признают: то, с чем они борются, в России непобедимо. Однако масштабы коррупции и ее распространение в системе управления «могут быть снижены, причем в значительной степени».

Одним из авторов является председатель подкомиссии палаты по проблемам противодействия коррупции Андрей Пржездомский, неоднократно бывавший в наших краях. Он, напомним, еще и автор энциклопедии «Кенигсберг-Калининград», инициатор выпуска брошюр о том, как нужно бороться со мздоимством. Он сам предупредил, что доклад не содержит никаких сенсаций, разоблачений и «лукавой статистики». Это, мол, не задачи Общественной палаты.

Нового там действительно нет. В качестве мер борьбы с коррупцией Общественная палата предлагает ужесточить уголовную ответственность за взяточничество. А еще - работать с «массовым сознанием», привлекая «талантливых журналистов» к созданию серии передач, героями которых станут честные следователи, прокуроры и судьи. Будто сейчас подобных телепередач и сериалов у нас не хватает. Но, видимо, теперь они появятся на всех каналах. О коррупции во всех ее проявлениях уже заговорили так, будто это зло, наконец, разглядели. В Госдуме готовится соответствующий федеральный закон, который потребует изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Глава Минфина РФ Алексей Кудрин в минувший вторник заявил, что если федеральные целевые программы вносятся «с колес», то это «не просто неэффективное использование бюджетных средств, это лоббирование и коррупция».

Такое впечатление, что новую войну коррупции и Общественная палата, и столичные чиновники, и юные калининградские активисты, заранее обговорив дату, объявили позавчера, во вторник. Все предыдущие были проиграны. И неудивительно. В международном экспертном сообществе давно пришли к выводу: «Без победы над коррупцией нельзя добиться искоренения бедности».

Однако, по мнению экспертов, чтобы победить, необходима власть богатого и сильного государства. Богатого не в том смысле, что наполняется Стабилизационный фонд. Речь о государстве, в котором и наемные работники, и пенсионеры имеют приличный достаток. У нас, увы, этого нет. Зато есть порочный круг, который сложно разорвать – пока народ беден, коррупция торжествует, а пока она в силе, простые люди не станут жить лучше.

Богатство России природными ресурсами, прежде всего нефтью и газом, как считают эксперты, также благоприятствует коррупционным процессам. Как и слабая юридическая система, всевластие чиновников-бюрократов, недостаточная защита прав человека.

При таком раскладе шансы добиться успеха в борьбе со взяточничеством и другими проявлениями коррупции в России иллюзорны. В докладе Общественной палаты говорится: «Если в ближайшее время не будут приняты радикальные меры, восторжествует консолидированная коррупционная схема, имеющая своей целью формирование на территории России нового социально-экономического образования, ориентированного исключительно на обогащение незначительной части общества за счет большинства».

Пожалуй, запоздал этот тезис. Лет на пятнадцать, когда «незначительная часть» только начинала обогащаться за счет большинства, а ныне находится на мифических баррикадах борьбы с коррупцией.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.