«Никто не оспаривает ее профессионализм»: почему Елену Белую поместили в СИЗО

Заседание суда по избранию меры пресечения Елене Белой. 16 ноября 2018 года
Все новости по теме: Медицина

В Калининграде суд заключил под стражу бывшего и.о. главврача (сейчас заместитель) роддома № 4 Елену Белую, которую следствие считает причастной к смерти ребенка. По мнению СК, оставаясь на свободе, врач со связями в региональном минздраве может оказать давление на свидетелей и экспертов или же скрыться. Адвокаты же сочли, что СИЗО — слишком суровая мера пресечения, а у следствия недостаточно доказательств причастности Белой к инкриминируемому ей преступлению. Прокуратура согласилась с СК, что Белая действительно может скрыться или повлиять на свидетелей, но предложила поместить врача под домашний арест. В суд пришла и мать умершего ребенка — 27 летняя гражданка Узбекистана. «Новый Калининград» пересказывает позиции участников процесса, прозвучавшие в ходе заседания.

Следователь: Ребенок родился живым. Его видела мать и другие сотрудники роддома. Мальчика подключили к аппарату искусственной вентиляции легких и стали вводить лекарство «Куросурф». Но потом Елена Белая дала указания не применять его, поскольку препарат слишком дорогой. После смерти мальчика Елена Белая пыталась скрыть следы преступления: она сказала акушерке написать в медицинских документах, что ребенок уже родился мертвым и реанимационную помощь ему не оказывали. Сейчас эта акушерка проходит свидетелем по делу; она рассказала нам, что Белая угрожала ей увольнением, если та не подделает документы. Это не единственная угроза, поступившая от врача, она систематически оказывала на них давление, требуя не рассказывать о произошедшем. Она до сих пор является сотрудником роддома.

От сотрудников роддома следствию известно, что Елена Белая отказалась передать новорожденного бригаде из Перинатального центра, где ему могли оказать более качественную квалифицированную помощь. Этим она умышленно «увеличила риск его смерти».

Даже находясь под домашним арестом, Белая может повлиять на свидетелей — чтобы те дали выгодные для нее показания. Это слишком мягкая мера пресечения: ничто не мешает ей пользоваться мобильным телефоном, к ней смогут приходить люди. «Она может кидать из окна записки, извините за выражение» (прямая цитата — прим. «Нового Калининграда»). У нее хорошие связи в министерстве здравоохранения и в других медучреждениях, а значит, она может также оказать давление на экспертов, которые будут проводить исследования обстоятельств гибели мальчика. У нее есть загранпаспорт, и она может покинуть Россию.

Да, у нее есть несовершеннолетний ребенок, которого, как говорят адвокаты, некому будет воспитывать если Елену Белую посадят в СИЗО. Но это неправда: у него есть дедушка, есть отец, который пусть и работает в другом регионе, но по семейному кодексу тоже обязан воспитывать ребенка.

«Никто не оспаривает ее [Елены Белой] профессионализм, но речь идет о тяжком преступлении, за которое грозит до 10 лет лишения свободы» (прямая цитата — прим. «Нового Калининграда»). Основания для возбуждения уголовного дела были. Чтобы следствие прошло объективно, нужно отправить Елену Белую под стражу.

Елена Белая: С ходатайством не согласна. Никаких указаний о назначении или неназначении препарата «Куросурф» я не давала.

Адвокаты: Данные следствия не свидетельствуют о том, что действия Белой привели к смерти ребенка. У следствия нет ни одного довода в пользу того, что Елена Белая давала указания сотрудникам родильного дома не применять препараты либо отключить ребенка от аппарата искусственной вентиляции легких. Нет сведений, которые бы подтверждали, что врач предпринимала хоть что-то для лишения жизни младенца.

Защита не согласна со следствием, предлагающим взять Елену Белую под стражу. Документы следствия противоречивы. Доказательства, которые лежат в основе ходатайства следователя и уголовного дела по столь тяжкой статье, противоречат тексту самого ходатайства. А в нем сказано, что ребенку были проведены все необходимые реанимационные мероприятия, ему были сделаны все инъекции.

Если ее в чем-то и можно подозревать, то это только в служебном подлоге.

PB163401.jpg

Как нам кажется, такой ажиотаж вокруг этого дела инициирован органами предварительного следствия преждевременно. Он создан искусственно. Средства массовой информации используют информацию Следственного комитета чтобы «нагнетать общественный резонанс и общественный психоз по поводу данного дела» (фрагмент прямой речи — прим. «Нового Калининграда»). Следственный комитет оказался в заложниках общественного резонанса, который сам и создал.

Домашний арест тоже достаточно суровая мера пресечения. Содержание под стражей станет для Елены Белой невероятным ударом. Елена Белая молодая женщина, попав в места лишения свободы, она — человек другого круга — будет находиться в тяжелом состоянии. «Мера пресечения не должна иметь карательную функцию».

Следователь предложил карательную меру пресечения. От этой меры пресечения будет страдать и ребенок Елены Белой. Информация, размещенная Следственным комитетом, уже сейчас сказывается на состоянии несовершеннолетнего ребенка, который боится ходить в школу.

Муж Белой работает в Саратове, и ему придется уволиться — чтобы воспитывать сына. У Елены Белой только положительные характеристики, она прекрасный врач. Суд не должен оценивать, доказана или не доказана ее виновность.

Заключать под стражу можно только в исключительных случаях. Желание заключить Белую под стражу — это мера оказания давления. Суду не представили веских доказательств, выдвинутое подозрение ничем не подтверждается, а доводы следствия надуманны.

Прокурор: Доводы следствия о том, что Елена Белая может оказать давление на свидетелей, обоснованны. Однако заключение под стражу — чрезмерно суровая мера пресечения. Надо учитывать личность подозреваемой, у которой нет отрицательных характеристик.

27-летняя мать погибшего ребенка, гражданка Узбекистана: Я просила Елену Белую ребенка спасти, умоляла. Но она не дала ему шанса. «Мы умоляли ее спасти ребенка» (прямая речь — прим «Нового Калининграда»)

Судья: Пока обстоятельства, при которых умер ребенок, не установлены, но следствие считает, что именно действия Елены Белой привели к его гибели. Врач эти подозрения отрицает. Подозрения следствия строятся на показаниях свидетелей — сотрудников роддома № 4 и матери умершего ребенка. Повод для возбуждения дела в отношении Елены Белой имелся. Преступление, в котором обвиняют Елену Белую, тяжкое, наказание по нему — до 10 лет лишения свободы. Из представленных суду материалов следует, что Белая пыталась скрыть следы преступления, у нее есть загранпаспорт — а значит, она может покинуть Россию. Совокупность представленных материалов позволяет суду заключить Елену Белую под стражу до 14 января 2018 года. Более мягкая мера пресечения невозможна.

Текст — Олег Зурман, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».