Войсковая Часть готовится к очередному великому празднику

Войсковая Часть готовится к очередному великому празднику. Ожидается прибытие неимоверного количества высокопоставленных гостей, поэтому все работаем с риском сдохнуть от нервного истощения.

Сценарий празднования кэп писал лично. И чего только в этом сценарии нет! И рукопашный бой, и разбивание головами и руками бутылок и кирпичей, и водолазы, выпрыгивающие на пирс из-под воды и «снимающие» учебных часовых, и подводная лодка, всплывающая со дна озера (ее привозят с базы на платформе и опускают в озеро краном) и уничтожающая ракетную установку на берегу.

А еще в сценарии есть Нептун, который выходит из воды, а также черти, которые с жутким смехом в облаке дыма, объятые огнем, должны выпрыгивать прямо из-под земли. Чертей закапывают предварительно и закладывают пиротехнику, поэтому появление их на свет действительно эффектно! Черти вылетают с грохотом и дымом, покрытые слоем земли и пороховой копоти, почти контуженные.

Красиво!

Вот только смеются они, по мнению кэпа, неубедительно.

Их закапывают и подрывают еще и еще раз, но смех не тот. Невеселый смех, незаразительный. Кэп в ярости. Он лично проводит занятие с чертями и показывает, как именно должны смеяться наши балтийские черти. Он так убедителен, что начинаешь думать, откуда у кэпа такие познания? Не знаком ли он со служителями ада лично?

Все напрасно. Моряки не могут угодить командиру, не справляются с ролью. Тогда кэп оглашает свое командирское решение:

- Будете сегодня смеяться до тех пор, пока не научитесь.

Шесть вечера. Семь. Десять... В казарме звучит команда дневального: «Отбой! Ночное освещение включить!»

Мы лежим в койках и слушаем, как на пирсе в наступающей темноте снова и снова слышатся взрывы сумасшедшего смеха.

На следующее утро «черти» достали где-то спирта и наклюкались, чтобы снять стресс. Их немедленно развезло на жаре, и когда они появились перед глазами изумленных гостей, кэпу стало плохо. Черти выглядели натурально. Хриплый смех, смешанный с парами технического спирта, вырывался из уст матросов. Глаза бешено вращались, а прописанные кэпом реплики перемежались нецензурной бранью. Когда у чертей закончился подготовленный текст, они начали импровизировать. Навалились толпой, скрутили и сбросили с пирса Нептуна со всей его немногочисленной командой. А потом взялись за зрителей.

Я не знаю, как кэп отбился от парней и спас гостей-адмиралов и их жен от купания в озере. Я этого не видел, потому что как раз я и был Нептуном и пускал пузыри под пирсом, борясь с накладной бородой и прочей амуницией. С главной концертной площадки раздавался только дьявольский смех, женский визг и вопли командира...

В конце концов моряков повязали, а когда парни протрезвели, их перевели из нашей части в морскую пехоту.

Это был самый незабываемый праздник в моей жизни. А что является праздником для некоторых из вас, мои дорогие читатели, успешно избежавших службы в Вооруженных силах? Корпоративные посиделки под сухое винцо и песни про «пусть бегут неуклюже» за сладким столом? Корректное веселье с оглядкой на умеренно выпивающее руководство и осторожные разговоры за жизнь, чтоб ни одного лишнего слова, ничего такого, за что будет мучительно больно уже в понедельник? И что это за словосочетание такое дурацкое «сладкий стол»? Какой изувер его придумал?

Вам не приходилось выпивать сладко спирт-ректификат, с трудом добытый матросами и разлитый под полой шинели? Из одного стакана на все подразделение?

Вы никогда не видели, как перепуганный дежурный по части пытается усмирить глубокой ночью взбунтовавшуюся и пьяную от своей собственной дерзости команду, не выдержавшую предпраздничных издевательств, истошными криками «Тревога» и пальбой из табельного оружия?

Вы не выбегали из теплой казармы на мороз 31 декабря в 00 часов для праздничного построения, посвященного наступлению Нового года в только что выстиранной и мокрой еще робишке?

Вы никогда не видели поломанных или изувеченных сотнями других способов военных после так называемых «показательных выступлений», которыми по праздникам у нас принято удивлять штабных офицеров и членов их семей?

А парады! Вы когда-нибудь принимали участие в торжественном прохождении по плацу «справа поротно» с песнопениями под барабан?

Если вы всего этого не видели, почему же вы так уверены, что знаете, что такое праздник?
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.