Житель Калининграда во время срочной службы из-за физических нагрузок оказался в госпитале, а потом и вовсе был признан ограниченно годным к службе

Житель Калининграда Александр Тылик был призван на военную службу в мае 2005 года. В сентябре солдата госпитализировали, месяц он находился в госпитале на лечении: у рядового Тылика произошел рецидив экземы, связанный с повышенными физическими нагрузками. Врачебная комиссия признала его ограниченно годным к военной службе.

Вернувшись "на гражданку", Тылик обратился в суд с требованием о компенсации морального вреда, который истец оценил в 100 тысяч рублей, а также о возмещении недополученной заработной платы. Суд Октябрьского района Калининграда пришел к выводу, что незаконный призыв лишил Тылика возможности работать на прежнем месте, в результате чего он недополучил 39 410 рублей, которые подлежат возмещению. Суд также признал, что незаконным призывом гражданину были причинены нравственные страдания, компенсацию которых суд "с учетом фактических обстоятельств дела, а также требования разумности и справедливости" оценил в 5000 рублей. Было принято и решение о компенсации расходов по оплате услуг представителя - 6000 рублей.

Вред, причиненный гражданину, должно возместить министерство финансов за счет казны РФ. В решении суда подчеркивается, что призывные комиссии хоть и не являются органами государственной власти, осуществляют властные полномочия, выражающиеся в принятии решения о призыве на военную службу, от имени и в интересах РФ.
диалог юристов

Леонид Никитинский| Алексей Анатольевич, насколько я помню вашу биографию, до того, как стать адвокатом, вы сами были кадровым военным?

Алексей Куприянов| Да, я был военным строителем, офицером, и у меня в подразделении служили и призывники. Правда, в то время больных насильно не призывали. Сегодня это кажется удивительным, но парни стремились в армию, скрывали болезни. А потом я сам заболел, был комиссован, и параллельно с освоением профессии юриста и адвокатской практикой мне пришлось узнать, каково это: ходить по врачам, добиваясь того, что тебе положено. Так что я знаю обе стороны затронутой здесь проблемы.

Как офицер я понимаю необходимость и правомерность самого института призыва на военную службу, который существует в большинстве армий мира. И я бы не хотел уже как юрист учить кого-то со страниц газеты, как от призыва уклоняться. Проблема не в правовой стороне этого института, а в качестве службы в наших воинских частях. Я согласен - и в мирное время страшно идти служить. Вот и приходится военкоматам гоняться за каждым мальчишкой, которому исполнилось 18 лет. При этом военные широко задействуют "приданные силы" в виде милиции и других государственных служб, которые, по сути, не должны этим заниматься.

В соответствии с постановлением правительства от 5 июня 2000 года все субъекты РФ участвуют в конкурсе "на лучшую подготовку граждан к военной службе, организацию и проведение призыва на военную службу". Например, мэр Москвы издал распоряжение о регулярном подведении итогов конкурса по районам и округам, тут заслушивают, кто сколько наловил призывников.

Никитинский| Ну а если на них объявлена такая охота на грани браконьерства, призывники тоже имеют право как-то защищаться! Трудно осудить и родителей, если они не открывают дверь посланцам военкоматов.

Куприянов| Не открыть дверь участковому можно, Конституция это позволяет, но больше одного раза я бы не советовал так делать. Можно дождаться и возбуждения уголовного дела за уклонение от прохождения военной службы (статья 328 Уголовного кодекса). Если есть основания для освобождения призывника от службы, к боям с военкоматом лучше готовиться заранее.

Никитинский| С момента родов?

Куприянов| Именно, что с момента родов, поскольку некоторые заболевания в родах и возникают, и это документируется. Документ со своеобразным названием "Расписание болезней", который существует в виде приложения к "Положению о военно-врачебной экспертизе", утвержденному постановлением правительства РФ от 25.02.2003 г., маме лучше взять в руки не в день, когда сыну исполнится 18 лет, а раньше. И собирать во всех медицинских учреждениях копии документов, которые могут иметь отношение к этому "расписанию". По настоянию родителей медицинская карточка сына может храниться у них на руках. Особенно внимательной маме надо быть в тот момент, когда сына переводят из детской поликлиники во взрослую...

Согласно постановлениям правительства и ведомственным инструкциям, медицинские учреждения должны "вести" будущих призывников с допризывного возраста, в таком случае и родителям надо делать то же самое. Вплоть до 18 лет, если сын раньше не женился, родители являются его законными представителями во всех учреждениях, в том числе и здравоохранения, и перед военкомами тоже. С призывными комиссиями лучше общаться письменно, надо собирать в заверенных копиях и повестки, и копии всех заявлений с отметками адресата о регистрации "входящего" номера. Вооружившись "Расписанием болезней" и всеми документами, нужно настаивать на направлении чада для обследования в специализированные медицинские учреждения. Результаты обследования, проведенного по направлению военкомата, по заявлению обследуемого должны быть выданы ему на руки (статья 31 "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан"), отказ под предлогом их "секретности" незаконен.

При несогласии с решением комиссии о годности к службе в соответствии со статьей 9 Положения о военно-врачебной экспертизе это решение может быть оспорено в суде, как и само решение призывной комиссии. При обращении в суд - и на этом надо настаивать - судья вправе вынести определение о приостановлении действия решения о призыве до вступления в законную силу решения суда. Надо уведомить об этом местную милицию и военкомат во избежание "силовых" действий. Защиту прав призывника на любой стадии этого процесса лучше поручить адвокату.

Никитинский| Так и военкома можно до инфаркта довести...

Куприянов| Я думаю, что всех офицеров, включая военкомов, в первую очередь должна заботить боеспособность армии. Больные армии не нужны! А то в МО даже разработали специальный статистический "норматив": увольнение из рядов вооруженных сил по состоянию здоровья в первые 3 месяца после призыва. То есть если комиссовали в первые 90 дней - считается брак призывной комиссии, а если новобранец протянул 100 дней - ура! Потом хоть умри. Калининградский суд пробил брешь в этой обороне военкоматов, признав, что рядовой Тылик, прослуживший 5 месяцев, был призван больным, то есть незаконно. В решении суда справедливо подчеркивается, что призывные комиссии, хоть они и не являются органами государственной власти, осуществляют властные полномочия от имени и в интересах государства, поэтому за причиненный ими вред должна нести ответственность казна.

Никитинский| И это, между прочим, наши общие деньги.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.