«Имею полное право»: кто паркует автомобили в Южном парке

Все новости по теме: «Не паркуйся, как ...!»
«Парк» и «паркинг» хоть однокоренные слова, но понятия абсолютно разные. Однако перепутать их, оказывается, совсем несложно. Автомобиль, разъезжающий по пешеходной дорожке парка, — картина странная, но калининградцам, живущим неподалёку от Южного парка, вполне привычная — хотя ещё в 2011 году администрация Калининграда в ответ на письмо с вопросом об автомобилях в парке сообщила, что такого не может быть, так как личному транспорту въезд на территорию парка запрещён. Кто и зачем катается на автомобилях по рекреационной зоне и паркует там свои машины — выяснял корреспондент «Нового Калининграда.Ru».
 
Захожу в парк с центрального входа — с воротами, крашеными розовой краской, и табличкой, оповещающей, что это именно Южный (бывший 40-летия ВЛКСМ, но этой таблички давно нет). Метрах в 15-ти от ворот стоит легковой автомобиль «Мицубиси» ярко-зелёного цвета, возле него прохаживается немолодой мужчина. На вопрос, почему он припарковал свою машину в парке, отвечает: «Это моя работа». На просьбу представиться спрашивает: «Вы что, не знаете меня? А я думал, меня все знают». Я удивлена: неужели это человек, которого необходимо знать в лицо для полноценного времяпрепровождения в парке, а я с ним незнакома? Впрочем, довольно скоро выясняется, что мужчина просто не хочет называть свои имя и должность. «Я тут главный по уборке, — в конце концов признаётся он. — Должен же я следить за работой, как она выполняется. Я не успеваю всё пешком обойти». — «А ваши сотрудники тоже оставляют автомобили в парке?» — спрашиваю я, думая, что, может, кто убирает — тот и ездит. Мой собеседник видимо поражён этим вопросом. «Нет», — отвечает он. Больше ничего от него добиться не удаётся. Иду дальше. Парк такое приятное место — жаль, что у этого мужчины нет времени пройти хотя бы 15 метров. Оборачиваюсь через пару минут — он всё смотрит мне вслед. 
 
Ещё одна маленькая красная машинка стоит неподалёку, там, где в хорошую погоду расположены надувной батут и аппарат по производству сахарной ваты. Сейчас ничего такого нет. Машинка набита клетчатыми сумками, складными стульями, металлическими конструкциями, надувными игрушками — видимо, их вытащат в солнечный выходной, чтобы организовать зону отдыха. Судя по мутным стёклам и лежащим на них опавшим листьям, хозяйская рука не прикасалась к машинке по крайней мере несколько дней. 
 
Следующий пункт остановки — печально известное местным жителям кафе «Два лебедя». Лет десять назад здесь отремонтировали пристань — единственную в парке. Появилась возможность подойти к озеру поближе и покормить лебедей, которые доверяли посетителям и подплывали на расстояние руки. Правда, недолго радовались те, кто привык прогуливаться в Южном: несколько лет назад здесь появились «Два лебедя». Теперь пристань скрывается под зелёным настилом, пластмассовыми столами, полиэтиленовым навесом — всеми атрибутами дешёвой пивной, которая когда-то открылась как летняя, а потом — несомненно, благодаря непрерывному потоку посетителей — стала круглогодичной. Лебедей здесь, конечно, давно нет: громкая музыка по ночам из пивной и пьяные крики отпугнут и более стойких. 
 
800px-SouthParkAlleyKlgd.jpgСейчас возле «Лебедей» припаркованы не одна и не две, а сразу три легковых машины, а кроме того — ярко-жёлтый микроавтобус. В одном из автомобилей дремлет пожилой мужчина в чёрном. Неловко будить, но я стучу пальцами в окошко. Мужчина просыпается и поспешно опускает стекло. На вопрос, почему он припарковал здесь машину, отвечает: «Я охрана». — «Чего, парка?» — «Нет, кафе. Вообще-то, я как охранник имею полное право здесь ставить машину». — «А остальные автомобили чьи?» — «Это у хозяев надо спрашивать». Но «Два лебедя» закрыты, на горе ранним посетителям. Хозяев нет. И я иду дальше. 
 
У стадиона «Локомотив» в глубине парка Южный — собственная парковка за забором. Правда, нормальной подъездной дороги нет, а пешеходная тропинка в кашу разбита шинами, отчего в мокрую погоду — например, как сейчас — к стадиону нужно добираться вплавь. Явный виновник этого — чёрный «X5» с номерным знаком из трёх одинаковых цифр — стоит тут же, на стадионной парковке. Интересуюсь у улыбчивого старичка-охранника, кому принадлежит автомобиль. «Директору стадиона, — отвечает тот. — Как его зовут?.. А не знаю. Мы его всё зовём Армен, Армен, а как там его по отчеству…» 
 
От стадиона к ветеринарной клинике со стороны Аллеи Смелых раньше рядом с детской площадкой располагалось ещё одно кафе под полиэтиленовым шатром, где тоже парковались автомобили, а хозяева этого кафе однажды гнались за мной, увидев в руках фотоаппарат. Сейчас ничего такого нет: кафе съехало или закрылось. 
 
Зато, дойдя до конца парка, где располагается здание администрации, я встречаю уже знакомую зелёную «Мицубиси», и прогулка получает кольцевую композицию. Возле неё стоит всё тот же мужчина, который при виде меня взмахивает руками. Я тоже радуюсь и подхожу ближе. «Это моя работа», — заводит он вновь, уже не дожидаясь вопросов. «А что у вас за должность?» — пробую выяснить я. — «Я мастер…» — «А чем вы занимаетесь?» — «Уборкой». — «Вы мастер по уборке?» — «Ну да». Внезапно мужчина переходит на ты: «А тебе зачем всё это надо? Такая молодая и такая агрессивная!». Его голос становится всё громче, и я решаю покинуть территорию парка. 
 
Дозвониться до администрации парка для прояснения вопроса, кем является «мастер по уборке», не удалось. 
 
Можно сказать, что машины в парке оставляют исключительно люди, для которых это рабочая необходимость. И это правильно. Пусть люди с детишками гуляют по пешеходным дорожкам ногами, а должностные лица всё-таки слишком заняты, чтобы тратить своё время. Ведь есть автомобиль.

Текст — Анна НОВИЦКАЯ, фото wikimedia.org

Комментарии к новости

После футбола

Корреспондент Оксана Ошевская — об ожидаемых и непредвиденных итогах ЧМ.