Они без спроса забрались на чужую дачу, вскрыли домик и…

- Михалыч, у тебя в домике, кажись, бомжи живут! – неравнодушный сосед по даче специально заехал к пенсионеру Виктору Михайловичу, чтобы сообщить это пренеприятнейшее известие. – Я, правда, близко к ним не подходил. Вдруг они буйные.

Виктор Михайлович не был на даче с конца осени. Да и что там делать, после сбора урожая. Поэтому домик свой (хоть и маленький, но кирпичный) закрыл – и прощай до весны.

В ближайшие выходные он как раз собирался наведаться на дачу. Но после слов соседа прыгнул на велосипед и покатил к своему садовому обществу, что возле Окружной дороги.

Пока крутил педали, представлял себе страшную картину разорения. Тем более про нашествие бомжей на огороды знал не понаслышке. В прошлом году какие-то сволочи все железяки потырили, в позапрошлом печку разломали, чтобы металлические колосники вытащить. Попадись вандалы под горячую руку, Михалыч бы их тогда поубивал, наверное. Впрочем, сейчас он был готов сделать то же самое. Для чего и прихватил с собой охотничье ружье.

Сразу к даче подъезжать не стал. Остановился в сторонке и через кусты начал наблюдать, как по саду разгуливает какая-то женщина средних лет. И ведь что делает, зараза! Веревки между яблонь натянула и белье вешает!

- Что, гадина попалась?! – Михалыч навел стволы на женщину.

Та застыла и, не отрываясь, смотрела на ружье. Потом вдруг крикнула:

- Коленька, сиди дома, не высовывайся!

Из домика тут же «высунулся» тот, кому, по всей видимости, и предназначались слова женщины. В проеме двери появился пацан лет шести. Он со страхом посмотрел на вооруженного дядю, затем тут же подбежал к маме и вцепился в нее своими ручонками.

Михалыч опустил ружье. Такого поворота он не ожидал. Пока думал, что делать дальше, оглядел фазенду. Тачка, бочка, рукомойник – всё на месте. Дров в поленнице вроде даже больше, чем было осенью. Стол какой-то у крыльца стоит, а на нем щука жабрами шевелит.

Заглянул в дом. А там обои поклеены! Он лет двадцать собирался это сделать, да все руки не доходили. И печка побелена. На лампочке плафон появился. И, вообще, чисто как-то в комнате стало, уютно.

- Мы сейчас уйдем, - услышал он за спиной женский голос. – Только можно вещи свои собрать? Их совсем немного.

Виктор Михайлович присел на застеленную старым, но чистым бельем кровать.

- Ты, мать, лучше объясни, каким ветром вас сюда занесло, - сказал Михалыч.

- Долго рассказывать, - вздохнула женщина. – В прошлом году муж в тюрьму попал. Он в нашей деревне, в Нестеровском районе, кур да овец воровал, затем продавал и пропивал с дружками. А когда его посадили, соседи ко мне: деньги, мол, за мужа возвращай. А мне даже крышу починить и стекла в окна вставить было не на что. Работы ведь в деревне никакой. Тем более для жены вора. Вот и решила в Калининград податься. Здесь-то с работой получше. Сначала думала угол снять. Так за любую конуру в месяц просят столько, что мне, уборщице, никак не осилить. Поэтому и пошли на дачи. Ваша самой необжитой показалась. Здесь и перезимовали с Коленькой.

Пока мама рассказывала, сын укладывал в вещмешок игрушки.

- Да погоди ты, пацан, не суетись, – сказал ему Михалыч, а потом обратился к матери. – Так куда вы сейчас пойдете?

- Не знаю еще. Я в трех местах работаю, и зарплата везде лишь через две недели будет. Думала, деньги получу, к накопленным добавлю и в деревню вернусь. С соседями хоть частично рассчитаюсь, дом наш подлатаю, огородом займусь… Коленьке на следующий год в школу идти.

- Ладно, - решил Михалыч. – Две недели ещё поживите. То, что в доме порядок навела, дачу, считай, всю зиму сторожила - будем платой за постой считать. Кстати, а где дрова брала?

- В лесу у озера пилила. А Коленька в это время рыбу ловил. Между прочим, щуку, что на столе, он сегодня поймал.

Пацан зарделся от гордости:

- А еще я дрова научился рубить, белье выжимать, печку разжигать… Так выкладывать игрушки?

…Через пару дней к Михалычу снова заглянул сосед.

- Ты что, на дачу так и не ездил? Бомжи там совсем обнаглели. Калитку красят! Наверное, снять ее хотят и загнать. Ты уж разберись.

- Разберусь. Через две недели.
Источник: Калининградская Правда

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.