Нужны ли России русские прибалты?

Великая миграция соотечественников

Семья Беляковых – латвийских переселенцев, переехавших из Риги в Калининград летом прошлого года, - за короткий срок стала едва ли не самой известной фамилией в российском анклаве. И не потому, что они оказались одними из первых русскоязычных прибалтов, которые сразу после объявления Россией призыва к соотечественникам возвращаться на родину, собрали свои вещи и двинули в страну, где ждали если не теплого приема, то, по крайней мере, минимального содействия властей в устройстве. Известность к семье Беляковых пришла по совсем другой причине - из-за многочисленных мытарств, свалившихся на их головы после добровольного отъезда из Латвии. Впрочем, давайте по порядку.

Как известно, в прошлом году президент России Владимир Путин подписал указ о вступлении в действие программы содействия переселению соотечественников. В программе декларировались благие цели: население России сокращается, за границей живут миллионы соотечественников, которые не прочь вернуться в свою родную среду. Им будет оказываться при переселении всяческая помощь. Вот так красиво все звучало на государственном уровне.

Надо признать, в плане основных приоритетов России, где мощный экономический подъем не подкреплен ростом демографическим, Прибалтика с ее огромным количеством русских «не граждан», действительно представляет повышенный интерес. Многие из них – хорошие специалисты, способные развивать и укреплять экономику страны.


Что с переселенца можно взять?

Тут важно подчеркнуть, что Александр Николаевич и Татьяна Ивановна до своего отъезда на историческую родину являлись типичными представителями успешных русскоязычных прибалтов. У Беляковых в центре Риги была своя швейная мастерская. Естественно, было и свое жилье. Получать латвийское гражданство они не хотели, ибо давно грезили родиной, потихоньку интересовались - как можно переехать в Россию. В Калининграде у них жили родственники. После нескольких поездок-разведок пара окончательно решила: будем переезжать. Продали квартиру, закрыли мастерскую, взяли только швейную технику и, после долгой процедуры в российском посольстве, получив красные загранпаспорта и удостоверения переселенцев, двинули в Калининградскую область.

С российской действительностью семья столкнулась уже на границе.

- Машины отказались пропускать, - вспоминает Александр Беляков. - Шесть часов продержали на границе, размышляя, что с нами делать. Удостоверение переселенцев никто в глаза раньше не видел.

Оба автомобиля со всем багажом отвезли на склад временного хранения. Для дальнейшего выяснения «обстоятельств». Александру и Татьяне пришлось пройти десяток экспертиз, подписать кучу документов, прежде чем им разрешили ехать дальше. За каждую бумажку, естественно, брали деньги. Склад, где хранились машины, оказался коммерческим и, соответственно, платным. За несколько дней принудительной стоянки Беляковы выложили 6 тысяч рублей.

- Хозяин той стоянки сказал, что, входя в наше положение, сделал 20-процентную скидку, - дополняет воспоминания мужа Татьяна Ивановна.

В результате после нескольких дней спринтерского бега по чиновничьим кабинетам уже в Калининграде транспорт разрешили забрать и… сразу забраковали в ГАИ. Оказалось, что одна из машин не соответствовала нормам Евро-2, которые как раз в те дни ввели в Калининградской области. Понятное дело, за оформление экологического паспорта взяли еще денег.

Дальше - больше. Встал вопрос о регистрации. Каждый приезжий знает, насколько унизительна эта процедура в России. Людей отправляют из одного кабинета в другой. Только справки собираешь да деньги успеваешь платить. А не дай Бог, прожил больше срока без регистрации, так еще и штраф впаяют, и черный штамп нарушителя в паспорте поставят.

- Вы знаете, мы не собирались кому-то садиться на шею, просить денег или еще чего, - рассказывал мне позже Александр Беляков. - Мы хотели в Калининграде открыть швейное ателье, оборудование привезли. Но что нам теперь сказать своим друзьям в Риге, которые ждут от нас вестей, чтобы решить – переезжать в Россию или нет?

По словам Беляковых, в Латвии только из их знакомых наберется с десяток семей, которые не прочь вернуться на родину. Многие из них молодые, с маленькими детьми. Большинство - хорошие специалисты. Кто программист, кто инженер.


Бывшие «негры» и в России «негры»

Новых проблем в семье Беляковых-старших прибавилось, когда к ним приехал сын – тоже Александр со своей 9-летней дочкой Алиной. В отличие от своих родителей, Беляков-младший и Алина – граждане Латвии. Но, как и родители, Александр хотел жить в России. Однако у обоих не было российских загранпаспортов и удостоверений переселенцев. А еще Александр к этому времени уже не жил со своей женой, хотя и официально не был в разводе. Дочку отец воспитывал самостоятельно.

- Они приехали по туристической визе, на месяц, - рассказывала «Комсомолке» Татьяна Белякова. - В российском посольстве в Риге сказали, что проблем быть не должно, мол, приедет и подаст заявление на вид на жительство.

В Калининграде вышло иначе. Местные чиновники русскоязычных прибалтов даже видеть не пожелали. Какое им дело, что президент подписал указ, а губернатор твердит, что переселенцы нужны, и чем больше, тем лучше?!

Кстати, Александр Беляков принадлежит к числу людей, которых принято называть «мастер - золотые руки». Имеет специальности сварщика, жестянщика, кровельщика, работал даже ювелиром. При бурном строительстве, которое кругом идет в области, таких профессионалов с руками отрывают. Но…

- Для того чтобы получить вид на жительство в Калининграде, Сашу и Алину отправили назад в Ригу, - продолжила свой рассказ Татьяна. – Сказали, мол, откуда мы знаем, что он не в розыске, ничем не болеет и так далее. Уезжайте с дочкой назад, привозите справки, а там посмотрим…

На разумный вопрос, почему нельзя послать запросы в Латвию, а медобследование пройти в Калининграде, ответили, что заниматься этим никто не станет. Процедура слишком долгая и хлопотная.

- Алину жалко, - признавался в те дни старший Беляков. - Ей в сентябре в третий класс идти, а ее туда-сюда заставляют ездить. Да еще говорят, чтобы пойти в школу, надо получить… учебную визу! Мучают ребенка.

Маленькая Алина согласно кивала. Как-то очень серьезно и по-взрослому.

- И как тебе Калининград? - спросил я 9-летнюю девочку.

- Не рассмотрела еще.

- Конечно, - засмеялся папа. - Она всю неделю провела в кабинетах у чиновников.

Про все эти злоключения подробно рассказала «Комсомольская правда» в Калининграде. Но местных чиновников публикация газеты как-то не особенно тронула. До того момента, пока не раздался телефонный звонок из Москвы – как оказалось, историей семьи Беляковых заинтересовались в администрации президента России Владимира Путина.


Московский рейд

После того кремлевского звонка мы, журналисты «Комсомольской правды», предполагали, что история с этой конкретной семьей переселенцев, да и со всеми, кто вслед за ними захочет перебраться на свою историческую родину, завершится настоящим голливудским хэппи-эндом.

Разобраться со злоключениями семьи Беляковых взялся помощник президента России Сергей Ястржембский, который как раз отправлялся в Калининград по текущим служебным делам. «Комсомолку» же, которая с самого начала следила за хроникой мытарств семьи Беляковых, попросили подробно написать, кто и где «стриг» деньги при переезде на родину из Риги этой семьи. Мол, все взятые поборы местные чинуши вернут. А нет, так головы полетят.

Надо сказать, по приезду в область Сергей Ястржембский взялся за дело по-московски круто.

- Это позор, подрыв решений, которые приняты на самом высшем уровне, - гневно вразумлял он в Калининграде местных чиновников.

Чиновники прятали глаза и с ненавистью поглядывали на «Комсомолку», которую в руках держал помощник президента. В перерыве конференции, которая в те дни проходила в Калининграде, мы позвонили и предложили Сергею Владимировичу встретиться с Беляковыми. Он согласился.

Машина Беляковых неслась в аэропорт «Храброво», откуда улетал Ястржембский, на всех парах. В ВИП-зале нас уже ждали. Помощник российского президента решил все проблемы быстро и категорично.

- Значит так, в «Комсомолке» было написано, что вам, Александр, и вашей дочке Алине нужно уезжать обратно в Ригу, чтобы собирать документы, - продолжал Ястржембский. - Никуда вы не поедете! Я уже говорил и с нашим МИДом, и с руководством области…. Все необходимые документы вам сделают.

- Но у них 9 августа туристическая виза заканчивается, - расстроилась было Татьяна Белякова. - Они же граждане Латвии.

- Ничего, найдут способ продлить без выезда в Латвию, - ответил чиновник. И тут же позвонил по мобильному телефону в калининградское представительство МИДа России и отдал короткое распоряжение. Потом обернулся к Беляковым и невозмутимо продолжил: - Я так понимаю, вы потратили большие деньги во время переезда сюда. Хотя государство обещало возмещать расходы и оказывать финансовую помощь. Все это вам вернут.

После этого Сергей Владимирович попросил еще раз рассказать о трудностях переезда из Латвии в Россию. Беляковы старшие вспомнили про свои мытарства по кабинетам, про траты на справки в каждой инстанции. Ястржембский пообещал лично взять под контроль это дело и подключить администрацию президента. Сергей Владимирович пообещал даже трудоустроить Белякова-младшего, но Александр вежливо отказался.

- Это не проблема, у меня такая специальность, что я найду работу. Главное сейчас - разобраться со всеми документами, и чтобы Алина пошла в школу.

Помощник президента настаивать не стал, но на всякий случай предупредил:

- Если что, звоните мне. Вот моя визитка - там все телефоны. За вами поедут другие люди. А нам нужно понять, почему были сбои, наладить все до автоматизма, чтобы у всех остальных людей, которые отправятся вслед за вами, не повторилась подобная история, - закончил московский чиновник. - Мне стыдно за все происходящее, спасибо «Комсомолке», что рассказала об этой проблеме. Пресса - лучшее лекарство в таких ситуациях.


Ястржембских на всех не хватит

Стоило большому московскому сановнику уехать из области, как калининградские чиновники, боясь за свои кресла, моментально выдали Беляковым-старшим российские внутренние паспорта. А то прежде с загранпаспортами они не могли не только зарегистрироваться, но даже получить простой номер мобильного телефона в салоне связи. Без бумажки в России ты..., ну, сами знаете, что в народе на этот счет говорят. В то же самое время семья Беляковых, а вместе с ними и калининградская «Комсомолка», для чиновников враз стали личными врагами.

- Публикации в «Комсомолке» носят провокационный и политический характер, - возмущался на одном из заседаний местного правительства представитель российского МИДа. - Вместо того, чтобы нормально разобраться в ситуации, журналисты подняли скандал, который теперь многим мешает. Перед тем, как говорить о саботировании распоряжений президента, нужно было прочитать закон. Здесь есть представитель «Комсомолки»?

Я поднял руку.

- Так вот, ответьте мне, вы знали, что Александр не разведен, и у него нет разрешения от жены на переезд девочки? - спросил меня представитель МИДа.

- Нет, я этого не знал.

- Пока они в области находятся вполне легально, - остудил пыл дипломата вице-премьер правительства Калининградской области Юрий Шалимов.

- Коль вы задали мне вопрос, я отвечу, - не выдержал я. - Как вы приглашаете в область сотни тысяч человек, если не можете решить проблемы всего одной семье?

Чиновники возмущенно зашумели.

- Это некорректно, я считаю, что это форма давления, - обратился к вице-премьеру дипломат. - Мы ломали голову, каким образом Беляковы могут остаться в Калининграде, но Александр приехал сюда по туристической визе, у девочки нет разрешения от матери, чтобы она жила с отцом. Я не хочу, чтобы Евросоюз нам выставил иск о похищении ребенка.

В общем, в итоге дело застопорилось. Беляковы-младшие так и продолжали носиться по разным кабинетам. К счастью, Алина осенью успешно пошла в школу. Беляковы въехали в квартиру с голыми стенами и одинокой «лампочкой Ильича». Обещанные деньги, которые семья оставила в разных инстанциях, никто не вернул. Об открытии какой-то мастерской речи сейчас даже не идет. Все свои сбережения Беляковы оставили в кабинетах власти.

Ну а таких больших и заботливых государственных мужей, как Сергей Ястржембский, на всех переселенцев не хватит.


«Мы ни о чем не жалеем»

И все же мне не хотелось бы завершать рассказ на столь грустной ноте. Родина - это не только чиновник. Это еще и земля, на которой живут простые люди, среди которых ты чувствуешь себя «в своей тарелке». Это место, где в почете твой родной язык, культура, традиции. Может быть, именно поэтому, когда мы спросили Беляковых, какие уроки они извлекли из встречи с родиной, Александр Николаевич и Татьяна Ивановна немного грустно сказали, что не о чем не жалеют.

Видимо, где-то внутри, они были готовы и к такому повороту событий. Тем более, что не они единственные испытали эпопею хождения по чиновничьим кабинетам, которая больше напоминала хождение по мукам. Таких переселенцев из Прибалтики в том же Калининграде много. Но местным чиновникам по-прежнему до них нет особого дела.

Александр-младший тоже потихоньку устроился в Калининграде. Причем не только в правовом, но и в личном плане. Вот как это произошло. Прочитав публикации в «КП», в Александре узнала свою первую, еще школьную любовь Вера Хмельницкая. Она жила на Украине и, преодолев неизвестность и три границы, взяв с собой двоих детей, отправилась в далекий Калининград. Не зная даже адреса! Они встретились, и сейчас у них все хорошо.

Но это уже совсем другая, более жизнеутверждающая история. Может быть, мы ее когда-нибудь тоже расскажем. Но уже в другой раз….

Денис ТАРАСЕНКО
Источник: Пярнуский Экспресс

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.